||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 августа 2001 года

 

Дело N 24-Г01-10

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                     Макарова Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 9 августа 2001 года дело по заявлению Б. о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению п. 2 ст. 64 Конституции Республики Адыгея (в редакции п. 2 ст. 1 Конституционного закона РА N 205 от 12 ноября 2000 года), п. 3 ст. 9, п. 2 ст. 34 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" (в редакции п. 2 и п. 7 ст. 1 Закона Республики Адыгея "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" N 206 от 15 ноября 2000 года) по кассационной жалобе Б. на решение Верховного Суда Республики Адыгея от 18 июня 2001 года, которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, объяснения представителя Б. по доверенности К., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

статьей 1 Конституционного закона Республики Адыгея от 12 ноября 2000 года внесена поправка в статью 64 Конституции Республики Адыгея, согласно которой Государственный Совет - Хасэ Республики Адыгея общей численностью 54 депутата состоит из двух палат - Совета Представителей и Совета Республики.

Пунктом 2 ст. 4 Конституции Республики Адыгея (в редакции названного Конституционного закона) установлено, что Совет Представителей состоит из 27 депутатов, представляющих интересы равноправных административно-территориальных единиц Республики Адыгея (города Майкоп, Адыгейск, районы Республики Адыгея), избираемых по трехмандатным избирательным округам по три представителя от каждого города республиканского значения, района Республики Адыгея на основе прямого избирательного права при тайном голосовании.

Такая же норма установлена п. 3 ст. 9 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" (в редакции Закона Республики Адыгея N 206 от 15 ноября 2000 г.).

Пунктом 2 части 5 ст. 34 этого же Закона той же редакции предусмотрено, что границы трехмандатных избирательных округов совпадают с границами административно-территориальных единиц.

И.о. прокурора Республики Адыгея и гражданин Б. обратились в суд с заявлениями о признании указанных правовых норм противоречащими федеральному законодательству, указав, что административно-территориальные единицы - разные по численности, отклонение числа проживающих на их территории жителей составляет более 15 процентов. Потому Совет Представителей должен также формироваться исходя из принципа равного представительства числа избирателей, в соответствии с частью 3 ст. 19 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Решением Верховного Суда Республики Адыгея от 28 декабря 2000 года в удовлетворении заявлений было отказано.

Суд признал за субъектом Российской Федерации право формировать двухпалатный парламент, в котором одна палата формируется путем равного представительства от каждой административно-территориальной единицы России.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2001 года решение суда первой инстанции было отменено и постановлено новое решение об удовлетворении требований прокурора Республики Адыгея и Б. в части, устанавливающей избрание депутатов Совета Представителей по трехмандатным избирательным округам от каждого города республиканского значения, районов Республики Адыгея на основе прямого избирательного права при тайном голосовании, а также определяющей границы трехмандатных избирательных округов, совпадающие с границами административно-территориальных единиц.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 марта 2001 года судебные решения отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Суду предложено при новом рассмотрении дела проверить, отвечает ли установленный в законодательстве Республики Адыгея порядок формирования Совета Представителей тем принципиальным положениям, которые сформулированы в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июня 1998 года N 17-П по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

При новом рассмотрении дела прокурор Республики Адыгея от заявленных требований отказался. Определением Верховного Суда Республики Адыгея от 18 июня 2001 года отказ прокурора принят судом и производство по делу прекращено.

Б. поддержал свои требования.

Решением Верховного Суда Республики Адыгея от 18 июня 2001 года в удовлетворении его заявления отказано.

В кассационной жалобе Б. просит об отмене решения суда и постановить новое решение об удовлетворении его требований. По его мнению, ссылка в решении суда на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июня 1998 года лишена законодательной базы. Кроме того, постановление Конституционного Суда не опирается на нормы российского законодательства. Изменения, внесенные в положения Конституции Республики Адыгея, относящиеся к полномочиям палат, на суть его (Б.) заявления не влияют.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

Разрешая дело, суд пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые заявителем правовые нормы не противоречат федеральному законодательству.

Возможность создания двухпалатного парламента в субъекте Российской Федерации, вытекающая из положений статьи 77 Конституции Российской Федерации о праве субъекта Российской Федерации самостоятельно устанавливать систему органов государственной власти, предусмотрена ст. ст. 4, 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ.

Согласно положениям названных статей Федерального закона структура законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ устанавливается конституцией (уставом) субъекта РФ с учетом исторических, национальных и иных традиций (п. 2 ст. 4). Если конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации предусмотрен двухпалатный законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ, полномочия каждой из палат осуществляются в соответствии с названным Федеральным законом, конституцией (уставом) и законом субъекта РФ (п. 5 ст. 5).

Федеральным законом не предусмотрено нормативное регулирование принципов формирования палат в двухпалатном парламенте субъекта РФ, поэтому такие принципы могут быть урегулированы самим субъектом на основе положений статьи 77 Конституции РФ.

В Конституции Республики Адыгея (ст. 64) и Законе Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" (ст. ст. 9, 34) предусмотрен порядок формирования палат, в соответствии с которым депутаты Совета Представителей, представляющие интересы равноправных административно-территориальных единиц Республики Адыгея, избираются по округам, совпадающим с границами этих территориальных единиц, а депутаты Совета Республики, представляющие интересы всего населения Республики Адыгея, избираются по избирательным округам с примерно равным количеством избирателей.

Суд обоснованно исходил из того, что оспариваемые нормы не противоречат постановлениям Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июня 1998 года N 17-П и от 23 марта 2000 года.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июня 1998 года N 17-П по делу о проверке конституционности ряда положений названного Федерального закона отмечено, что при создании двухпалатной структуры законодательных (представительных) органов, при которых одна из палат состоит из представителей административно-территориальных единиц или (и) муниципальных образований, полномочия палат должны быть сбалансированы, с тем, чтобы решения палаты, депутаты которой избираются по избирательным округам с примерно равным числом избирателей и представляют непосредственно население, не блокировались палатой, формируемой без обеспечения равного представительства, а именно на условиях, отражающих специфику территориального устройства и организации публичной власти в субъекте Российской Федерации. Иное не соответствовало бы закрепленному Конституцией РФ приоритету народа, предполагающему именно равное его представительство в законодательных (представительных) органах власти.

Судом установлено, что вступил в силу 14 июня 2001 года Конституционный закон Республики Адыгея о поправках в статьи 68 - 78 Конституции Республики Адыгея, в соответствии с которым палата, формируемая по избирательным округам с неравным числом избирателей, не может блокировать решения палаты, депутаты которой избираются по избирательным округам с примерно равным числом избирателей и представляют непосредственно население.

В этом Законе статья 72 Конституции Республики Адыгея изложена в новой редакции и в пункте 7 предусмотрено, что в случае несогласия Совета Республики с решением Совета Представителей Совет Республики повторно рассматривает соответствующий закон. В этом случае закон считается принятым, если при повторном его рассмотрении за него проголосовало не менее двух третей от общего числа депутатов Совета Республики. Принятый закон в течение пяти дней направляется Президенту Республики Адыгея для подписания и обнародования без повторного рассмотрения Советом Представителей.

При таком положении в удовлетворении жалобы Б. обоснованно отказано.

Правильно суд учел, что доводы заявителя, приведенные в обоснование его требований, сводятся лишь к тому, что текстуально оспариваемые нормы не совпадают с положением п. 3 ст. 19 Федерального закона "Об общих гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации". При этом не оцениваются во взаимосвязи все положения Конституции Республики Адыгея и Закона "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея", регулирующие избирательную систему в целом при формировании двухпалатного (законодательного) органа государственной власти Республики Адыгея.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.03.2000 указано, что при однопалатной системе законодательного органа субъекта РФ необходимо нормативное определение об отнесении той или иной территории к одномандатному или многомандатному округу. В Республике же Адыгея создан и действует двухпалатный законодательный (представительный) орган, поэтому суд обоснованно исходил из того, что оспариваемые правовые нормы не противоречат положениям этого постановления Конституционного Суда РФ.

Доводы кассационной жалобы повторяют доводы, указанные заявителем в обоснование своих требований, они получили мотивированную оценку суда первой инстанции и не являются основанием к отмене судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Адыгея от 18 июня 2001 года оставить без изменения, кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"