||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 сентября 1997 года

 

Дело N 66-Г97-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                      Зайцева В.Ю.

 

рассмотрела в судебном заседании от 2 сентября 1997 г. по кассационным жалобам Законодательного Собрания Иркутской области и АОЭ и Э "Иркутскэнерго" на решение Иркутского областного суда от 4 июня 1997 г. дело по заявлению АОЭ и Э "Иркутскэнерго" о признании недействительным Закона Иркутской области от 14 декабря 1996 г. N 53-ОЗ "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителей заявителя Н. (доверенность N Юр-1484 от 27.02.97), В. (доверенность N Юр-1374 от 21.02.97) и Ф. (доверенность N Юр-4226 от 01.07.97), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

АОЭ и Э "Иркутскэнерго" обратилось в суд с заявлением о признании недействительным с момента его принятия Закона Иркутской области от 14 декабря 1996 г. N 53-ОЗ "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области", ссылаясь на то, что этим Законом в нарушение федерального налогового законодательства и Водного кодекса РФ с превышением прав субъекта Российской Федерации введен незаконный платеж за пользование водными ресурсами, являющийся разновидностью налога.

Решением Иркутского областного суда от 4 июля 1997 г. обжалуемый нормативный акт был признан противоречащим действующему законодательству и не действующим со дня вынесения решения.

В кассационной жалобе АОЭ и Э "Иркутскэнерго" поставлен вопрос об изменении решения и о признании Закона Иркутской области "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области" недействительным с момента его принятия.

В кассационной жалобе Законодательного Собрания Иркутской области поставлен вопрос об отмене решения, как вынесенного с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу АОЭ и Э "Иркутскэнерго" подлежащей удовлетворению, а кассационную жалобу Законодательного Собрания Иркутской области - подлежащей отклонению по следующим основаниям.

В соответствии с пунктами "в", "и" ст. 72 Конституции Российской Федерации вопросы пользования водными и другими природными ресурсами, установление общих принципов налогообложения в Российской Федерации находятся в совместном ведении Российской Федерации и Иркутской области. Согласно пункту "з" ст. 71 Конституции Российской Федерации к ведению Российской Федерации отнесены федеральные налоги и сборы. На основании п. 2 ст. 76 Конституции Российской Федерации изданы Закон РФ "Об основах налоговой системы в РФ" и Водный кодекс РФ. Согласно ст. 5 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" пользование водными ресурсами является объектом налогообложения. Пунктом "м" ст. 19 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" и ст. 123 Водного кодекса РФ за пользование водными ресурсами для нужд гидроэнергетики установлен федеральный налоговый платеж (водный налог), зачисляемый в соответствующих частях в федеральный и областной бюджеты.

К числу общих принципов налогообложения относится изложенный в ст. 6 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" принцип, согласно которому один и тот же объект - пользование водными ресурсами - может облагаться налогом одного вида - водным налогом - только один раз за определенный законом период налогообложения; а также принцип, изложенный в части второй п. 2 ст. 18 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ", согласно которому органы государственной власти всех уровней не вправе вводить дополнительные налоги и обязательные отчисления, не предусмотренные законодательством Российской Федерации, а равно как и повышать ставки установленных налогов и налоговых платежей.

В нарушение этих принципов Законом Иркутской области "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области" введен новый платеж за пользование водными ресурсами - рентный платеж (рента).

Под рентным платежом в соответствии с преамбулой, ст. ст. 3, 4, 5 Закона Иркутской области "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области", п. п. 1, 5 ст. 6 Закона Иркутской области от 10 февраля 1995 г. N 29 "О налоговой системе Иркутской области", п. 1 ст. 8 Закона Иркутской области от 2 апреля 1997 г. N 13-ОЗ "Об областном бюджете на 1997 г." понимается введенный Законом Иркутской области обязательный безэквивалентный платеж, уплачиваемый налогоплательщиком по определенной ставке и учтенный в областном бюджете на 1997 г. как налоговый доход в сумме 230 млрд. рублей. Таким образом, вывод областного суда о налоговом характере ренты является обоснованным.

В соответствии с п. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации Законодательное Собрание Иркутский области не вправе принимать по предметам совместного ведения законы, которые противоречат федеральным законам, поэтому довод кассационной жалобы о том, что инициатива Законодательного Собрания Иркутской области в части установления рентных платежей за пользование водными ресурсами (в т.ч. гидроэнергоресурсами) является правомерной, противоречит действующему федеральному налоговому и водному законодательству и убедительным быть признан не может. Согласно п. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации в случае противоречия между федеральным законом и законом Иркутской области действует федеральный закон. Следовательно, Иркутский областной суд обоснованно признал Закон Иркутской области "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области" противоречащим ст. ст. 65, 123, 124 Водного кодекса РФ и ст. ст. 18, 20 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" и в силу этого недействительным.

Утверждение ответчика о том, что рента взимается Иркутской областью за пользование водными ресурсами в виде арендной платы как собственником ресурса по гражданско-правовому договору и поэтому по своей сути имеет экономическую, а не финансовую природу, несостоятельно. Согласно ст. 5 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" пользование водными ресурсами является объектом налогообложения, а не предметом договора ренты. Кроме того, в соответствии со статьями 85, 122, 123 Водного кодекса РФ, ст. 19 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" плата за пользование водными ресурсами для нужд гидроэнергетики прямо установлена в форме федерального водного налога, а не в форме рентной (арендной платы или, по мнению ответчика, иного хозяйственного платежа). Введение за пользование водными ресурсами рентных платежей как арендных или иных "хозяйственных платежей" означает не предусмотренное федеральными законами изменение установленной формы платы за водопользование.

Довод ответчика о том, что рента имеет не финансовую, а экономическую природу, противоречив по своему содержанию и не соответствует фактическим обстоятельствам дела, так как финансовые отношения - это отношения также экономические, которые в отличие от экономических гражданско-правовых отношений построены на основе подчинения одного субъекта правоотношения властным предписаниям другого субъекта правоотношения. Введение Законом Иркутской области ренты как обязательного к внесению в бюджет платежа вне зависимости от наличия договора между Иркутской областью и АОЭ и Э "Иркутскэнерго" противоречит утверждению ответчика об экономической гражданско-правовой природе ренты, которая должна вводиться на основании договора, а поэтому в силу п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса РФ нет оснований считать ренту платежом, взимаемым в соответствии со ст. ст. 606, 614 Гражданского кодекса РФ на основании договора аренды, а равно другим хозяйственным платежом, получаемым по договору. Вывод суда о налоговом характере рентного платежа является правильным, основанным на объективном анализе существенных признаков введенного оспариваемым Законом Иркутской области платежа, который назван рентным.

Утверждение ответчика о том, что неналоговый характер рентных платежей, вводимых вышеназванным Законом Иркутской области, подтверждается тем, что законом предусмотрено участие в рентных отношениях лишь двух субъектов: плательщика ренты с одной стороны и администрации Иркутской области с другой, то есть без участия налоговых органов, противоречит фактическим обстоятельствам дела, практике применения оспариваемого Закона, когда на основании постановления Государственной налоговой инспекции по Иркутской области от 4 марта 1997 г. N 06-21/4 (копия имеется в деле) было в бесспорном порядке обращено взыскание на имущество АОЭ и Э "Иркутскэнерго" для погашения недоимки по рентным платежам.

Довод ответчика о том, что Иркутская область, взимая рентные платежи, действует как собственник водных ресурсов, не соответствует законодательству, так как до проведения с участием Российской Федерации в соответствии с п. "г" ст. 72 Конституции Российской Федерации на основе соответствующего соглашения разграничения государственной собственности на водные объекты в порядке и по основаниям, предусмотренным ст. ст. 36, 37 Водного кодекса РФ, Иркутская область не является собственником р. Ангары и оз. Байкал (в настоящее время имеется только проект Соглашения о разграничении государственной собственности на водные ресурсы между Российской Федерацией и Иркутской областью).

Ссылка ответчика на то, что решение создало условия для монопольного присвоения АОЭ и Э "Иркутскэнерго" сверхприбыли, образующейся за счет эксплуатации уникальных гидроэнергоресурсов реки Ангары, чем нанесло ущерб государству и нарушило конституционные права граждан, несостоятельна, так как размер получаемой прибыли, как составляющей тарифа, устанавливается Региональной энергетической комиссией Иркутской области на основе принятых в соответствии с п. "ж" ст. 71 Конституции Российской Федерации Закона РФ от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" и Постановления Правительства РФ от 4 февраля 1997 г. N 121 "Об основах ценообразования и порядке государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию", а следовательно, исключается сама возможность для АОЭ и Э "Иркутскэнерго" самостоятельно и произвольно устанавливать завышенные тарифы с целью получения какой-либо сверхприбыли.

Кроме того, согласно подпункту "д" п. 3 Временного порядка расчета общей потребности в финансовых средствах коммерческих организаций электроэнергетики во видам регулируемой деятельности, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 4 февраля 1997 г. N 121 "Об основах ценообразования и порядке государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию", расчет расходуемых из прибыли средств производится, в том числе, и по расходам на отчисления из прибыли на прочие цели в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации. Расходы из прибыли организаций электроэнергетики на оплату пользования водными ресурсами нормативными правовыми актами Российской Федерации в форме ренты не предусмотрены, а следовательно, должны исключаться при определении размера тарифа.

Утверждение ответчика о необоснованности отклонения ходатайств представителей Законодательного Собрания и администрации Иркутской области о приостановлении производства по данному гражданскому делу до получения заключения Конституционного Суда Российской Федерации о конституционности Закона Иркутской области "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области", поскольку истец в исковом заявлении неоднократно ставит вопросы о нарушении ряда конституционных требований по вопросам налогообложения и ценовой политике, неосновательно, так как истец обосновывал свои исковые требования конкретными правовыми нормами, содержащимися в федеральных законах (Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ", Водный кодекс РФ и др.), которые в свою очередь приняты на основании и во исполнение соответствующих положений Конституции Российской Федерации.

Иркутский областной суд принял решение об удовлетворении требований АОЭ и Э "Иркутскэнерго" о признании Закона Иркутской области "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области" на основании ст. ст. 65, 123, 124 Водного кодекса РФ и ст. ст. 18, 20 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ", в связи с чем кассационная жалоба Законодательного Собрания Иркутской области удовлетворению не подлежит.

В кассационной жалобе АОЭ и Э "Иркутскэнерго" обоснованно поставлен вопрос об изменении решения суда в части определения момента, с которого оспариваемый Закон Иркутской области должен быть признан недействительным.

В резолютивной части решения указано на то, что этот Закон признается не действующим с момента вынесения решения. Это указание сделано в соответствии с ч. 3 ст. 239.8 ГПК РСФСР, относящейся к стадии исполнения судебного решения и направленной на пресечение нарушения прав заявителя в будущем.

Вместе с тем при обращении АОЭ и Э "Иркутскэнерго" в суд был поставлен вопрос о недействительности оспариваемого нормативного акта с момента его принятия, поскольку применение этого незаконного акта повлекло за собой нарушение имущественных прав заявителя.

В соответствии с ч. 1 ст. 239.7 ГПК РСФСР суд, признав жалобу заявителя обоснованной, должен был вынести решение, которым нарушенное право АОЭ и Э "Иркутскэнерго" устранялось бы в полном объеме. Признавая Закон Иркутской области от 14 декабря 1996 г. "О рентных платежах в электроэнергетике Иркутской области" противоречащим действующему федеральному законодательству и нарушающим права заявителя, суд должен был указать в решении на то, что такое противоречие означает недействительность данного акта с момента его издания, поскольку правовых последствий незаконный нормативный акт не порождает.

На основании п. 4 ст. 205 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Иркутского областного суда от 4 июля 1997 г. изменить: в абзаце третьем резолютивной части решения слова "не действующим со дня вынесения резолютивной части решения - с 4 июля 1997 г." заменить словами "недействительным с момента его принятия - с 14 декабря 1996 г.".

В остальной части решение суда оставить без изменения; кассационную жалобу Законодательного Собрания Иркутской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"