||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 августа 1997 года

 

Дело N 11-В97пр-28

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                       Александрова Д.П.,

                                                      Зайцева В.Ю.

 

рассмотрела в судебном заседании от 29 августа 1997 года гражданское дело по иску С. и С.В. к акционерному банку социального развития Татарстана ("Татсоцбанк") о расторжении договора, взыскании денежных сумм и возмещении морального вреда по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Вахитовского районного суда г. Казани от 23 апреля 1996 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 31 мая 1996 года и постановление президиума того же суда от 19 декабря 1996 года.

Заслушав доклад судьи Д.П. Александрова, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Л.Л. Корягиной, поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

С. и С.В. обратились в суд с иском к "Татсоцбанку" о расторжении договоров банковского вклада, взыскании определенных договорами процентов и убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договоров, а также компенсации морального вреда.

Решением Вахитовского районного суда г. Казани от 25 апреля 1996 года иск удовлетворен частично: договоры банковского вклада расторгнуты, в пользу истцов взысканы суммы внесенных вкладов с процентами: С. - 2 млн. 340 тыс. 633 руб., С.В. - 39 млн. 954 тыс. 297 рублей. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РТ от 31 мая 1996 года решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума того же суда от 19 декабря 1996 года указанные судебные постановления изменены: с "Татсоцбанка" в пользу С. и С.В. взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 36% годовых с сумм вкладов, начиная с 23 апреля 1996 года по день фактической уплаты банком денежных средств.

Протест принесен на предмет отмены судебных постановлений в части взыскания определенных договорами процентов и убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договоров.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Материалами дела установлено, что сторонами заключены договоры банковского вклада на различных условиях.

Так, 22 ноября 1995 года С. открыл в банке депозитный счет Н 5/Н523 и положил на него 1 млн. 907 тыс. рублей.

На 24 декабря 1995 года сумма денежных средств с процентами на данном счете составила 2 млн. 32 тыс. 391 руб., после чего вкладчик не потребовал возврата суммы, а продлил договор еще на один месяц под 65% годовых (л.д. 6, 12, 14).

По окончании срока договора деньги не были выданы С., а продолжали находиться в пользовании ответчика, что привело к возникновению спора.

С.В. 20 декабря 1995 года внесла в "Татсоцбанк" срочный пенсионный вклад в сумме 37 млн. 531 тыс. 178 рублей под 100% годовых.

13 февраля 1996 года она обратилась с заявлением о выдаче вклада с процентами, поскольку ей стало известно об изменении банком процентных ставок по данному виду срочных вкладов со 100% до 30% (л.д. 9 - 11).

Ссылаясь в обоснование своих действий по одностороннему изменению процентных ставок на Правила совершения операций по срочным пенсионным вкладам, утвержденные 14 сентября 1993 года председателем правления "Татсоцбанка", ответчик предложил ей перевести пенсионный вклад во вклад до востребования, однако денежные средства не выдал (л.д. 3, 11, 12, 15).

Представитель "Татсоцбанка" соглашался только на удовлетворение требований истцов в части расторжения договоров и выплаты вкладов с пониженными процентами согласно расчету (л.д. 24).

При вынесении решения суд правильно сослался на ст. 509 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями, однако вывод суда о правомерности одностороннего снижения процентных ставок по срочным вкладам не вытекает из данной статьи Гражданского кодекса Российской Федерации и противоречит требованиям ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий.

Более того, в соответствии со ст. 858 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Федеральным законом "О банках и банковской деятельности" предусмотрена возможность кредитной организации в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) только при наличии договора с клиентом и в предусмотренных Федеральным законом случаях (ст. 23 ч. 2).

В данном случае имелись срочные вклады, в связи с чем изменение процентных ставок в одностороннем порядке без наличия договора с клиентами об этом нельзя признать законным.

Надзорная инстанция, изменяя постановления судов, взыскала с ответчика проценты за пользование денежными средствами истцов.

Однако при этом допущены нарушения требований ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Проценты подлежат уплате за все время пользования чужими денежными средствами по день уплаты этих средств кредитору.

Постановлением надзорной инстанции проценты по договору взысканы лишь с 23 апреля 1996 года, т.е. со дня вынесения решения судом первой инстанции, между тем как удержание денежных средств допущено банком с более раннего времени.

Постановление надзорной инстанции не содержит размеры денежных сумм, на которые должны быть начислены проценты.

Таким образом, судебные постановления вынесены с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 350 ГПК РСФСР основаниями к отмене решения, определения и постановления суда в надзорном порядке являются: неправильное применение или толкование норм материального права; существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

Суд при рассмотрении данного дела неправильно применил нормы материального права (ст. ст. 309, 310, 858 Гражданского кодекса Российской Федерации), поэтому указанные судебные постановления подлежат отмене.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 п. 2 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Вахитовского районного народного суда г. Казани от 23 апреля 1996 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 31 мая 1996 года и постановление президиума того же суда от 19 декабря 1996 года отменить, передав дело для рассмотрения в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"