||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 августа 2001 г. N 465п2001

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Радченко В.И.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.П. Верина на приговор Воронежского областного суда от 8 августа 2000 года, по которому

М., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, на 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с М. с пользу И.З. - 5000 рублей и 30000 рублей соответственно материального ущерба и морального вреда.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 января 2001 года приговор изменен, М. назначено отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об отмене приговора и кассационного определения и передачи дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору, М. признан виновным в убийстве И.Ю., совершенном с особой жестокостью.

Будучи несовершеннолетним, М. проживал с матерью и сестрой. Когда М. было 6 лет, его отца убили. Лицо, совершившее это преступление, привлечено к уголовной ответственности и осуждено. В течение последнего года М., не имея каких-либо оснований, стал подозревать в причастности к убийству отца И.Ю.

4 апреля 2000 года, около 21.00 часов, М., имея при себе нож, встретил И.Ю., находящегося в состоянии алкогольного опьянения и решил выяснить обстоятельства причастности И.Ю. к убийству отца. Обвиняемый остановил потерпевшего около спортивной площадки и стал задавать вопросы. Не добившись разъяснений и не получив вразумительного ответа, подозревая И.Ю. в совершении убийства отца, из личных неприязненных отношений, с целью умышленного убийства, с особой жестокостью, М. подверг сначала потерпевшего избиению, нанеся ему несколько ударов ногами и руками в область лица и туловища, после чего стал наносить по различным частям тела потерпевшего, упавшего на землю, многочисленные удары ножом, осознавая, что причиняет ему длительную, многократную боль, а тем самым особые страдания.

Смерть потерпевшего наступила в результате колото-резаных ранений шеи, лица, груди и живота, массивной кровопотери из перечисленных прижизненных ран.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР, описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины и последствий преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Описательная часть приговора должна соответствовать материалам дела.

Кроме того, в описательной части приговора должно быть также отражено отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дана оценка доводам, приведенным им в свою защиту.

Данное требование закона по настоящему делу не выполнено, что могло повлиять на правильность принятого решения.

Так, в судебном заседании М. показал, что за убийство его отца был осужден С., однако он от соседей и знакомых слышал, что данное преступление совершил И.Ю. 3 апреля 2000 года, подсудимый, имея при себе нож, взятый для хозяйственных нужд, встретил И.Ю. и спросил, кто убил отца. Последний стал его оскорблять и угрожать убийством. Затем потерпевший достал пистолет, направил на него и послышался щелчок. М. достал из кармана нож и ударил И.Ю. Потерпевший нанес ему удар рукояткой пистолета по лицу. В ответ на это обвиняемый, не помня себя, стал наносить удары ножом И.Ю. и убил его.

После изложения этих показаний М. суд в приговоре указал:

"В целом аналогичные показания об обстоятельствах убийства И.Ю. были даны М. в ходе предварительного следствия (л.д. 46 - 48, 58 - 59, 63 - 65, 187 - 190).

Между тем из оглашенных в судебном заседании показаний М., данных в ходе следствия, усматривается, что первоначально осужденный не заявлял о наличии у И.Ю. пистолета. Говорил лишь о возникшей ссоре, в ходе которой он убил потерпевшего (л.д. 47).

В последующих показаниях М. пояснил, что И.Ю. хотел достать пистолет (л.д. 58 - 59), достал пистолет, но патронов в нем не было. В ходе возникшей ссоры он убил потерпевшего (л.д. 63 - 65).

Будучи допрошенным в качестве обвиняемого (л.д. 187 - 190), М. дал такие же показания, как и в ходе судебного заседания.

При таких данных показания М. об обстоятельствах возникновения конфликта с И.Ю. и о наличии у последнего пистолета являлись противоречивыми и причины противоречий судом не выяснены и не оценены.

По этому поводу суд в приговоре записал: "Показания подсудимого суд признает правдивыми и достоверными, поскольку они соответствуют всем имеющимся по делу доказательствам и конкретным обстоятельствам происшедшего".

С учетом этих показаний М. суд фактически признал, что действия И.Ю., связанные с угрозой убийством и попыткой применения пистолета в отношении осужденного, носили противоправный характер, однако никакой оценки эти показания в приговоре не получили, что могло повлиять на правильность квалификации содеянного М.

Таким образом, описательная часть приговора не соответствует материалам дела, исследованным в судебном заседании. Сам приговор содержит внутренние противоречия по основным вопросам, связанным с доказанностью предъявленного М. обвинения и о наличии в его действиях того или иного состава преступления.

Кроме того, в нарушении требований ст. 20 УПК РСФСР о полноте, всесторонности и объективности исследования обстоятельств дела суд не проверил показания М. о наличии у И.Ю. пистолета, что не могло не повлиять на обоснованность принятого решения.

С учетом приведенных данных приговор и кассационное определение подлежат отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение, при котором следует устранить указанные нарушения закона, после чего решить вопрос об ответственности М.

Руководствуясь п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Воронежского областного суда от 8 августа 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 января 2001 года в отношении М. отменить и дело передать на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения оставить содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"