||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 июля 2001 года

 

Дело N 53-Г01-11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 31 июля 2001 г. гражданское дело по заявлению прокурора о признании Закона Красноярского края от 16.11.1999 N 8-532 "О специальном фонде поддержки производителей алкогольной продукции в крае" противоречащим федеральному законодательству Российской Федерации, недействующим и не подлежащим применению по протесту и.о. прокурора Красноярского края на решение Красноярского краевого суда от 9 июня 2001 года, которым прокурору в удовлетворении требования о признании Закона Красноярского края от 16.11.1999 N 8-532 "О специальном фонде поддержки производителей алкогольной продукции в крае" противоречащим федеральному законодательству Российской Федерации, недействующим и не подлежащим применению отказано.

Заслушав доклад судьи Ю.Г. Кебы, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия

 

установила:

 

прокурор Красноярского края обратился в суд с заявлением, в котором просит признать не соответствующим Бюджетному кодексу Российской Федерации, недействующим и не подлежащим применению Закон Красноярского края от 16.11.1999 N 8-532 "О специальном фонде поддержки производителей алкогольной продукции в крае", указывая, что названный Закон Красноярского края вступил в противоречие со статьей 17 БК РФ, предусматривающей, что образование целевого бюджетного фонда в составе бюджета производится в соответствии с законодательством Российской Федерации.

По мнению прокурора, поскольку действующим законодательством Российской Федерации не предусмотрено образование целевых бюджетных фондов поддержки производителей алкогольной продукции, образование его по Закону Красноярского края от 16.11.1999 N 8-532 недопустимо.

Прокурор указывает также, что статьям 95 и 242 БК РФ противоречит статья 4 Закона Красноярского края, так как предусматривает, что не использованные в отчетном году средства фонда изъятию не подлежат и используются на цели фонда в следующем финансовом году.

Прокурор считает также, что Закон Красноярского края нарушает нормы Федерального закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

По мнению прокурора, статья 3 Закона Красноярского края, устанавливая предоставление средств фонда производителям алкогольной продукции, зарегистрированным на территории Красноярского края, 20% акций которых находится в государственной собственности, нарушает статьи 4 и 10 названного Федерального закона, так как порождает недобросовестную конкуренцию.

Представители Законодательного Собрания и администрации Красноярского края полагают, что у прокурора не было оснований оспаривать Закон Красноярского края от 16.11.1999 N 8-532 "О специальном фонде поддержки производителей алкогольной продукции в крае", так как в настоящее время согласно Закону Красноярского края "О краевом бюджете на 2001 год" действие оспариваемого прокурором Закона приостановлено.

Красноярским краевым судом постановлено указанное решение, об отмене которого в кассационном протесте просит и.о. прокурора края, считая, что судом неправильно истолкован и применен материальный закон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не находит оснований к его удовлетворению.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявления прокурора, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оспариваемые прокурором положения Закона края не противоречат федеральному законодательству.

Вывод суда основан на исследованных материалах дела, мотивирован и соответствует действующему законодательству.

По мнению прокурора края, судом дано неправильное толкование ст. 17 Бюджетного кодекса РФ как допускающее создание целевого бюджетного фонда законом субъекта РФ, поскольку формирование и порядок расходования средств целевого бюджетного фонда субъекта РФ регламентируется исключительно правовыми актами федерального уровня и, в частности, Федеральным законом "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции".

Указанный довод не основан на законе, поскольку целевой бюджетный фонд является составной частью бюджета, следовательно, отношения в соответствии со ст. 1 БК РФ регулируются БК РФ.

При этом согласно ст. 2 БК РФ бюджетное законодательство РФ состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о федеральном бюджете на соответствующий год, законов субъектов РФ о бюджетах субъектов РФ на соответствующий год, нормативных правовых актов представительных органов местного самоуправления о местных бюджетах на соответствующий год и иных федеральных законов, законов субъектов РФ и нормативно-правовых актов представительных органов местного самоуправления, регулирующих правоотношения, указанные в ст. 1 БК РФ.

Из этого следует, что целевой бюджетный фонд мог быть создан субъектом РФ в пределах компетенции края в области регулирования бюджетных правоотношений и является составной частью бюджетного законодательства РФ.

В соответствии с ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" сферой его действия является установление правовых основ промышленного производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в РФ (ст. 1 п. 1).

Согласно ч. 2 ст. 1 оспариваемого Закона края фонд является бюджетным, доходы и расходы фонда утверждаются в краевом бюджете на соответствующий год отдельными строками. Отсюда следует, что отношения, возникающие по поводу образования и использования средств фонда, являются бюджетными, не входят в сферу правового регулирования вышеуказанного Федерального закона.

В связи с несовпадением предметов регулирования противоречия между Законом края и Федеральным законом, на что указывается в протесте, отсутствуют.

Не являются основанием к отмене решения и доводы протеста о противоречии оспариваемого Закона ст. ст. 4, 10 ФЗ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", т.к. Закон края не устанавливает каких-либо льгот и преимуществ для хозяйствующих субъектов в области промышленного производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, т.к. регулирует только бюджетные отношения, поэтому Закон Красноярского края не порождает недобросовестной конкуренции в том ее понимании, которая приведена в статье 4 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и в тех формах, которые перечислены в статье 10 этого же Закона.

Доводы кассационного протеста выводы суда не опровергают, а направлены на иную оценку обстоятельств, при которых суд не нашел оснований к удовлетворению заявления прокурора, в связи с чем основанием к отмене решения служить не могут.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 305, ст. ст. 306, 307 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Красноярского краевого суда от 9 июня 2001 года оставить без изменения, кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"