||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2001 года

 

Дело N 81-В01-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                      Нечаева В.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 27 июля 2001 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на заочное решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 22 февраля 1999 г., постановление президиума Кемеровского областного суда от 9 июля 1999 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 апреля 1999 г. по делу по заявлению прокурора в интересах несовершеннолетних С.С., С.Р. и С. к С.Е., Д., С.С.В. о признании сделки недействительной.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Власовой Т.А., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

26 сентября 1994 г. между С.Е. и С.С.В. был заключен договор купли-продажи трехкомнатной квартиры <...>, принадлежащей С.Е. по праву собственности и расположенной в доме <...> (л.д. 22).

С.С.В. на основании договора купли-продажи от 7 октября 1994 г. продал данную квартиру Д. (л.д. 26).

Прокурор Ленинского района г. Кемерово в интересах несовершеннолетних С., С.С. и С.Р. обратился в суд с заявлением о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры, указав, что С.Е. была лишена родительских прав в отношении троих несовершеннолетних детей, опекуном детей назначена бабушка - С.И., а договор купли-продажи был заключен С.Е. в нарушение ст. 133 КОБС РСФСР, без согласия органов опеки и попечительства.

Впоследствии прокурор отказался от заявленных требований и в качестве истца по делу привлечена С.И., поддержавшая требования прокурора.

С.Е. иск признала, Д. иск не признал.

Дело рассматривалось неоднократно.

Заочное решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 22 февраля 1999 г., которым договоры купли-продажи спорной квартиры были признаны недействительными, взыскано по 25000 руб. с С.Е. в пользу С.С.В., с С.С.В. в пользу Д. и Д. выселен из спорной квартиры со всеми совместно проживающими лицами, определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 апреля 1999 г. отменено в части применения последствий признания сделок недействительными.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 9 июля 1999 г. отменено определение судебной коллегии в части отмены заочного решения суда о применении последствий признания сделок недействительными с оставлением решения в этой части без изменения.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Разрешая дело, суд пришел к выводу о том, что сделка, заключенная 26 сентября 1994 г. между С.Е. и С.С.В. в отношении купли-продажи квартиры <...>, совершена с нарушением прав и интересов несовершеннолетних детей С.Е., поскольку не имелось согласия отдела образования при администрации Ленинского района г. Кемерово на ее совершение. Суд указал, что поскольку данная сделка на основании ст. 168 ГК РФ признается недействительной, то и последующую сделку, заключенную между С.С.В. и Д., в отношении спорной квартиры следует признать недействительной.

В обоснование вывода суд сослался на положения ст. 133 КОБС РСФСР, в соответствии с которыми опекун не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать сделки, а попечитель давать согласие на совершение сделок от имени подопечного, выходящих за пределы бытовых. В частности, предварительное разрешение органов опеки и попечительства требуется для заключения договоров, подлежащих нотариальному удостоверению, отказа от принадлежащих подопечному прав, совершения раздела имущества, обмена жилых помещений и отчуждения имущества.

Суд также сослался и на ч. 3 ст. 3 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 4 июля 1991 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Законами Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. и от 11 августа 1994 г., в соответствии с которой для совершения сделок в отношении приватизированных жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние дети, независимо от того, являются ли они собственниками, сособственниками или членами семьи собственников, в том числе бывшими, имеющие право пользования данными жилыми помещением, требуется предварительное разрешение органов опеки и попечительства.

Вывод суда нельзя признать законным, а применение данных законодательных норм - правильным.

Из материалов дела видно, что спорная квартира, в которой С.Е. проживала с тремя несовершеннолетними детьми, не была приватизирована, а приобретена ею на основании договора купли-продажи, заключенного 11 декабря 1992 г. с Г.Е. (л.д. 21).

Данный договор прошел государственную регистрацию.

Следовательно, при разрешении дела Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" не подлежит применению, т.к. спорная квартира в собственность С.Е. бесплатно не передавалась. С.Е. являлась собственником спорной квартиры вследствие договора купли-продажи и ей принадлежали права владения, пользования и распоряжения своим имуществом в силу ст. 92 ГК РСФСР, действовавшей при совершении С.Е. сделок в отношении спорной квартиры, и действующей ст. 209 ГК РФ в настоящее время.

Распоряжение С.Е. спорной квартирой произведено в пределах прав, принадлежащих ей как собственнику квартиры, права ее несовершеннолетних детей при этом не были нарушены, т.к. собственниками спорной квартиры они не являлись, вследствие продажи спорной квартиры 26 сентября 1994 г. дети С.Е. не были лишены жилья, поскольку в тот же день С.Е. по договору купли-продажи, заключенному с Г.Б., приобрела жилой дом <...> (л.д. 46).

Договоры купли-продажи спорной квартиры совершены в письменной форме, содержат все необходимые реквизиты и условия, нотариально удостоверены.

При таких данных решение суда нельзя признать законным и оно подлежит отмене в силу ч. 1 ст. 330 ГПК РСФСР.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, правильно определить юридически значимые для дела обстоятельства и разрешить его в соответствии с законом.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отменить заочное решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 22 февраля 1999 г., постановление президиума Кемеровского областного суда от 9 июля 1999 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 апреля 1999 г. в части оставления решения суда о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры без изменения. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"