||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июля 2001 года

 

Дело N 24-Вп01-4

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                            Маслова А.М.,

                                                     Толчеева Н.К.

 

рассмотрела в судебном заседании от 23 июля 2001 г. дело по иску П. к Д. и Комитету по земельным ресурсам и землеустройству об устранении препятствий в пользовании земельным участком и признании частично недействительным свидетельства о праве собственности на землю по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Майкопского городского суда от 23.07.99 и постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 19.07.2000.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Н. Лаврентьевой и заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Л.Ф. Масаловой, полагавшей протест обоснованным, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. и Д. являются собственниками домовладений <...>, расположенных на земельных участках, имеющих общую границу.

Ссылаясь на самовольное перемещение Д. указанной границы в сторону его участка на 0,85 м, возведение на нем дровяного сарая и установку бордюров, П. обратился в суд с иском об устранении препятствий в пользовании земельным участком и признании частично недействительным выданного Д. свидетельства о праве собственности на землю.

Решением Майкопского городского суда от 23 июля 1999 г. требования П. удовлетворены.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 19 июля 2000 г. протест прокурора Республики отклонен.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, ставится вопрос об отмене судебных решений.

Судебная коллегия находит, что состоявшиеся по делу судебные постановления вынесены с существенными нарушениями норм процессуального права, а потому подлежат отмене.

В соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Удовлетворяя исковые требования П. и возлагая на Д. обязанность по устранению препятствий в пользовании истцом земельным участком, суд исходил из акта Майкопского бюро технической инвентаризации от 09.10.98, согласно которому межа участков сторон перемещена в сторону участка истца на 0,85 м.

Однако суд не учел, что результаты замеров участков работниками БТИ не соответствуют данным землеустроительной службы, на основании которых ответчику было выдано свидетельство о праве собственности на землю в оспариваемых истцом границах. Причины указанных противоречий, имеющие для правильного разрешения спора существенное правовое значение, судом не исследовались.

В соответствии с п. п. 7 и 8 Положения о порядке установления границ землепользований в застройке городов и других поселений, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 февраля 1996 г. N 105, межевание застроенных территорий проводится на основании постановлений органов местного самоуправления или по заявкам владельцев недвижимости.

Межевание включает сбор заявок владельцев недвижимости на установление границ земельного участка, данных БТИ и органов по земельным ресурсам и землеустройству, документов по землеотводу и правоустанавливающих документов на пользование земельным участком, а также согласование проекта межевания с владельцами недвижимости. Утвержденный план межевания является основанием для установления границ земельных участков на местности, закрепления их межевыми знаками и регистрации недвижимости в установленном порядке.

Распоряжением главы администрации г. Майкопа от 20.08.94 N 1040 утвержден план межевания квартала N 128, в котором расположены участки сторон.

При этом перед межеванием участков земельным комитетом был составлен акт согласования границ землепользований, подписанный собственниками недвижимости.

Однако данное юридически значимое обстоятельство в нарушение требований ст. ст. 50 и 56 ГПК РФ суд оставил без внимания и оценки, не выяснив, не подписан ли данный акт в числе других землепользователей и истцом.

Кроме того, ограничившись указанным выше актом обмера земельных участков сторон, исполненного Майкопским БТИ, суд последнего к участию в деле не привлек, имеющихся в БТИ данных о границах участка истца по состоянию на август 1959 года (до приобретения им дома в 1961 году) не исследовал и не проверил, не соответствуют ли указанные данные границам, существующим в настоящее время, и размерам участка истца, указанным в его правоустанавливающих документах, без чего вывод суда об обоснованности заявленных им требований нельзя признать правильным.

При таких обстоятельствах дела решение суда, существенно нарушившего нормы процессуального права, не может быть признано постановленным на основе всесторонне и полно выясненных обстоятельств дела и соответствующим закону.

Постановление суда надзорной инстанции, оставившего такое решение суда без изменения при наличии оснований, установленных п. 2 ст. 330 ГПК, также подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Майкопского городского суда от 23 июля 1999 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 19 июля 2000 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"