||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 июля 2001 г. N 516п2001

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.Е. Меркушова на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 10 апреля 2000 года, по которому

Г.М., <...>, ранее несудимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 10 лет лишения свободы, по ст. 226 ч. 1 УК РФ - на 4 года лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ - на 3 года лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - на 17 лет лишения свободы; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г.Э., <...>, ранее несудимая, -

осуждена по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 8 лет лишения свободы; по ст. ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ - на 1 год лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем полного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

по ст. ст. 222 ч. 2, 226 ч. 3 п. "а", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ Г.Э. оправдана на основании ст. 208 ч. 1 п. 2 УПК РСФСР.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 28 июня 2000 года приговор оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об исключении из судебных решений осуждения Г.М. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Г.Э. - по ст. 33 ч. 5 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также о смягчении ей меры наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Г.М. признан виновным в приготовлении к убийству из корыстных побуждений А., в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, в их незаконном хранении, ношении и перевозке, в умышленном убийстве из корыстных побуждений А. в соучастии с Г.Э. группой лиц по предварительному сговору, а также в умышленном повреждении чужого имущества путем поджога.

Г.Э. признана виновной в оказании пособничества Г.М. в убийстве А. по предварительному сговору группой лиц, из корыстных побуждений, а также в пособничестве Г.М. в умышленном повреждении чужого имущества путем поджога.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

С июля по август 1999 г. Г.М., имея намерение совершить убийство супругов А. из корыстных побуждений, ставил в известность о совершаемых им действиях по приготовлению к преступлению и склонил свою сестру Г.Э. к пособничеству в убийстве А. из корыстных побуждений.

Для достижения своей цели Г.М., воспользовавшись нахождением в гостях у своих родственников Ф. в с. Татиль, в ночь с 22 на 23 августа 1999 г. похитил у Ф. одноствольное охотничье ружье 16 калибра и патронташ с тремя патронами и спрятал их на окраине села.

24 - 25 августа 1999 г. Г.М. сделал из ружья обрез и спрятал его и патроны дома. Убедившись в исправности обреза, сообщил обо всем Г.Э. и вместе с ней разработал план совместных действий, в соответствии с которым взял с собой обрез и два патрона, две пластмассовые бутылки с бензином для уничтожения следов преступления путем поджога трупов и квартиры, две бутылки спиртного с целью заманить А. в безлюдное место для убийства.

Поскольку Г.М. не знал адреса А., Г.Э. показывала ему дорогу. По дороге они приобрели еще напиток в пластмассовой бутылке для приспособления в качестве глушителя к обрезу.

Придя к А. в <...>, Г. оставили пакеты с обрезом и бензином в прихожей и прошли в гостиную, объяснив А., что у них есть просьба к ее мужу отвезти их вещи на автомашине, и для убедительности поставили на стол спиртное.

Узнав, что А. нет дома, и их первоначальный план об убийстве двух лиц неосуществим, Г. решили убить А. Когда та вышла на кухню, Г.М. попросил сестру посмотреть, чем занимается потерпевшая, а сам забрал обрез из прихожей, зарядил его и поставил в гостиной рядом с собой у кресла.

Когда А. вошла, Г.Э. закрыла за ней дверь, а Г.М., надев на ствол обреза пластмассовую бутылку, выстрелил в спину А., и она упала лицом вниз. Когда она попыталась подняться, Г.М. перезарядил обрез и выстрелил ей в голову, отчего А. скончалась на месте.

Г. перенесли труп А. в спальню, а затем стали искать деньги и ценности и сложили в сумку 850 долларов США, 3300 рублей, норковую шапку, видеомагнитофон, золотые украшения, и принесенное ими же спиртное.

Перед уходом из квартиры Г.М. облил имущество и труп в спальне бензином, поджог их и, взяв сумку, с Г.Э. скрылся.

Потерпевшему был причинен ущерб на сумму 115000 руб.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Суд признал в приговоре, что Г.Э. не была соисполнителем убийства А., которое совершил один Г.М., а лишь содействовала совершению убийства при обстоятельствах, изложенных в приговоре. Вместе с тем суд квалифицировал действия Г. как совершенные по предварительному сговору группой лиц.

Однако в соответствии со ст. 35 УК РФ убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если два или более лица, имея договоренность, направленную на убийство, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, чего по настоящему делу не установлено.

При таких обстоятельствах осуждение Г.М. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 и Г.Э. ст. 33 ч. 5, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению.

Наказание, назначенное Г. за данное преступление, следует признать соответствующим требованиям ст. 60 УК РФ.

Однако, с учетом конкретных обстоятельств дела Президиум находит возможным вместо принципа полного сложения наказаний применить к Г.Э. принцип частичного сложения наказаний.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Верховного суда Республики Дагестан от 10 апреля 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2000 года в отношении Г.М. и Г.Э. изменить:

исключить осуждение Г.М. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и осуждение Г.Э. по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ;

смягчить назначенное Г.Э. наказание по совокупности преступлений, применив принцип частичного сложения, до 8 лет 1 мес. лишения свободы.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"