||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 июля 2001 г. N 474п01с

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Меркушова А.Е. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 19 апреля 2001 года в отношении Щ.

Калужским областным судом 11 января 2001 года

Щ., <...>, несудимый,-

осужден по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией квартиры и гаража.

Срок наказания исчислен с 11 января 2001 года, зачтено в срок наказания содержание под стражей с 6 августа 1998 года по 30 марта 1999 года.

Он же оправдан по ст. 285 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления. Протест в этой части не принесен.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 19 апреля 2001 года приговор в части осуждения Щ. по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение. В остальной части приговор в отношении него оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в отношении Щ. и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., согласившегося с протестом,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Щ. осужден за получение взятки при следующих обстоятельствах.

Работая с 1994 года в должности оперуполномоченного ОЭП ОВД Дзержинского района Калужской области, являясь должностным лицом, выполняя функции представителя власти, в соответствии со ст. ст. 10 п. 4, 11 п. 5, 16 Закона "О милиции" от 18 апреля 1991 года и ст. 7 п. 2 Федерального Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 года он обязан был: выявлять и раскрывать преступления; составлять протоколы об административных правонарушениях; проводить оперативно-розыскные мероприятия при наличии сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

В июне 1996 года осужденный проводил проверку сведений о злоупотреблении своими полномочиями главного бухгалтера филиала АО "Калугаоблгаз" - "Кондровомежрайгаз" Е. В ходе этой проверки Щ. обнаружил ряд противоправных действий, допущенных проверяемой и иными лицами: перечисление в октябре 1995 года 17000000 неденоминированных рублей с расчетного счета "Кондровомежрайгаз" на лицевой счет главного бухгалтера в Дзержинском отделении Сберегательного Банка РФ; недостача газовых плит на складе "Кондровомежрайгаз"; получение посторонними лицами (Б.Е. и другими) по доверенности "Кондровомежрайгаз" бумажной продукции от АО "Кондровобумпром", которая отпускалась в счет взаиморасчетов (при этом полученная продукция в "Кондровомежрайгаз" не приходовалась и деньги за эту продукцию на счет филиала не поступали); перечисление в октябре 1995 года Котласскому ЦБК в г. Коряжма Архангельской области 254000000 неденоминированных рублей за поставку теплообменников для газовых колонок, которые в "Кондровомежрайгаз" не были поставлены.

В один из дней второй половины июня 1996 года бухгалтер "Кодровомежрайгаз" Г.Н., узнав, что Щ. осведомлен об этих фактах, действуя в интересах главного бухгалтера этого филиала Е., а также Б.Е., предложила ему за прекращение проверки взятку в виде однокомнатной квартиры стоимостью 30000000 неденоминированных рублей, которую продавали ее соседи С. Г.Н. предложила Щ. оформить квартиру в его собственность, с чем тот согласился.

2 июля 1996 года между С. и Щ. был заключен письменный договор купли-продажи однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: <...>. В договоре стоимость квартиры по оценке бюро технической инвентаризации указана 13684000 неденоминированных рублей, а фактически она была продана за 30000000 неденоминированных рублей. Щ. квартиру не покупал, денег в ее оплату С. не передавал, а вместо него 30000000 рублей в счет оплаты квартиры передала С. Г.Н.

После этого, в августе 1996 года, Щ. сказал Г.Н., что для прекращения проверки взятки в виде квартиры ему мало, необходим еще и гараж. Она ответила согласием. Узнав, что ее знакомый Г.С. продает гараж, расположенный в районе очистных сооружений ОАО "Кондровобумпром", в кооперативе "Товарищ" в г. Кондрово, Г.Н. договорилась с Г.С. о приобретении этого гаража за 12000000 неденоминированных рублей. В первой декаде сентября 1996 года Г.Н. передала Г.С. 5000000 неденоминированных рублей, а через день еще 6000000 неденоминированных рублей в оплату гаража, сказав, что остальные деньги пойдут на оформление документов. Поскольку фактически построенный гараж документально как завершенное строительство оформлен не был, то Г.Н. и Г.С. договорились оформить сделку купли-продажи гаража путем отказа Г.С. от земельного участка, выделенного ему под строительство гаража. Обо всем этом Г.Н. сообщила Щ. Г.С. в Городской управе г. Кондрово оформил отказ от земельного участка, а Щ. 5 сентября 1996 года написал на имя мэра г. Кондрово заявление о закреплении за ним земельного участка. Постановлением Городской управы г. Кондрово N 559 от 12 сентября 1996 года земельный участок, расположенный под гаражом, был закреплен в бессрочное пользование за ним и купленный для него Г.Н. гараж Щ. зарегистрировал в свою собственность.

После получения взятки в виде однокомнатной квартиры и гаража Щ. проведение проверки в филиале АО "Калугаоблгаз" - "Кондровомежрайгаз" незаконно прекратил, о чем 22 января 1997 года вынес постановление о прекращении оперативного дела N 1452, при этом скрыв и не приобщив к материалам оперативного дела часть официальных документов, полученных им входе проверки, которые свидетельствовали о фактах противоправной деятельности главного бухгалтера филиала Е. и Б.Е.

Суд квалифицировал действия Щ. по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ - как получение должностным лицом через посредника взятки в виде имущества, в крупном размере, за незаконные действия в пользу взяткодателей, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

Отменяя приговор в части осуждения Щ. по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ, кассационная инстанция указала в определении, что в соответствии со ст. 344 УПК РСФСР основанием к отмене приговора является наличие в изложенных в приговоре выводах суда существенных противоречий, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Как видно из материалов настоящего дела, органы следствия в постановлении о привлечении Щ. в качестве обвиняемого и обвинительном заключении при изложении фактических обстоятельств получения осужденным взятки указали, что Г.Н., действуя в интересах Е. и иных лиц: Б.Е., Т., И., Б., К. и П., предложила Щ. взятку в размере 30000000 руб., чтобы он прекратил производство проверки, а впоследствии Щ. получил в виде взятки: 2 июня 1996 года - квартиру, а в сентябре 1996 года - гараж, и квалифицировали действия Щ. по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ как получение должностным лицом лично взятки виде денег и имущества в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

В описательной части приговора обстоятельства совершенного Щ. преступления изложены аналогичным образом, за исключением списка лиц, который был ограничен судом лишь Е. и Б.Е.

Таким образом, исходя из содержания описательной части приговора, взяткодателем по настоящему делу являлась Г.Н.

Однако, давая правовую оценку совершенному осужденным деянию, суд в мотивировочной части приговора признал взяткодателями не Г.Н., а Е. и Б.Е., которые, согласно выводу суда, давали Г.Н. деньги для дачи взятки работникам милиции, и квалифицировал действия Щ. по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ как получение должностным лицом через посредника взятки в виде имущества в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателей, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

Приведенные выше противоречия в выводах суда относительно конкретизации взяткодателей являются существенными, поскольку, исходя из диспозиций уголовных законов, предусматривающих ответственность за получение взятки и действовавших на момент совершения преступления и рассмотрения дела судом, эти противоречия могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного и на правильность применения к Щ. уголовного закона.

С выводами кассационной инстанции, изложенными в определении, согласиться нельзя.

Как видно из определения, кассационная инстанция признала наличие в выводах суда существенных противоречий, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности Щ. и на правильность применения к нему уголовного закона.

Между тем, в соответствии со ст. 345 УПК РСФСР существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения требований статей УПК РСФСР, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора. В кассационном определении не указано на нарушение судом прав участников процесса, которые помешали бы суду всесторонне разобрать дело. Более того, кассационная инстанция указала, что фактические обстоятельства приобретения Щ. квартиры и гаража в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении и в описательной части приговора изложены аналогичным образом, то есть указано, что Г.Н. действовала в интересах Е. и Б.Е.

В соответствии со ст. 290 УК РФ, как и ст. 173 УК РСФСР, действовавшей во время совершения инкриминируемых Щ. деяний, предусмотрена уголовная ответственность за получение взятки должностным лицом лично или через посредника.

В деле имеется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором указано, что Е. и Б.Е. передавали взятки через Г.Н.; в возбуждении уголовного дела в отношении Г.Н., Е. и Б.Е. по факту дачи взяток Щ. отказано в связи с их добровольным сообщением о даче взяток (т. 1 л.д. 133 - 134). Оценки этому постановлению в кассационном определении не дано.

Кассационная инстанция не указала, почему суд был не вправе уточнить юридическую оценку действий Щ., не выходя при этом за пределы судебного разбирательства, установленные ст. 254 УПК РСФСР.

При таких обстоятельствах кассационное определение нельзя признать соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного суда Российской Федерации

 

постановил:

 

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 19 апреля 2001 года в отношении Щ. отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"