||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 июля 2001 года

 

Дело N 74-Г01-24

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                        Корчашкиной Т.Е.,

                                                 Александрова Д.П.

 

рассмотрела в судебном заседании 17 июля 2001 г. гражданское дело по заявлению прокурора Республики Саха (Якутия) о признании Закона Республики Саха (Якутия) "Об административно-территориальном устройстве Республики Саха (Якутия)" противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению в части по кассационной жалобе Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) на решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 мая 2001 г., которым заявление удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) Б. (довер. N 04/1795 от 16.05.2001), заключение прокурора Генеральной прокуратуры Власовой Т.А., полагавшей решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Палатой Представителей Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) 06.07.1995 был принят Закон Республики "Об административно-территориальном устройстве Республики Саха (Якутия)".

Прокурор Республики обратился в суд с вышеуказанным заявлением, указывая на то, что некоторые статьи Закона Республики не соответствуют федеральному законодательству.

Решением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 мая 2001 г. заявление прокурора удовлетворено.

В кассационной жалобе Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) поставлен вопрос об отмене решения суда в связи с неправильным толкованием и применением материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда.

Из материалов дела усматривается, что обжалуемый Закон от 06.07.1995 "Об административно-территориальном устройстве Республики Саха (Якутия)" устанавливает порядок наименования и переименования административно-территориальных единиц, определяет понятия и принципы его устройства.

Согласно ст. 1 этого Закона по административно-территориальному устройству Республика Саха (Якутия) разделяется на города, улусы, наслега, поселки, села, национальные административно-территориальные образования.

Ст. 6 ч. 2 и ст. 7 указанного Закона к понятиям и видам административно-территориальных единиц отнесены "улус", "город улусного значения".

Ст. 13 ч. 4. Закона Республики определено, что наименование и переименование улуса и города республиканского и улусного значения производится Палатой Республики Государственного Собрания по представлению представительных местных органов государственных властей и Правительства с учетом волеизъявления населения соответствующей территории.

Ст. 14 ч. 1 Закона предусмотрено, что учет и регистрация административно-территориальных единиц и населенных пунктов, исключение из учетных данных в границах Республики производится Правительством Республики в установленном им порядке.

Ст. 5 Закона определено, что территория Республики Саха (Якутия) подлежит исключительному ведению в лице высших органов государственной власти и включает в себя территории административно-территориальных единиц в установленных границах, земли, внутренние воды, территории континентального шельфа, воздушное пространство над ними.

Суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что вышеприведенные нормы Закона Республики Саха (Якутия) "Об административно-территориальном устройстве Республики Саха (Якутия)" противоречат федеральному законодательству.

Конституция Российской Федерации определяет предметы ведения Российской Федерации, т.е. сферы общественных отношений, регулирование которых отнесено исключительно к компетенции Российской Федерации.

Ст. 4, ст. 67 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории. Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории РФ, Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе.

В соответствии с пунктом "р" ст. 71 Конституции РФ в ведение Российской Федерации отнесены вопросы регулирования по геодезии, картографии и наименований географических объектов.

Согласно ст. 76 Конституции РФ по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации, законы и иные нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам.

Кроме того, статьей 1 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" закреплено верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации.

Федеральным законом от 18.12.1997 "О наименованиях географических объектов" установлены правовые основы деятельности в области присвоения наименований географическим объектам, а также нормализации, употребления, регистрации, учета и сохранения наименований географических объектов как составной части исторического и культурного наследия народов Российской Федерации.

В ст. 1 указанного Федерального закона дано определение географических объектов и приведен их перечень.

Перечисленные в оспариваемом Законе Республики административно-территориальные единицы должны соответствовать названным в Федеральном законе определениям географических объектов.

Суд первой инстанции, отменяя вышеуказанные обжалуемые нормы Закона, правомерно исходил из того, что в обжалуемом Законе должны применяться обозначения (определения) тех географических объектов, которые перечислены в названном Федеральном законе, так как полномочий по их изменению у субъекта Российской Федерации не имеется. Применение терминов по обозначению административно-территориальных единиц должно осуществляться на русском языке, так как в соответствии со ст. 68 Конституции Российской Федерации государственным языком Российской Федерации на всей территории является русский язык. В то же время в соответствии с п. 2 той же статьи Конституции, республики вправе устанавливать свои государственные языки и таким образом вправе применять их наряду с русским.

Таким образом, примененные в Законе Республики термины обозначений административно-территориальных единиц, таких как "улус, город улусного значения", Федеральным законом не предусмотрены. Порядок нормализации наименований географических объектов на других языках народов Российской Федерации определяется правовыми актами Российской Федерации (ст. 8 Федерального закона от 18.12.1997 "О наименованиях географических объектов"). Данных о том, что такой порядок соблюден и субъект Российской Федерации вправе обозначать географические объекты указанным образом, в материалах дела не имеется.

Правомерно признаны противоречащими федеральному законодательству и оспариваемые положения об отнесении к исключительному ведению Республики территории континентального шельфа, воздушного пространства и другие, изложенные в ст. 5 обжалуемого Закона положения.

Превысил свои полномочия законодательный орган Республики и при закреплении за Палатой Республики Государственного Собрания права на наименование и переименование улусов и городов республиканского и улусного значения (п. 4 ст. 13), за Правительством Республики право учета и регистрации административно-территориальных единиц и населенных пунктов, их исключение из учетных данных и т.д. (ст. 14).

При таких обстоятельствах суд правильно применил материальный закон, оснований для отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 304, 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 мая 2001 года оставить без изменения, кассационную жалобу Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"