||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 июля 2001 года

 

Дело N 74-Г01-23

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                        Корчашкиной Т.Е.,

                                                 Александрова Д.П.

 

рассмотрела в судебном заседании 17 июля 2001 г. гражданское дело по заявлению прокурора Республики Саха (Якутия) и Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Саха (Якутия) о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению ряда положений Конституции Республики Саха (Якутия) по кассационной жалобе Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) на решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 3 мая 2001 г., которым заявление прокурора Республики Саха (Якутия) удовлетворено частично, заявление Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Саха (Якутия) удовлетворено полностью.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителей Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) Л., О., Б., прокурора Республики Саха (Якутия), участвовавшего при рассмотрении дела, Иванова В.О., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Власовой Т.А., полагавшей решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу Законодательного Собрания Республики Саха (Якутия) - без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

постановлением Верховного Совета Республики Саха (Якутия) от 4 апреля 1992 г. была принята Конституция (Основной закон) Республики Саха (Якутия). 26 января и 20 апреля 1994 г., 7 июля 2000 г. были внесены изменения и дополнения в Конституцию Республики.

Прокурор Республики Саха (Якутия) обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению абзаца 9 преамбулы, статьи 1, части 1 статьи 4, статьи 5, части 2 статьи 6, части 2 статьи 7, части 1 статьи 8, статьи 12, статьи 17, части 1 статьи 22, части 2 статьи 26, частично статьи 27, статьи 30, статьи 37, абзацев 2, 3, 5, 7 - 15 статьи 38, статьи 39, статьи 48, абзаца 1 статьи 49, абзаца 4 статьи 50, части 2 статьи 52, части 1 статьи 55, абзацев 3, 4, 6, 7, 8, 10 части 1 ст. 58, абзацев 2, 3, 5, 7, 8, 10 части 1 статьи 58.1, частей 1, 3, 4, 5, 6 статьи 59, части 2 статьи 65, статьи 66, частей 1, 2 статьи 68, части 2 статьи 69, абзацев 4, 5, 8, 12, 16, 17, 18, 21, 26, 27 части 1 статьи 70, статьи 71, части 1 статьи 74, части 1 статьи 79, статьи 82, части 2 статьи 85, части 1 статьи 87, статьи 88, абзацев 1, 2, 5, 8 статьи 90, части 1, 4, 5 статьи 98, статьи 99, абзацев 4, 5, 6, 7, 8 части 1 статьи 101, статей 103 - 108, части 2 статьи 109, статьи 114, статьи 116, части 1, 5 статьи 117, части 2 статьи 118, статьи 119, статьи 128, части 1, 2 статьи 132, статьи 133, статей 135 - 139, статьи 143.

Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Саха (Якутия) обратилось в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству статьи 84, частей 1 и 3 статьи 85 Конституции Республики Саха (Якутия).

Оба заявления объединены судом в одно производство для совместного рассмотрения.

Решением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 3 мая 2001 г. заявленные требования прокурора удовлетворены: признаны противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу вышеперечисленные нормы Конституции Республики.

В кассационной жалобе Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) поставлен вопрос о частичной отмене решения суда в связи с неправильным применением и толкованием норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда в части удовлетворения заявления Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республики Саха (Якутия) подлежащим отмене, я производство по делу в этой части - прекращению, в остальной части - оставлено без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 2, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" (в той части, в которой они не признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2000 г.) судам подведомственны дела по заявлениям прокуроров о признании противоречащими закону правовых актов, на которые распространяется прокурорский надзор. К таким нормативным правовым актам отнесена и конституция субъекта Российской Федерации.

В связи с этим судом правомерно принято к производству заявление прокурора Республики Саха (Якутия) о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Конституции Республики.

В то же время правом обращения в суд общей юрисдикции в защиту прав граждан и юридических лиц не обладает Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Саха (Якутия). Поэтому суд не вправе был принимать его заявление о признании противоречащими федеральному законодательству статьи 84, частей 1 и 3 статьи 85 Конституции Республики к своему производству и рассматривать по существу.

Производство по делу в указанной части в силу п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР подлежит прекращению.

Довод кассационной жалобы о том, что суд общей юрисдикции не вправе был рассматривать данное дело по заявлению прокурора в связи с неподведомственностью его суду общей юрисдикции, не основан на законе. В данном случае оспариваемые нормы Конституции проверялись на соответствие их конкретным федеральным законам, и ссылки в решении суда на несоответствие, помимо этих норм, и нормам Конституции Российской Федерации не указывают на то, что Основной закон Республики проверялся на предмет соответствия федеральной Конституции.

Рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации согласно п. 2 ст. 11 ГПК РСФСР отнесено к компетенции верховных судов субъектов Российской Федерации. Основной закон Республики, принятый 4 апреля 1992 г. Верховным Советом Республики Саха (Якутия), представляет из себя нормативный правовой акт, и поэтому его оспаривание относится к компетенции указанного суда.

При рассмотрении заявления прокурора в части обжалования статьи 1, части 1 статьи 4, абзаца 9 преамбулы, абзаца 3 статьи 38, абзаца 1 статьи 49, части 2 статьи 65, части 2 статьи 69, абзаца 26 статьи 70, абзаца 6 статьи 101 в части, касающейся вопросов государственного суверенитета Республики, статьи 5, части 2 статьи 6 Конституции Республики Саха (Якутия) и признания их противоречащими федеральным законам, недействующими и не подлежащими применению Верховный Суд Республики правомерно исходил из требований Конституции РФ, имеющей прямое действие на всей территории РФ, и положений, закрепленных в ст. ст. 5, 6 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ" и пп. "б" п. 1 ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ". Ссылка представителей Государственного Собрания Республики в кассационной жалобе на то обстоятельство, что в решении суда от 03.05.01 суд незаконно сослался на ст. 7 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", не может повлиять на законность принятого решения. Ссылка на ст. 7 является технической ошибкой (опечаткой), поскольку из смысла последнего абзаца на стр. 3 решения от 03.05.01 следует, что имелась в виду статья 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ".

Нельзя согласиться с доводом жалобы о том, что в перечисленных в жалобе нормах, касающихся государственного суверенитета Республики, в мотивировочной части решения суда неправомерно указывается на противоречие их нормам Конституции Российской Федерации, поскольку проверка конституционности законов, конституций, уставов субъектов Российской Федерации должна осуществляться в рамках конституционного судопроизводства.

При проверке названных норм Конституции Республики суд руководствовался актами Конституционного Суда РФ: постановлением от 07.06.2000 N 10-п по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", определением от 27.06.2000 N 92-о по запросу о проверке конституционности отдельных положений Конституций Республик Адыгея, Башкортостан, Ингушетия, Коми, Северная Осетия - Алания, Татарстан, которыми признаны неконституционными аналогичные нормы Конституций указанных Республик.

Определениями Конституционного Суда РФ от 08.02.01 N 15-О по ходатайству Председателя Правительства Республики Коми и от 19.04.01 N 65-О по ходатайству полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе разъяснено, что суды общей юрисдикции по инициативе управомоченных лиц вправе, руководствуясь решениями Конституционного Суда РФ, признавать недействительность положений конституций, уставов, законов субъектов РФ, т.е. подтверждать утрату ими юридической силы, если они содержат такие же нормы, какие признаны Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ, утратившими силу и не подлежащими применению.

При таких обстоятельствах решение Верховного Суда Республики от 03.05.01 в части признания статьи 1, части 1 статьи 4, абзаца 9 преамбулы, абзаца 3 статьи 38, абзаца 1 статьи 49, части 2 статьи 65, части 2 статьи 69, абзаца 26 статьи 70, абзаца 6 статьи 101 (в части, касающейся государственного суверенитета Республики), статьи 5, части 2 статьи 6 Конституции РС (Я) противоречащими федеральным законам, недействующими и не подлежащими применению является законным и обоснованным.

Верховный суд Республики обоснованно признал часть 2 статьи 7 Конституции Республики противоречащей ст. 49 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" в части невключения органов местного самоуправления в перечень субъектов, обязанных соблюдать Конституцию Республики, поскольку вышеуказанной нормой Федерального закона установлена ответственность органов местного самоуправления за нарушение нормативных правовых актов, в т.ч. и конституций (уставов) субъектов РФ, а также закреплен порядок привлечения к ответственности представительного органа местного самоуправления, главы муниципального образования за издание нормативных правовых актов, противоречащих конституции, уставу, закону субъекта РФ. Поэтому отсутствие органов местного самоуправления в названном перечне может привести к невозможности реализации института ответственности органов самоуправления за нарушение Основного закона Республики.

В части 1 статьи 8 Конституции Республики Саха (Якутия) установлено, что Республика, реализуя принципы добровольности и равноправия, на основе Федеративного договора является субъектом Российской Федерации как федеративного государства.

Из указанного следует, что основой вхождения Республики Саха (Якутия) в состав Российской Федерации как ее субъекта является Федеративный договор, это означает признание приоритета норм Федеративного договора. Однако условием вхождения субъектов РФ в состав Федерации являются нормы Конституции РФ (ст. 5), а не Федеративного договора, нормы которого применяются в части, не противоречащей Конституции РФ (раздел 2). Следовательно, ч. 1 ст. 8 Конституции Республики Саха (Якутия) вступила в противоречие с требованиями Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ" (ст. ст. 3, 4, 5, 6), установившего принцип безусловного приоритета положений Конституции РФ.

Статья 12 Конституции Республики в части определения оснований, порядка приобретения и прекращения гражданства Республики Саха (Якутия), регулирования данных процедур специальным законом Республики правомерно признана противоречащей Закону РФ "О гражданстве РФ", так как гражданство республик в составе РФ не является самостоятельным институтом права, обеспечивающим связь граждан РФ с республиками. Статья 12 Конституции Республики, закрепляя исчерпывающие основания приобретения гражданства Республики:

1. по рождению;

2. постоянному проживанию изъявивших на это желание и признающих Конституцию Республики,

а также устанавливая возможность принятия специального республиканского закона о гражданстве, вступила в противоречие с п. 2 ст. 2 Закона РФ "О гражданстве РФ" (в редакции от 6 февраля 1995 г.), согласно которому граждане Российской Федерации, постоянно проживающие на территории республики в составе Российской Федерации, являются одновременно гражданами этой республики.

Таким образом, гражданство республики по своему содержанию совпадает с понятием гражданства Российской Федерации, т.к. возникает автоматически у любого постоянно проживающего на территории республики гражданина Российской Федерации. В силу п. 2 ст. 22 Закона РФ "О гражданстве РФ" прекращение гражданства Российской Федерации влечет за собой прекращение гражданства республик, не требуется каких-либо особых процедур его оформления, следовательно, данный вопрос не требует специального правового регулирования законодательством республики, поскольку порядок приобретения и прекращения гражданства Российской Федерации (гражданства субъектов РФ) установлен федеральным законодательством.

С доводом кассационной жалобы о законности части 1 статьи 22 Конституции Республики, предусматривающей только для граждан Республики право на образование и получение бесплатного основного среднего, профессионального, высшего образования в государственных учебных заведениях, нельзя согласиться, поскольку любой гражданин РФ, даже временно пребывающий на территории Республики, не может быть ограничен в своем праве на образование и в праве на получение бесплатного основного среднего, профессионального, высшего образования в государственных учебных заведениях Республики Саха (Якутия). Данное право гарантировано всем гражданам РФ Федеральным законом "Об образовании" от 10 июля 1992 г. (в ред. от 16 ноября 1997 г.), согласно которому государство гарантирует гражданам общедоступность и бесплатность среднего общего образования и начального профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность среднего профессионального, высшего профессионального образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, всем гражданам Российской Федерации гарантируется возможность получения образования независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства и т.д.

В соответствии со ст. 17 Конституции Республики Саха (Якутия) каждый имеет право на свободное передвижение и выбор места жительства. Ограничения устанавливаются только законом. В соответствии со ст. 30 в интересах охраны государственной или общественной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законом.

Довод жалобы о том, что в данном случае под словами "закон" не подразумеваются нормативные правовые акты Республики Саха (Якутия), согласиться нельзя. Формулировка "закон" в смысле юридической терминологии означает нормативный правовой акт, поэтому суд обоснованно признал положения данных норм Конституции Республики противоречащими федеральному законодательству, как предусматривающие возможность ограничения прав на свободное передвижение и выбор места жительства законами Республики Саха (Якутия).

Тогда как в соответствии со ст. 8 Федерального закона "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" ограничение права граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства устанавливается в соответствии с федеральными законами.

В силу статьи 1 пункта 2 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Поэтому оспариваемая норма ущемляет гражданские права граждан.

Согласно абзацам 2, 5, 7 статьи 38 Конституции Республики Саха (Якутия) к исключительному ведению Республики отнесены вопросы государственного устройства, территории и ее статуса, определение и проведение социально-экономической, демографической и народонаселенческой политики, формирование и утверждение государственного бюджета, установление республиканских и местных налогов, контроль за деятельностью финансово-кредитных учреждений.

В соответствии с абзацами 8, 9, 10, 11 той же статьи Конституции Республики Саха (Якутия) к исключительному ведению Республики отнесены защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных народов Севера и установление отношений собственности, порядка владения, пользования и распоряжения землей, недрами, лесами и водами; охрана окружающей среды; руководство промышленностью, агропромышленным комплексом, жилищным и коммунальным хозяйством, торговлей и общественным питанием, бытовым обслуживанием населения, капитальным, жилищным строительством и благоустройством населенных пунктов, дорожным строительством и транспортом; руководство народным образованием, культурными и научными организациями и учреждениями Республики, здравоохранением, физической культурой и спортом, социальным обеспечением; охрана документального наследия, памятников истории и культуры.

В абзаце 12 статьи 38 Конституции Республики Саха (Якутия) к исключительному ведению Республики отнесены вопросы образования органов государственной власти и управления, судов, прокуратуры, финансово-кредитных учреждений.

В соответствии с абзацами 13 и 14 статьи 38 Конституции Республики к исключительному ведению Республики отнесено установление и регулирование внешнеэкономических, а также научных и культурных связей с зарубежными странами, представительство Республики в международных организациях. В соответствии со статьей 135 Республика устанавливает связи с другими государствами, их субъектами и территориями на основе своих полномочий. В соответствии со статьей 136 Конституции Республики никакой федеральный орган власти и управления либо иное государственное образование не может заключать договоры и соглашения от имени Республики вне пределов делегированных им полномочий. В соответствии со статьями 137, 138, 139 Конституции Республики внешнеэкономическая деятельность всех предприятий и организаций, находящихся на территории Республики, регулируется ее законами; Республика самостоятельно устанавливает прямые экономические, торговые, культурные и иные отношения с зарубежными странами; Республика самостоятельно решает вопросы о членстве в региональных, международных организациях экономического, культурного и иного характера.

Абзацем 15 статьи 38 Конституции Республики к исключительному ведению Республики отнесены вопросы заключения межпарламентских и межправительственных договоров и соглашений.

Довод кассационной жалобы о незаконности признания противоречащими федеральному законодательству абзацев 5, 7, 8, 15 статьи 38 Конституции, в связи с тем что указанными нормами не определялись основы (общие принципы) правового регулирования по изложенным в них направлениям, несостоятелен. Из смысла указанных норм следует, что в них отражено самостоятельное определение основных направлений деятельности, формирование собственной политики в указанных вопросах, регулирование их деятельности путем принятия нормативных правовых актов. Однако вопросы, перечисленные в названных абзацах статьи 38 Конституции Республики, входят в предмет совместного ведения РФ и ее субъектов и, следовательно, не могут разрешаться Республикой самостоятельно.

Поэтому с доводами кассационной жалобы согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 66 Конституции Республики Саха (Якутия) президентом Республики Саха (Якутия) может быть избран только гражданин Республики по рождению, непрерывно проживший в ней не менее 15 лет, в возрасте не моложе 40 лет и не старше 60 лет, свободно владеющий обоими государственными языками Республики и обладающий избирательным правом.

Признавая указанную норму Конституции Республики Саха (Якутия) недействующей и не подлежащей применению, суд правомерно пришел к выводу о ее противоречии требованиям избирательного законодательства, так как установление дополнительных, не предусмотренных Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" условий для реализации пассивного избирательного права гражданами РФ неправомерно.

Доводы жалобы о том, что ст. 66 Конституции Республики Саха (Якутия) принята во исполнение ч. ч. 2, 3 ст. 68, ч. 1 ст. 77 Конституции РФ, не могут быть приняты во внимание. Действительно, Конституцией РФ республикам гарантировано право устанавливать свои государственные языки, употребляющиеся наравне с государственным языком Российской Федерации. Однако при этом государство гарантирует гражданам Российской Федерации осуществление основных политических, экономических, социальных и культурных прав вне зависимости от их знания какого-либо языка (п. 1 ст. 5 Закона РСФСР "О языках"), что является проявлением требований п. 3 ст. 55 Конституции РФ, согласно которому права и свободы человека и гражданина (в т.ч. право избирать и быть избранным) могут быть ограничены только федеральным законом и только в предусмотренных Конституцией РФ исключительных случаях.

Оспариваемые прокурором абзацы 1, 2, 5, 8 статьи 90 Конституции правомерно признаны противоречащими федеральному законодательству, поскольку перечисленными в указанных нормах полномочиями обладают только органы местного самоуправления, в то время как по смыслу и содержанию Конституции под органами местной власти признаются как органы местного самоуправления, так и местные органы государственной власти, что противоречит федеральному законодательству.

Содержащееся в оспариваемых нормах понятие органов местной власти не конкретизировано. В связи с этим из содержания оспариваемой нормы следует, что перечисленными полномочиями обладают не только органы местного самоуправления, но и органы государственной власти, что противоречит требованиям Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации". В то же время в судебном постановлении не ставится под сомнение право Республики Саха (Якутия) вводить собственную систему органов государственной власти и не оспаривается право самостоятельно определять уровень введения системы органов местного самоуправления. В данном случае признаются противоречащими федеральному законодательству оспариваемые положения, поскольку они в своей взаимосвязи допускают возможность разрешения вопросов, отнесенных к исключительному ведению органов местного самоуправления, местными органами государственной власти Республики. Тогда как вышеназванный Федеральный закон установил конституционный принцип самостоятельности местного самоуправления.

Конституционный принцип самостоятельности местного самоуправления, в пределах своих полномочий обеспечивающего решение населением вопросов местного значения, не может быть ограничен законодателем субъекта либо передан в ведение органов государственной власти. Недопустимость ограничения прав местного самоуправления и принадлежащих ему полномочий по вопросам местного значения составляет одну из основ конституционного статуса местного самоуправления. Данный вывод следует также из содержания статьи 14 указанного Федерального закона о недопустимости осуществления местного самоуправления органами государственной власти и государственными должностными лицами.

Согласно ст. 114 Конституции Республики порядок проведения выборов и отзыва депутатов, выборов глав местной администрации, а также порядок деятельности местных представительных органов государственной власти определяется законом Республики Саха (Якутия).

Признавая данную норму Конституции противоречащей федеральному законодательству, суд правомерно указал, что порядок проведения выборов и отзыва депутатов, выборов глав местной администрации, а также порядок деятельности местных представительных органов государственной власти не может определяться исключительно законом Республики Саха (Якутия). Порядок проведения выборов органов государственной власти субъектов РФ и порядок их деятельности регулируется не только законами субъектов Российской Федерации, но также и федеральными законами, в частности Федеральными законами "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ". Из вывода суда не следует, что Республика не вправе принимать свой нормативный правовой акт, регулирующий указанные вопросы.

В части 2 статьи 118 Конституции Республики установлено, что содержание и пределы наследования собственности устанавливаются законом.

Признавая данную норму Конституции противоречащей федеральному законодательству, суд первой инстанции правильно исходил из возможности расширительного толкования термина "закон", использованного в норме Конституции Республики, так как по смыслу данной нормы содержание и пределы наследования собственности могут устанавливаться в том числе и законами Республики Саха (Якутия), что недопустимо с точки зрения норм гражданского законодательства.

В соответствии со ст. 119 Конституции Республики недровые богатства не могут быть объектами собственности отдельных граждан и их объединений. Граждане вправе иметь земельный участок в пожизненном наследуемом владении либо в пользовании для ведения сельскохозяйственного производства и предпринимательства.

С доводом кассационной жалобы о необоснованности признания статьи 119 Конституции в части регулирования порядка пользования землей гражданами не соответствующей федеральному законодательству нельзя согласиться.

Суд, проанализировав действующее земельное законодательство и сопоставив его с содержанием оспариваемой нормы, правомерно пришел к выводу о том, что обжалуемая норма ущемляет права граждан как по виду пользования, так и по целям его использования, а также исключает право собственности на землю.

Доводы кассационной жалобы о том, что при признании статей 37, 38, 39, 48, 50, 51, 52, 55, 58, 58.1, 59, 66, 70, 71, 74, 79, 88, 114, 143 Конституции Республики Саха (Якутия) противоречащими Федеральному закону "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" суд не учел, что субъектам Российской Федерации этим Законом предоставлен 2-летний срок для приведения собственного законодательства в соответствие с федеральным, не могут служить основанием для отмены решения суда по следующим основаниям.

Согласно ст. 30 данного Закона от 06.10.99 переходный период установлен для приведения законодательства субъектов Российской Федерации в соответствие с данным Федеральным законом. Из смысла указанной нормы не следует, что этот период распространяется и на иное законодательство, помимо законодательства, регулирующего вопросы организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Приведенные выше статьи Конституции Республики Саха (Якутия) только отчасти затрагивают вопросы организации государственной власти в Республике, и основанием для признания их противоречащими федеральному законодательству явилось противоречие не только Федеральному закону от 06.10.1999, но и иным законам Российской Федерации.

Кроме того, возможность внесения изменений и дополнений в Конституцию Республики не свидетельствует о неправильности постановленного по делу решения, данное обстоятельство основанием к отказу прокурору в рассмотрении заявления не является.

Исходя из изложенного решение суда в указанной части постановлено в соответствии с нормами материального права и с соблюдением норм процессуального права, предусмотренных ст. 306 ГПК РСФСР, оснований для его отмены в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 304, 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 3 мая 2001 г. в части удовлетворения заявления Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Саха (Якутия) о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению статьи 84, частей 1 и 3 статьи 85 Конституции Республики Саха (Якутия) отменить, производство по делу в этой части прекратить.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"