||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 июля 2001 г. N КАС01-237

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Федина А.И.

членов коллегии: Кнышева В.П., Анохина В.Д.

с участием прокурора: Федотовой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 12 июля 2001 г. гражданское дело по жалобе Думы муниципального образования "Город Кирово-Чепецк" о признании частично недействительным Постановления Правительства Российской Федерации от 4 декабря 2000 г. N 921 "О государственном техническом учете и технической инвентаризации в Российской Федерации объектов градостроительной деятельности" по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2001 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения представителей заявителя - К., Г. и Х., поддержавших доводы жалобы, выслушав заключение прокурора Федотовой А.В., полагавшей жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

 

установила:

 

Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 декабря 2000 г. N 921 "О государственном техническом учете и технической инвентаризации в Российской Федерации объектов градостроительной деятельности" было утверждено Положение об организации в Российской Федерации государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности (далее - Положение).

Дума муниципального образования "Город Кирово-Чепецк" обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой о признании частично недействительным названного постановления Правительства Российской Федерации и утвержденного им Положения, ссылаясь на несоответствие содержащихся в них предписаний действующему федеральному законодательству.

В судебном заседании представители заявителя И., Б. и Х. уточнили предмет жалобы и просили признать частично недействительными п. п. 3, 5 Постановления Правительства Российской Федерации от 4 декабря 2000 г. N 921 и пункты 12, 15 и 17 Положения об организации в Российской Федерации государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности.

Кроме того, представители заявителей просили признать недействительными в полном объеме подпункты "б", "в" и "г" пункта 4, пункты 5, 11 и 13 Положения.

В обосновании жалобы было указано, что оспариваемые предписания противоречат Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", Гражданскому кодексу Российской Федерации, Жилищному кодексу РСФСР, Градостроительному кодексу Российской Федерации, Закону Российской Федерации "Об основах федеральной жилищной политики" Основам законодательства Российской Федерации об архивном фонде Российской Федерации и архивах.

Верховный Суд Российской Федерации постановил приведенное выше решение.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на ошибочность выводов суда о соответствии оспоренного акта закону.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.

Тщательно проверив и признав необоснованным довод заявителя об издании Правительством РФ оспоренного акта с превышением полномочий, Верховный Суд Российской Федерации правомерно сослался на нормы федерального закона. Так, согласно пункту 1 ст. 2 Градостроительного кодекса Российской Федерации законодательство Российской Федерации и градостроительстве состоит из Градостроительного кодекса Российской Федерации, иных федеральных законов и нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

При этом к иным "нормативным актам Российской Федерации" относятся и постановления, принимаемые Правительством Российской Федерации в случаях, предусмотренных Градостроительным кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами в области градостроительства.

В соответствии со статьей 21 Градостроительного кодекса Российской Федерации к полномочиям Правительства Российской Федерации в области градостроительства, в частности, относится: установление основ федеральной политики в области градостроительства; установление порядка ведения государственного градостроительного кадастра и мониторинга объектов градостроительной деятельности; утверждение положения о федеральном органе архитектуры и градостроительства; установление порядка осуществления государственного контроля за исполнением федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации в области градостроительства.

Что касается соответствия оспоренных положений нормативного акта федеральному закону по существу содержащихся в них предписаний, то утверждения заявителя об отсутствии такого соответствия также тщательно проверено судом и обоснованно отвергнуто как несостоятельное.

Пунктом 3 оспариваемого постановления Государственному комитету Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу и Министерству Российской Федерации по налогам и сборам поручено утвердить в 3-месячный срок порядок представления уполномоченными организациями технической инвентаризации в налоговые органы сведений об объектах градостроительной деятельности.

Заявитель ставил перед судом вопрос о признании недействительными содержащиеся в данном пункте, а также в пунктах 12, 15 и 17 Положения слова - "уполномоченными", "уполномоченных", "уполномоченные" и "уполномоченной".

В соответствии с подпунктом "в" статьи 4 Положения уполномоченный орган государственного регулирования в сфере государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности осуществляет назначение организаций, уполномоченных на проведение государственного технического учета и технической инвентаризации, а также определение номенклатуры объектов, учет и инвентаризацию которых осуществляют указанные организации.

В пункте 2 постановления, который заявитель не оспаривал, закреплено, что уполномоченным органом государственного регулирования в сфере государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности является Государственный комитет Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу.

Поэтому суд первой инстанции правильно сослался на то, что назначение организаций, уполномоченных на проведение государственного технического учета и технической инвентаризации, входит в компетенцию Государственного комитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу.

Этот вывод суда подтверждается и Положением о Государственном комитете Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 24 ноября 1999 года N 1289, в котором отмечено, что Госстрой России обеспечивает в установленном порядке нормативно-методическое сопровождение государственного технического учета и инвентаризации зданий и сооружений жилищно-гражданского и производственного назначения, установление порядка ведения технического учета жилищного фонда, организацию ведения соответствующей учетно-технической, оценочной и правоустанавливающей документации и обеспечение ее хранения в архивах бюро технической инвентаризации и объединенном архиве Госстроя России.

Руководствуясь приведенными нормативными предписаниями, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что, являясь органом государственного регулирования в сфере государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности, Госстрой России вправе и обязан проверять компетентность организаций, уполномоченных им на проведение данной деятельности. Поэтому не могут быть признаны обоснованными и доводы жалобы о том, что Госстрой России не вправе осуществлять "аккредитацию уполномоченных организаций технической инвентаризации" (подпункт "г" статьи 4 Положения).

Согласно абзацу 2 пункта 5 оспариваемого постановления Государственному комитету Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу поручено в 3-месячный срок утвердить правила ведения Единого государственного реестра объектов градостроительной деятельности.

Соответственно в подпункте "б" пункта 4 Положения указано, что уполномоченный орган государственного регулирования в сфере государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности осуществляет разработку и утверждение в установленном порядке правил ведения Единого государственного реестра объектов градостроительной деятельности (далее именуется - Единый государственный реестр), проведения государственного технического учета и технической инвентаризации объектов учета, формирования и хранения архивных фондов технической инвентаризации, предоставления сведений (документов) об объектах учета, а также иных нормативных правовых, методических и инструктивных актов, форм учетной документации в указанной сфере.

Суд обоснованно не согласился с утверждением заявителя о несоответствии абзаца 2 п. 5 постановления и п/п "б" пункта 4 Положения пункту 2 ст. 131 ГК РФ, так как эта норма ГК предусматривает возможность установления законом специальной регистрации или учета прав на недвижимость и не регулирует вопросы государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности.

Как уже отмечалось, установление порядка ведения государственного градостроительного кадастра и мониторинга объектов градостроительной деятельности относится к компетенции Правительства Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 54 Градостроительного кодекса Российской Федерации основой государственного кадастра является государственный земельный кадастр. Государственный градостроительный кадастр включает в себя также сведения других отраслевых кадастров и иных необходимых для осуществления градостроительной деятельности информационных систем.

Единый государственный реестр объектов градостроительной деятельности является информационной системой для обобщения и систематизации сведений об объектах учета (указанных в пункте 3 Положения) на всей территории Российской Федерации и содержит часть сведений, включаемых в Государственный градостроительный кадастр.

Сведения об объектах учета являются также основой для осуществления государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, ведения государственного статистического учета, определения размера налога на имущество, ведения земельного кадастра, а также реестра федерального имущества.

В кассационной жалобе заявитель утверждает о неправильном истолковании и применении судом закона. При этом ссылается на то, что Градостроительный кодекс РФ не регулирует отношения, возникающие после приемки построенного или реконструированного объекта недвижимости и не распространяется на недвижимость (объекты, принятые в эксплуатацию), следовательно, по мнению заявителя, пункт 3 Положения, устанавливающий под объектами градостроительной деятельности и объекты, завершенные строительством, не соответствует закону.

С таким доводом Кассационная коллегия не может согласиться во-первых, по мотивам, изложенным судом первой инстанции. Во-вторых, согласно ч. 1 ст. 4 Градостроительного кодекса РФ объектами градостроительной деятельности наряду с территориями являются также и объекты недвижимости.

А согласно ч. 2 этой же статьи закона градостроительная деятельность применительно к объектам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, регулируется федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными актами субъектов РФ и актами органов местного самоуправления.

При таком положении довод в кассационной жалобе о том, что суд первой инстанции якобы необоснованно отождествил объекты недвижимости и объекты градостроительной деятельности Кассационная коллегия отвергает как несостоятельный.

Изложенные выше положения закона и нормативного акта свидетельствуют о том, что правила ведения Единого государственного реестра объектов градостроительной деятельности (в том числе и в отношении объектов недвижимости) могут быть утверждены в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

Этот вывод подтверждается также статьей 28 Жилищного кодекса РСФСР, где закреплено, что государственный учет жилищного фонда должен осуществляться по единой системе в порядке, устанавливаемом Советом Министров СССР (Правительство Российской Федерации является правопреемником Совета Министров СССР).

В пункте 12 Положения о государственном учете жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 13 октября 1997 г. N 1301, указано, что учет домовладений, строений и жилых помещений (квартир) производится в БТИ путем ведения реестра жилищного фонда.

С учетом вышеприведенных обстоятельств суд обоснованно не признал состоятельными доводы жалобы о противоречии федеральному законодательству и пункта 11 Положения, предусматривающего, что на основе сведений, полученный в результате технической инвентаризации, формируется и ведется в установленном порядке Единый государственный реестр.

Согласно пункту 5 Положения государственный технический учет и техническую инвентаризацию проводят специализированные государственный унитарные предприятия или учреждения (службы, управления, бюро), уполномоченные на осуществление этой деятельности органом, указанным в пункте 4 данного Положения.

Обосновывая жалобу, представители заявителей ссылались на то, что приведенное предписание оспариваемого правового акта ограничивает закрепленные в законе права органов местного самоуправления по проведению государственного технического учета и технической инвентаризации объектов недвижимости.

Полагая эти доводы необоснованными, суд первой инстанции правильно сослался на то, что в соответствии с абзацем 5 пункта 1 ст. 23 Градостроительного кодекса РФ в ведении муниципальных предприятий в области градостроительства находится организация и проведение инвентаризации земель, других объектов недвижимости городских и сельских поселений, других муниципальных образований.

В то же время ни указанный Кодекс, ни другие федеральные законы (в том числе ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации") не наделяют органы местного самоуправления полномочиями в сфере государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности.

Более того, в абзаце 7 пункта 1 статьи 23 Градостроительного кодекса Российской Федерации особо указано, что организация ведения государственного градостроительного кадастра (включающего в себя сведения из Единого государственного реестра объектов градостроительной деятельности) и мониторинга объектов градостроительной деятельности находится в ведении муниципальных образований лишь в случаях наделения органов местного самоуправления соответствующими полномочиями.

С учетом изложенного, как отметил суд первой инстанции, и предписание п. 5 Положения не противоречит закону и не нарушает прав органов местного самоуправления по организации и проведению инвентаризации земель и других объектов недвижимости муниципальных образований. Органы местного самоуправления вправе осуществлять данную деятельность своими структурными подразделениями либо создавать соответствующие муниципальные организации.

В пункте 13 Положения закреплено, что технические паспорта, оценочная и иная учетно-техническая документация по объектам учета, включая регистрационные книги, реестры, копии зарегистрированных документов, сформированные в инвентарные дела, образуют архивные фонды, которые относятся к государственной части Архивного фонда Российской Федерации и являются федеральной собственностью.

Заявитель утверждал, что данный пункт Положения противоречит закону, поскольку технические паспорта и другие документы, сформированные в инвентарные дела, якобы, не относятся к архивным фондам.

Отвергая, как необоснованный, этот довод Верховный Суд Российской Федерации правильно сослался на ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации об архивном фонде Российской Федерации, согласно которой под архивным документом понимается документ, сохраняемый или подлежащий сохранению в силу его значимости для общества, а равно имеющий ценность для собственника.

Суд правильно указал на то, что приведенным критериям полностью отвечают технические паспорта и другие документы, сформированные в инвентарные дела, поскольку они содержат разностороннюю, нередко имеющую стратегическое значение информацию о зданиях, сооружениях и иных объектах различного назначения на определенной территории, могут иметь долговременное практическое применение и большую научную и историческую ценность.

Следовательно, совокупности указанных архивных документов, сформированных в инвентарные дела, образуют соответствующие архивные фонды.

Отнесение данных архивных фондов к государственной части Архивного фонда Российской Федерации не противоречит части 2 статьи 6 Основ законодательства Российской Федерации об архивном фонде Российской Федерации, поскольку пункт 13 Положения не относит к федеральной собственности документы, изготовленные муниципальными предприятиями для их нужд.

При рассмотрении дела суд также учел и то, что архивы БТИ относятся к государственному архивному фонду Российской Федерации и являются федеральной собственностью, находящейся в пользовании субъектов Российской Федерации, в соответствии с пунктом 14 Положения о государственном учете жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 13 октября 1997 г. N 1301. Названный правовой акт заявителем не оспаривался.

Кассационная коллегия считает несостоятельной ссылку в кассационной жалобе на ст. 28 Градостроительного кодекса РФ, не включающую в перечень градостроительной документации документы БТИ.

Однако эта ссылка не свидетельствует о незаконности оспоренного нормативного акта, так как приведенные выше положения ст. 54 данного Кодекса указывают на то, что сведения об объектах учета являются основой для осуществления государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и других целей, а не наоборот.

Необоснованной является и ссылка в кассационной жалобе на неправомерность отнесения судом технических паспортов и других документов, сформированных в инвентарные дела к архивным документам по тому мотиву, что они могут иметь долговременную научную и историческую ценность.

Указанный вывод суда ничем не опровергнут, а приведение в кассационной жалобе в качестве примера объектов недвижимости на территории г. Кирово-Чепецка, не имеющих такую ценность, является по меньшей мере некорректным, поскольку оспоренный нормативный акт издавался не только в отношении учета и регистрации объектов градостроительной деятельности в г. Кирово-Чепецке.

Имеющие для настоящего дела юридическое значение обстоятельства судом определены правильно и им дана соответствующая оценка.

С учетом изложенного кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР Кассационная коллегия

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2001 года оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.И.ФЕДИН

 

Члены коллегии

В.П.КНЫШЕВ

В.Д.АНОХИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"