||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 июля 2001 г. N КАС01-224

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Федина А.И.

членов коллегии: Толчеева Н.К., Анохина В.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 12 июля 2001 г. гражданское дело по жалобе общероссийского общественного движения "За права человека" на п. 3 "Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности", утвержденной приказом ФСБ России от 4 декабря 2000 г. N 613 по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда РФ от 24 апреля 2001 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения представителей заявителя - П., И., К.В. и Ч.Е., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей ФСБ России К.Н. и Ч.С., возражавших против удовлетворения жалобы, Кассационная коллегия

 

установила:

 

приказом Федеральной службы безопасности России от 4 декабря 2000 г. N 613 утверждена "Инструкция о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности".

Общероссийское общественное движение "За права человека" обратилось в Верховный Суд РФ с жалобой на п. 3 данной Инструкции, предусматривающей, что обращения, не содержащие личной подписи автора, его фамилии, имени и отчества, а также данных о месте его жительства (работы, учебы), признаются анонимными и не рассматриваются. Решение об этом принимает начальник органа безопасности или его заместители. Регистрация таких обращений осуществляется в порядке, установленном настоящей Инструкцией, после чего они уничтожаются (за исключением тех анонимных обращений, в которых содержатся признаки подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также сведения о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших) <*>.

--------------------------------

<*> Анонимные обращения, в которых содержатся признаки подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также сведения о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, направляются для проверки в соответствующие подразделения органов безопасности либо по подследственности.

 

Коллективными обращениями признаются обращения, поданные от имени двух и более лиц.

В обоснование заявленного требования, общественное движение сослалось на то, что оспоренный пункт нормативного акта противоречит закону и нарушает права и свободы граждан.

Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на ошибочность выводов суда о соответствии оспоренного положения Инструкции требованиям Указа Президиума Верховного Совета СССР "О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан" и федеральному закону.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.

Указание в Инструкции на то, что обращения, не содержащие личной подписи автора, его фамилии, имени и отчества, а также данных о месте его жительства (работы, учебы) признаются анонимными и не рассматриваются - полностью соответствует Указу Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. (с последующими изменениями и дополнениями).

При этом указанный пункт предусматривает обязательное уничтожение таких обращений после их регистрации, что в полной мере соответствует конституционным требованиям о запрете на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия и направлено на защиту прав и свобод граждан.

То обстоятельство, что пункт 3 Инструкции предусматривает необходимость регистрации анонимных обращений в органах безопасности, а также допускает исключение в отношении анонимных обращений, в которых содержатся признаки подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также сведения о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, когда такие обращения не уничтожаются, а направляются для проверки в соответствующие подразделения органов безопасности либо по подследственности, не свидетельствует о том, что такие анонимные обращения рассматриваются по существу.

Кроме того, как правильно отметил суд первой инстанции в своем решении, изложенные выше положения Инструкции соответствуют требованиям Федерального закона.

Так, Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" определяет оперативно-розыскную деятельность как вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств (статья 1).

Согласно ст. 13 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" и ст. 10 ФЗ "Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации" органы Федеральной службы безопасности осуществляют оперативно-розыскные мероприятия по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законом к их ведению, а также по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации.

Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий названы в ст. 7 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", в частности, к ним относятся ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Поскольку Инструкция в оспоренной части соответствует закону и принята в пределах компетенции федерального органа исполнительной власти, суд первой инстанции обоснованно указал на то, что эта Инструкция (ее п. 3) сама по себе не нарушает прав и свобод граждан.

Довод в кассационной жалобе о том, что п. 3 Инструкции в оспоренной части противоречит Указу Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г., не свидетельствует о его незаконности, поскольку сам Указ ПВС СССР может действовать на территории Российской Федерации в части, не противоречащей федеральному законодательству.

Как указано выше, оспоренная часть п. 3 Инструкции соответствует федеральному закону, в частности, ст. 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".

Несостоятельна и ссылка в кассационной жалобе на несоответствие оспоренной части Инструкции ст. 110 УПК РСФСР (запрещающей правоохранительным органам принимать к рассмотрению анонимные заявления и сообщения о преступлениях) и Указанию Генеральной прокуратуры РФ "О порядке рассмотрения заявлений, жалоб и иных обращений и организации приема граждан в центральном аппарате Генеральной прокуратуры РФ" от 8 января 1997 г. N 2/25.

Как указано выше, в оспоренной части п. 3 Инструкции не предписывает в полном объеме и по существу рассматривать анонимные обращения и жалобы граждан, касающиеся готовящихся, совершаемых и совершенных преступных деяний.

Довод в жалобе о том, что Инструкция в обжалованной части нарушает конституционные права и свободы конкретных граждан, в отношении которых возможны поступления анонимных сообщений о готовящихся этими гражданами преступлений, о совершаемых ими преступлений или о совершивших гражданами преступлений, ни на чем не основан.

В п. 3 Инструкции отсутствует указание на то, что поступившее подобное анонимное сообщение рассматривается в полном объеме, как заявление (не анонимное) о преступлениях. Не содержит п. 3 Инструкции и указания на необходимость рассмотрения таких анонимок и проверки конкретных лиц, на которых в анонимном обращении указывается как на лицо, совершившее, совершаемое либо приготовившееся к совершению преступления.

Содержание п. 3 свидетельствует о том, что соответствующая проверка по анонимным сообщениям о преступлениях должна проводиться по факту совершенного, совершаемого или готовящегося преступления.

Кроме того, если в отношении граждан по анонимным заявлениям о преступлениях правоохранительными органами будут производиться неправомерные действия, о возможности совершения которых указывается в кассационной жалобе, потерпевшие от таких действий вправе обжаловать их в судебном порядке. Оспоренный же п. 3 Инструкции сам по себе никакой основы для подобного нарушения прав и свобод граждан не содержит.

С учетом изложенного кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия

 

определила:

 

решение Верховного Суда РФ от 24 апреля 2001 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.И.ФЕДИН

 

Члены коллегии

Н.К.ТОЛЧЕЕВ

В.Д.АНОХИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"