||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 июля 2001 г. N 506п2001пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 марта 2001 года.

По приговору Московского городского суда от 8 декабря 2000 года

Е., <...>, ранее не имеющий судимости,

осужден по п. п. "а", "в", "и", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 марта 2001 года приговор отменен и дело направлено для производства нового расследования.

В протесте поставлен вопрос об отмене кассационного определения с передачей дела на новое кассационное рассмотрение в связи с тем, что утверждение кассационной инстанции о неполноте предварительного и судебного следствия не основано на материалах уголовного дела и требованиях уголовно-процессуального закона.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кислицына М.К. поддержавшего доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

по приговору суда Е. был признан виновным в том, что 24 декабря 1999 года в период между 3 и 4 часами утра, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в квартире своей сожительницы Т. по адресу: <...> с целью умышленного причинения смерти двум лицам из-за возникшей между ним и Т. конфликтной ситуации, действуя из хулиганских побуждений, с особой жестокостью, нанес множественные удары кухонным ножом спавшим С.М. и С.С. (матери и малолетнему брату Т.), которые от полученных ранений скончались на месте.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Е. виновным себя в содеянном не признал, пояснив, что у него действительно около 3 часов утра после употребления спиртных напитков возник конфликт с сожительницей Т. в ее квартире, а затем и драка. Его избили находившиеся в квартире А., В., С. и Ч. Затем он из квартиры ушел, предварительно позвонив в милицию и сообщив о драке. После того как его обидчики ушли, он вернулся в квартиру, закрыв за собой дверь. После приезда работников милиции в период с 4 часов 15 минут до 6 часов утра он был задержан и находился в РОВД. Считает, что именно в этот период кто-то совершил убийство матери и брата его сожительницы.

В обоснование виновности Е. в совершении убийств суд сослался на следующие доказательства.

Свидетель Т. показала, что после распития спиртных напитков она легла спать. Ее разбудил Е., предложив вступить в половую связь. На этой почве между ними произошел скандал. Затем обвиняемый вышел из маленькой комнаты, а она уснула. Проснувшись, обнаружила в большой комнате труп матери на диване с перерезанным горлом. Находившийся в этой же комнате Е. сказал, что это он совершил убийство. Она попросила его вызвать милицию, что тот и сделал.

На Е. в тот день были джинсовые брюки серого цвета, водолазка и спортивная куртка.

Свидетели А., В., Ч., С. подтвердили, что распивали спиртные напитки с Е. в квартире Т. После скандала они ушли, но оставались Е. и спящие Т., ее мать и малолетний брат. После этого А. и В. приходили в квартиру около 4 часов утра, в тот момент, когда там произошло возгорание на кухне. Они вошли в квартиру, двери которой были открыты, и потушили пожар. Здесь же они увидели труп С.М. с перерезанным горлом. Е. в квартире в то время не было. Около 6 часов утра из пивбара Е. пришел вместе с С. в квартиру. Е. сходил в комнату и вышел оттуда с ножом в руке.

На ноже была кровь. На вопрос С., откуда кровь, обвиняемый ответил, что он зарезал Марину и ее сына.

Свидетели Н., К., Я. показали, что около 8 часов утра они пришли в квартиру. Дверь им открыл Е. На кухне были видны следы пожара. После распития спиртных напитков на кухне они увидели трупы С. и, выйдя из квартиры, позвонили в милицию, сообщив о трупах.

Из показаний свидетеля С. и сведений телефонной станции следует, что Е. дважды звонил в дежурную часть УВД в 3 часа 40 минут и в 3 часа 56 минут.

Допрошенные в суде работники милиции К., П., М. показали, что примерно в 4 часа они выезжали по вызову. Когда дверь квартиры им открыл находившийся в нетрезвом состоянии Е., они, не заходя в квартиру, задержали его и доставили в отделение милиции. Отпущен оттуда Е. был в 5 часов 50 минут.

Согласно заключениям судебно-медицинского эксперта у С.М. имелись: прижизненные ранения передней поверхности шеи, грудной клетки с рассечением грудины, повреждением правого легкого, сердечной сорочки, ушка сердца; у С.С. имелись множественные колото-резаные и резаные раны головы, шеи, левого предплечья, кисти руки. Эти повреждения причинены орудием с колюще-режущими свойствами, клинок которого имел лезвие и обушок. Смерть потерпевших наступила от кровопотери. Время смерти С.М. - за 6 - 8 часов, а С.С. - за 1 - 3 часа до фиксации трупных явлений, которая проводилась в 11 часов и 10 часов 50 минут 24 декабря 1999 года.

В соответствии с актом медико-криминалистической экспертизы на водолазке, спортивной куртке, изъятых у Е., обнаружены следы от попадания мелких частиц жидкой крови, летящих перпендикулярно, а также сверху вниз и в стороны. На джинсах имелись помарки, образовавшиеся в результате непосредственного контакта джинсов с окровавленной поверхностью.

Судебно-биологический эксперт не исключил происхождение следов крови на одежде Е. от потерпевших.

Рассмотрев данное дело в кассационном порядке, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ пришла к выводу о неполноте и односторонности предварительного и судебного следствия, в связи с чем направила дело на новое расследование.

По мнению кассационной инстанции суд и органы предварительного следствия в нарушение требований ст. ст. 20, 68 УПК РСФСР не установили мотив совершения преступления, так как из приговора и обвинительного заключения не видно, на основании каких данных сделан вывод о совершении убийства Е. из хулиганских побуждений.

По мнению кассационной инстанции, анализ доказательств, приведенных в приговоре, свидетельствует о том, что материалы дела исследованы неполно и поверхностно, важные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, проверены не были.

Так, органы предварительного следствия и суд пришли к выводу о совершении убийства С. в период между 3 - 4 часами 24 декабря 1999 года, но акты судебно-медицинских экспертиз указывают на то, что смерть потерпевших наступила в иное время. Эти противоречия не были устранены, а показания судебно-медицинского эксперта по данному вопросу не могут заменить заключения эксперта. В связи с этим кассационная инстанция сочла необходимым провести по делу дополнительную судебно-медицинскую экспертизу.

Кассационная инстанция в своем определении указала, что ни органы предварительного следствия, ни суд надлежащим образом не проверили обстоятельства возгорания на кухне и не дали этому обстоятельству никакой оценки.

Не были проверены утверждения Е. о пропаже из квартиры вещей, о причастности к убийствам других лиц. По этому поводу не принято органами следствия никаких решений.

Президиум находит протест не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 68 УПК РСФСР мотив, время совершения преступления подлежат не только установлению, но и являются предметом доказывания по уголовному делу при производстве предварительного следствия и разбирательстве дела в суде.

Однако, как правильно отразила в своем определении кассационная инстанция, ни органы предварительного следствия, ни суд не исследовали должным образом мотив убийства С.М. и ее малолетнего сына. Ни в обвинительном заключении, ни в обвинительном приговоре не указано, на основании каких фактических данных органы предварительного следствия и суд установили побуждения, которыми руководствовался виновный.

Анализ собранных по делу доказательств по данному вопросу в приговоре отсутствует.

Поэтому нельзя согласиться с доводами протеста о доказанности умысла виновного на убийство потерпевших и отсутствии оснований для передачи дела на новое расследование.

Выводы органов следствия и суда о времени убийства потерпевших, вопреки доводам протеста, сделаны на основе противоречивых доказательств, без указания в приговоре почему суд признал достоверными одни доказательства и отверг другие.

В частности, согласно актам судебно-медицинских экспертиз, смерть С.М. и ее сына Сережи наступила соответственно между 3 - 5 часами и 7 часами 50 минутами и 9 часами 50 минутами 24 декабря 1999 года.

Между тем, суд указал в приговоре, что их убийство совершено между 3 - 4 часами 24 декабря 1999 года.

Необходимость проведения по делу для устранения противоречий повторной судебно-медицинской, возможно комплексной, экспертизы достаточно полно аргументирована кассационной инстанцией.

Нельзя согласиться и с доводами протеста о том, что материалами дела установлена непричастность к смерти потерпевших лиц, посещавших в тот день квартиру, где было совершено убийство. Кассационная инстанция обоснованно указала на необходимость тщательной проверки доводов Е. о совершении убийств иными лицами и о пропаже в ту ночь из квартиры вещей.

В этой связи подлежали соответствующей проверке и оценке обстоятельства возгорания на кухне и тушения пожара, наличия в квартире собаки.

Утверждения в протесте о случайном характере возникшего очага пожара является лишь предположением, требующим соответствующего доказывания по настоящему делу. Проверка этих обстоятельств может иметь важное значение для исхода дела.

Таким образом, кассационная инстанция правильно отменила приговор суда и передала дело на дополнительное расследование для более полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств дела, проверки доводов осужденного о его непричастности к совершенным преступлениям.

В связи с большим объемом следственных действий и необходимостью проведения мер оперативно-розыскного характера кассационная инстанция, отменив обвинительный приговор, удовлетворила просьбу осужденного и его защитника, изложенные в кассационных жалобах, о передаче дела на дополнительное расследование.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"