||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июля 2001 года

 

Дело N 9-впр01-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                        Корчашкиной Т.Е.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 3 июля 2001 года гражданское дело по иску З. к ОКБ машиностроения о признании договора приватизации квартиры недействительным и по ее иску к Н. о признании недействительным договора купли-продажи по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Канавинского районного суда г. Н. Новгорода от 29 сентября 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 17 декабря 1999 г., постановление президиума Нижегородского областного суда от 23 марта 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя Н. - Т.А. (паспорт серии 32-МЮ N 586122), заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

З. обратилась в суд с иском к ОКБ машиностроения и Н. о признании недействительными договоров приватизации 2-комнатной квартиры <...>, купли-продажи ее, заключенных с Н., мотивируя тем, что нарушены интересы ее несовершеннолетнего сына Т., 1992 года рождения.

В ходе рассмотрения дела З. дополнила свой иск, поставив вопрос о признании договора купли-продажи квартиры недействительным еще и на том основании, что данный договор является притворной сделкой, скрывающей заключенный ею с Н. договор залога спорной квартиры.

Решением Канавинского районного суда г. Н. Новгорода от 29 сентября 1999 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 17 декабря 1999 г., в иске отказано.

Принесенный прокурором Нижегородской области на указанные судебные постановления протест оставлен без удовлетворения постановлением президиума Нижегородского областного суда от 23 марта 2000 г.

В протесте ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с неправильным применением норм материального права и существенным нарушением норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что отсутствие согласия органа опеки и попечительства на приватизацию и продажу квартиры не является безусловным основанием для признания сделок недействительными, поскольку судом не установлено, чем конкретно нарушены интересы несовершеннолетних детей истицы.

По мнению суда, формальное невключение второго ребенка в лицевой счет в основе имело умысел на признание в будущем сделок недействительными.

Однако согласиться с такими выводами суда нельзя.

Как установлено судом, нанимателем спорной квартиры являлась З. В лицевой счет были включены она и ее дочь Б., 17.05.1987 года рождения.

31 мая 1992 г. у З. родился сын Т., который с момента рождения проживал в спорной квартире.

25 января 1994 г. З. обратилась с заявлением в ОКБМ о приватизации квартиры на себя и Б.

9 февраля 1994 г. был заключен договор о безвозмездной передаче жилья в собственность З. и Б. в равных долях.

В соответствии с требованиями ст. 2, 7 Закона РСФСР "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (с изменениями на 11.08.94) в договор о приватизации включаются несовершеннолетние, имеющие право пользования данным жилым помещением и проживающие совместно с лицами, которым это помещение передается в общую с несовершеннолетними собственность.

Таким образом, в нарушение Закона Т. не был включен в число участников общей собственности на спорную квартиру, хотя в ней проживал с момента рождения и являлся членом семьи З.

Кроме того, органы опеки и попечительства не давали разрешение на отказ от принадлежащего не совершеннолетнему Т. права участвовать в приватизации.

Следовательно, выводы суда о том, что на момент заключения договора о приватизации не были ущемлены жилищные права Т., не основаны на законе.

5 апреля 1994 г. З. продала квартиру Н.

Договор купли-продажи З. от имени несовершеннолетней Б. совершен без надлежащего разрешения органа опеки и попечительства. В материалах дела имеется разрешение инспектора Управления образования, который не наделен такими полномочиями. Судом этому обстоятельству надлежащая оценка не дана.

Кроме того, суд не проверил, были ли реально соблюдены жилищные права несовершеннолетней Б.: приобретено ли ей жилое помещение, равноценное ее доле в проданной квартире, хотя установление данного обстоятельства имеет существенное значение для правильного разрешения спора.

Как видно из материалов дела, договор купли-продажи квартиры Н. был зарегистрирован 24.03.97, хотя оформлен был 05.04.94.

В силу ст. 223 ГК РФ право собственности на спорную квартиру у Н. возникло с момента регистрации недвижимого имущества.

При этом суд оставил без внимания и оценки то обстоятельство, что в 1996 г. Т. был включен в лицевой счет на спорную квартиру.

Никаких суждений по этому поводу судом не высказано.

В нарушение требований ст. ст. 6, 150 ГПК РСФСР дело судом рассмотрено единолично при отсутствии на то согласия сторон.

В протоколе судебного заседания от 29 сентября 1999 г. (л.д. 349 - 349 об.) не содержится запись о том, что объявлен состав суда и у сторон выясняется их мнение о возможности единоличного рассмотрения дела.

Кроме того, в протоколе судебного заседания не указаны народные заседатели, которые подписали решение по делу.

Изложенное свидетельствует о том, что дело рассмотрено судом в незаконном составе.

Указанное процессуальное нарушение в силу п. 1 ст. 308 ГПК РСФСР влечет безусловную отмену постановленного решения. Однако кассационная и надзорная инстанции не обратили внимания на допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального и процессуального права. Поэтому состоявшиеся по делу судебные постановления нельзя признать законными, и они подлежат отмене.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Канавинского районного суда г. Н. Новгорода от 29 сентября 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 17 декабря 1999 г., постановление президиума Нижегородского областного суда от 23 марта 2000 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"