||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

РЕШЕНИЕ

от 29 июля 1997 г. No. ГКПИ97-298

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный Суд Российской Федерации в лице

    судьи Верховного Суда Российской Федерации       - Федина А.И.

    при секретаре                                   - Богатко Л.Н.

    с участием прокурора -                          Федотовой А.В.

 

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобам Любаевой В.М. и Антоновой Л.О. на п. 5 разъяснений Министерства труда Российской Федерации от 22 мая 1996 года No. 5 и письмо Минтруда Российской Федерации 1996 года No. 523-ВК,

 

установил:

 

Любаева В.М. и Антонова Л.О. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с жалобами на п. 5 разъяснений Министерства труда Российской Федерации от 22 мая 1996 года No. 5, установивший, в частности, что право на пенсию в связи с особыми условиями труда имеют работники, постоянно занятые выполнением работ, предусмотренных Списками (списками производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих в соответствии с Законом РСФСР "О государственных пенсиях" право на пенсию в связи с особыми условиями труда и на пенсию за выслугу лет), в течение полного рабочего дня; под полным рабочим днем понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных списками, не менее 80% рабочего времени.

По мнению заявительниц, указание в разъяснениях на постоянную занятость работников выполнением работ, предусмотренных Списками в течение полного рабочего дня, как условие для реализации права этих работников на пенсию в связи с особыми условиями труда (п. г) ст. 12 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" предусматривает для женщин, достигших 50 лет, установление пенсий в связи с особыми условиями труда, если они трудились не менее 20 лет в текстильной промышленности на работах с повышенной интенсивностью и тяжестью), противоречит положению ст. 12 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР", не содержащему указания на необходимость выполнения таких работ в течение полного рабочего дня.

Кроме того, заявительницы поставили вопрос о признании недействительным письма Минтруда Российской Федерации No. 523-ВК от 24 октября 1996 года в связи с тем, что это письмо не было опубликовано.

В судебное заседание заявители не явились, о времени и месте судебного разбирательства были извещены.

Представитель Министерства труда и социального развития Российской Федерации Евтихеев В.З. возражал против удовлетворения жалоб.

Заслушав объяснения представителя Министерства труда и социального развития Российской Федерации Евтихеева В.З., возражавшего против удовлетворения жалоб, исследовав письменные доказательства и выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Федотовой А.В., полагавшей жалобы Любаевой и Антоновой необоснованными, Верховный Суд Российской Федерации находит, что жалобы не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно п. г ст. 12 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" пенсия в связи с особыми условиями труда устанавливается женщинам - по достижении 50 лет, если они трудились не менее 20 лет в текстильной промышленности на работах с повышенной интенсивностью и тяжестью.

Пунктом 2 Постановления Совета Министров РСФСР No. 517 от 2 октября 1991 года "О пенсиях на льготных условиях по старости (по возрасту) и за выслугу лет" Министерству труда РСФСР предоставлено право давать разъяснения о порядке применения списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение; списков работ, профессий и должностей, дающих право на пенсию за выслугу лет: правил исчисления выслуги и назначения пенсий.

Реализуя это право, Министерство труда Российской Федерации принимало соответствующие постановления, в том числе и Постановление No. 29 от 22 мая 1996 года "Об утверждении разъяснения "О порядке применения списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих в соответствии со статьями 12, 78 и 78.1 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" право на пенсию по старости в связи с особыми условиями труда и на пенсию за выслугу лет".

В обжалуемом заявителями п. 5 данного разъяснения, в частности, указано на то, что право на пенсию в связи с особыми условиями труда имеют работники, постоянно занятые выполнением работ, предусмотренных Списками, в течение полного рабочего дня.

Считая данное положение разъяснения незаконным, заявители ссылаются на то, что в п. г ст. 12 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" не содержится такого условия, как основания для включения указанной работы в специальный стаж, дающих работнику право на получение пенсии в связи с особыми условиями труда.

Между тем, как полагает суд, само по себе отсутствие в Законе указания на то, что лишь работники, постоянно занятые выполнением работ, предусмотренных Списками, в течение полного рабочего дня, имеют право на пенсию в связи с особыми условиями труда, не свидетельствует о незаконности содержащегося в обжалуемом положении разъяснения такого указания, поскольку из смысла ст. 12 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" следует, что именно постоянное выполнение женщинами в течение полного рабочего дня работ с повышенной интенсивностью и тяжестью в текстильной промышленности в течение не менее 20 лет является льготным основанием для установления им пенсии в связи с особыми условиями труда (по достижении 50 лет).

Иное понимание содержания ст. 12 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" (непостоянное выполнение такой работы и не в течение полного рабочего дня) возможно было лишь в том случае, если бы приведенное положение закона содержало специальное указание на допустимость непостоянного выполнения работ (определяющих право на льготную пенсию) в течение неполного рабочего дня. А поскольку такого указания в законе не содержится, обжалуемое разъяснение Минтруда Российской Федерации соответствует требованиям ст. 12 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации".

Более того, данное Министерством труда Российской Федерации разъяснение содержит отсутствующие в Законе дополнительные гарантии, улучшающие положение работников, занятых на работах, связанных с особыми условиями труда.

Так, в п. 5 разъяснения предусмотрено, что под полным рабочим днем понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени, а не в течение всего рабочего дня (100% рабочего времени), что также не противоречило бы ст. 12 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" и ранее имело место в практике (в разъяснении Государственного комитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы и Секретариата ВЦСПС от 2 апреля 1976 года No. 5/8 уже имелось указание на то, что правом на льготное пенсионное обеспечение пользуются работники, занятые полный рабочий день выполнением работ, связанных с особыми условиями труда).

Как пояснил представитель Министерства труда и социального развития Российской Федерации в настоящем судебном заседании, на практике в период действия приведенного разъяснения Госкомтруда СССР и ВЦСПС под полным рабочим днем понималось выполнение работы в условиях труда, предусмотренного Списками в течение всего рабочего дня (т.е. 100% рабочего времени) и лишь в разъяснении Министерства труда и занятости населения РСФСР и Министерства социальной защиты населения РСФСР No. 1 от 8 января 1992 года впервые было дано указание на то, что под полным рабочим днем следует понимать выполнение работы в условиях, предусмотренных списками, не менее 80% рабочего времени (при принятии аналогичного по этому вопросу разъяснения No. 29 от 22 мая 1996 года ранее действовавшее разъяснение No. 1 от 8 января 1992 года было признано утратившим силу).

Кроме того, в обжалуемом заявителями пункте 5 разъяснения предусмотрены и другие (улучшающие правовое положение работников при особых условиях труда), не установленные Законом Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" гарантии. В частности, предусмотрено, что в указанное время (в течение 80% дневного рабочего времени) включается время выполнения подготовительных и вспомогательных работ, а у работников, выполняющих работу при помощи машин и механизмов, также время выполнения ремонтных работ текущего характера и работ по технической эксплуатации оборудования: в указанное время может включаться время выполнения работ, производимых вне рабочего места с целью обеспечения основных трудовых функций.

Также указанным разъяснением предусмотрена возможность исчисления работникам специального трудового стажа, дающего право на пенсию в связи с особыми условиями труда, если в связи с сокращением объемов производства эти работники работали в режиме неполной рабочей недели, но выполняли в течение полного рабочего дня такие работы - по фактически отработанному времени.

Предусмотрено в пункте 5 разъяснения и то, что в специальный трудовой стаж, дающий право на пенсию в связи с особыми условиями труда, засчитываются периоды временной нетрудоспособности и ежегодных оплачиваемых отпусков, включая дополнительные.

Таким образом, в обжалуемой заявителями части разъяснения Министерства труда Российской Федерации не содержатся какие-либо положения, которые бы ограничивали или ущемляли их права и интересы, предусмотренные Законом Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации".

По изложенным выше основаниям суд не может согласиться и с доводом заявителей о том, что неуказание законодателем в ст. 12 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" на необходимость выполнения работниками работ с особыми условиями труда в течение полного рабочего дня (в сравнении с подобным указанием в ст. 78 этого Закона при назначении пенсии за выслугу лет) в качестве обязательного условия для назначения пенсии в связи с особыми условиями труда якобы не позволяло Министерству труда Российской Федерации давать такое разъяснение.

При разрешении жалоб суд учитывает и то обстоятельство, что вопрос о соответствии разъяснения Минтруда Российской Федерации также проверялся при регистрации этого нормативного акта в Министерстве юстиции Российской Федерации, имевшей место 24 октября 1996 года.

Довод заявителей о том, что сложившееся в текстильной промышленности положение (резкий спад производства) не позволяет выдерживать режим, при котором работа с особыми условиями труда имелась бы в течение полного рабочего времени (не менее 80% его), не может служить основанием для признания незаконным обжалуемого разъяснения, так как приведенное обстоятельство не относится к предмету настоящего спора (заключающегося в оспаривании нормативного акта по мотиву его незаконности), а при определенных условиях может являться основанием для обращения в суд с требованием к администрации о соблюдении условий трудового договора и возмещении ущерба.

Не подлежат удовлетворению жалобы заявителей и в части оспаривания письма Министерства труда Российской Федерации от 1996 года No. 523-ВК.

Во-первых, письмо за указанным номером в 1996 году Министерство труда Российской Федерации принимало не 24 октября 1996 года, как об этом указано в жалобах, а 15 марта 1996 года и направило в Пенсионный фонд Российской Федерации и в Московский областной Совет профсоюзов (в связи с обращением последнего) 19 марта 1996 года (л.д. 79).

Во-вторых, в этом письме Министерство труда Российской Федерации изложило по вопросу об исчислении специального трудового стажа при режиме неполной рабочей недели (специальный стаж рекомендовано в этом случае исчислять по фактически отработанному времени) ту же позицию, что и в п. 5 разъяснения от 22 мая 1996 года, также не противоречащую ст. 12 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" (как об этом изложено ранее в настоящем судебном решении).

А поскольку само разъяснение Минтруда Российской Федерации No. 29 от 22 мая 1996 года было официально опубликовано в "Российских вестях" 21 ноября 1996 года, необходимости в опубликовании письма, содержащего одно из положений разъяснения, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 191 - 197, 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации

 

решил:

 

Любаевой Валентине Михайловне и Антоновой Людмиле Олимпиевне отказать в удовлетворении жалоб на п. 5 разъяснений Министерства труда Российской Федерации No. 5 от 22 мая 1996 года и на письмо Министерства труда Российской Федерации No. 523-ВК от 19 марта 1996 года.

Решение Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке обжалованию и опротестованию не подлежит.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"