||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 июля 1997 года

 

Дело N 71-Г97-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Еременко Т.Н.,

                                                     Глянцева В.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 24 июля 1997 г. по иску Л. к главнокомандующему ВМФ России, войсковой части 60109 о восстановлении на воинской службе по кассационной жалобе в/ч 60109 на решение Калининградского областного суда от 14 мая 1997 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Глянцева В.В., заключение прокурора Гермашевой М.М., полагавшей решение подлежащим частичной отмене, Судебная коллегия

 

установила:

 

Л. обратился в суд с иском к войсковой части 60109 о восстановлении на воинской службе, взыскании денежного содержания за время вынужденного прогула, возмещении морального вреда, указав, что в соответствии с приказом командира в/ч 60109 от 3 октября 1996 г. за N 74 уволен в связи с организационно-штатными мероприятиями по ст. 49 ч. 2 п. "а", хотя занимающие аналогичные должности офицеры Б. и С.С. имеют более низкую квалификацию и меньший срок службы. Кроме того, у него есть преимущественное право занимать соответствующую должность, так как он является единственным кормильцем в семье, состоящей из жены-домохозяйки и двух несовершеннолетних детей, а у майоров Б. и С.С. иждивенцев меньше, так как нет детей. Просил восстановить его на воинской службе в в/ч 60109 в должности старшего помощника начальника лаборатории, взыскать денежное содержание за время вынужденного прогула, моральный вред в сумме 10 млн. рублей.

Решением суда от 19 мая 1997 г. Л. восстановлен на военной службе; в его пользу взыскан материальный ущерб в сумме 13273940 руб., состоящий из невыплаченных денежного содержания в сумме 9169496 руб., премии 1914444 руб., продовольственного пайка - 2190000 руб. В счет компенсации морального вреда взыскано 2000000 руб.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения суда по мотивам неправильного применения норм материального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене в части взыскания материального ущерба.

При рассмотрении дела судом установлено, что Л. с августа 1983 г. проходил службу в в/ч 60109. 4 июня 1994 года с ним был заключен контракт о прохождении им военной службы сроком на 5 лет.

Приказом главнокомандующего ВМФ Российской Федерации N 0383 от 27 сентября 1996 г. Л. досрочно уволен с военной службы с зачислением в запас по ст. 49 ч. 2 п. "а" Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Приказом командира в/ч 60109 от 3 октября 1996 года Л. исключен из списков личного состава части.

В соответствии с директивами ГШ ВМФ от 07.12.95 N 730/2/3400 и от 18.01.96 N 730/2/126 в штаты в/ч 60109 внесены изменения, исключена одна должность старшего помощника начальника лаборатории.

До сокращения указанной должности в в/ч 60109 имелось три аналогичные должности, занимаемые подполковником Л. и майорами Б. и С.С.

При решении вопроса об увольнении в связи с организационно-штатными мероприятиями командир части, в обязанности которого входит представление офицеров к увольнению, принял решение о представлении к увольнению подполковника Л.

Принимая решение об удовлетворении иска, суд считал необходимым руководствоваться нормами трудового законодательства.

Свою позицию суд обосновал тем, что в Законе Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе", предусматривающем основания досрочного увольнения граждан с военной службы, не урегулирован порядок увольнения военнослужащих в связи с организационно-штатными мероприятиями. Не предусмотрен этот порядок и в Законе Российской Федерации "О статусе военнослужащих", тогда как отношения по увольнению военнослужащих по ст. 49 ч. 2 "А" сходны с отношениями по высвобождению рабочих и служащих по сокращению штата.

Применительно к ч. 1 ст. 34 КЗоТ Российской Федерации суд признал, что ответчиком допущено нарушение законодательства при увольнении со службы истца.

С выводом суда о возможности применения норм трудового законодательства при регулировании отношений по увольнению военнослужащих согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу ст. 35 Закона Российской Федерации от 11.02.93 "О воинской обязанности и военной службе" военная служба - особый вид государственной службы граждан в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках внешней разведки и федеральных органах государственной безопасности.

Статус военнослужащего и отношения, связанные с исполнением обязанностей воинской службы, ее особенностями, определяются Законом Российской Федерации "О статусе военнослужащих".

В частности, особенностями военной службы являются: вооруженная защита государства, связанная с необходимостью беспрекословного выполнения задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни: ограничение некоторых общегражданских прав и свобод, которые компенсируются военнослужащим льготами (ст. 1).

Таким образом, названными Законами установлены особые условия труда военнослужащих, которые существенно отличаются от трудовых отношений рабочих и служащих, для которых, например, характерно равенство прав сторон в трудовом договоре. Поэтому отношения, связанные с трудом военнослужащих, нельзя признать сходными с трудовыми отношениями.

Кроме того, в Законе Российской Федерации "О статусе военнослужащих" прямо указаны случаи, когда возможно применение норм трудового законодательства.

Так, законодательством о труде Российской Федерации регулируются отношения по определению нормальной продолжительности служебного времени, а также по поводу выполнения научной, преподавательской деятельности (ст. ст. 10, 11).

Что касается отношений по высвобождению военнослужащих на основании организационно-штатных мероприятий, то в Законе Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" не сделано ссылок на нормы трудового законодательства.

Вместе с тем, увольнение военнослужащего со службы до истечения срока контракта невозможно без соблюдения гарантий его прав, предусмотренных военным законодательством. Контроль за исполнением этих прав возлагается на органы государственного управления и суд (ст. 3 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих").

К числу таких гарантий Закон Российской Федерации "О статусе военнослужащих" относит право военнослужащего на изменение места военной службы, в том числе в связи с переводом в другую местность в соответствии с заключенными контрактами, с учетом условий прохождения военной службы и по иным основаниям, устанавливаемым Положением о порядке прохождения военной службы (ст. 6), а также право на занятие воинских должностей и перемещение по службе в соответствии с полученной профессиональной квалификацией (ст. 10).

Из содержания этих норм следует, что военнослужащий, проходящий службу по контракту, может быть досрочно освобожден от воинской службы по п. 2 "а" ст. 49, если невозможно использовать его по полученной специальности, квалификации, перевести на новое место службы.

Именно эти обстоятельства суд фактически имел в виду при рассмотрении спора. Суд также правильно обратил внимание на то, что командир воинской части также ориентировался на данные о квалификации офицеров Л., Б. и С., занимавших однородные должности.

При этом суд признал, что ответчики не представили доказательств того, что Л. имеет более низкую квалификацию труда по сравнению с майорами Б. и С.С.

Такой вывод суда подтвержден данными об окончании офицерами учебных заведений, наличии классной квалификации специалистов 1 класса.

Из двух служебных характеристик в отношении Л. следует, что он характеризуется как хороший специалист, постоянно совершенствующий свои профессиональные знания.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Д., начальник лаборатории, в подчинении которого проходил службу подполковник Л., характеризует его как хорошего специалиста. Об этом же свидетельствует и выписка из служебной карточки подполковника Л., которой отмечены неоднократные поощрения, в том числе и за высокое профессиональное мастерство, за высокие результаты в боевой и специальной подготовке, за добросовестное выполнение воинского долга.

Статистические данные о количестве изготовленных документов еще не свидетельствуют о более низкой производительности труда Л. Тем более, что из объяснений представителя ответчика, показаний свидетелей М., С.А., Д. следует, что Л., Б. и С.С. работали в разных направлениях. За 1995 год, предшествующий увольнению Л., все три офицера изготовили одинаковое количество документов.

Одним из доводов преимущественного права оставления на службе майора Б. ответчик привел тот факт, что этот офицер единственный в части занимается ремонтом персональных ЭВМ. Это же обстоятельство учитывала и аттестационная комиссия, рассматривающая вопрос о предстоящем увольнении в связи с сокращением должности, о чем свидетельствуют протокол заседания аттестационной комиссии и показания свидетелей, членов аттестационной комиссии.

Однако, как установил суд, ремонт персональных ЭВМ не входит в функциональные обязанности старшего помощника начальника лаборатории и является личной инициативой майора Б. Данный факт не свидетельствует о более высокой квалификации майора Б. по сравнению с подполковником Л. при исполнении ими своих функциональных обязанностей по занимаемой должности - старшего помощника начальника лаборатории.

Решение суда по поводу недоказанности обстоятельств, на которые ссылались ответчики, соответствует собранным доказательствам, которым дана оценка в решении в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР.

Право оценки доказательств принадлежит суду первой инстанции. Поэтому не может быть отменено по существу правильное решение суда по формальным основаниям (ст. 306 ГПК РСФСР).

Вместе с тем решение суда подлежит отмене в части определения размера причитающихся истцу выплат.

Так, судом не установлен состав заработка истца, не учтены данные о выплатах, произведенных истцу при увольнении, которые, по мнению ответчика, подлежат зачету при определении окончательной суммы взыскания. В представленном ответчиком расчете содержатся сведения, которые судом не учитывались. Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Калининградского областного суда от 14 мая 1997 г. отменить в части определения размера взыскания материального ущерба и дело в этой части направить на новое рассмотрение.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу ответчика - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"