||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2001 г. N 48-о01-62

 

Председательствующий: Зиновьев Г.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

судей Коваля В.С.

рассмотрела в судебном заседании 15 июня 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных П., Б., П.А., Г., И., П.В., М., Г.Г., Г.В., адвокатов Тони П.Д., Полякова А.П., Бажагина В.Н., Андриевского В.Л. на приговор Челябинского областного суда от 4 декабря 2000 года, по которому

П., <...>, судимый 16 декабря 1993 года по ст. 212-1 ч. 3 УК РСФСР на три года лишения свободы, освобожден 28 сентября 1996 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 1 УК РФ на четырнадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 30 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на девять лет с конфискацией имущества;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на четырнадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 222 ч. 3 УК РФ на пять лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено двадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 167 ч. 1, ст. 325 ч. 2, ст. 127 ч. 3 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

Б., <...>, судимый 12 февраля 1996 года по ст. 145 ч. 2, ст. 148 ч. 2 УК РСФСР на три года лишения шесть месяцев лишения свободы, освобожден 9 ноября 1996 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества;

ст. 30 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на одиннадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества;

ст. 33 ч. 4, ч. 5, ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ на девять лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 222 ч. 3 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

Ш., <...>, судимый 16 декабря 1993 года по ст. 212-1 ч. 3 УК РСФСР на четыре года лишения свободы, освобожден 28 сентября 1997 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества;

ст. 30 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на девять лет с конфискацией имущества;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на десять лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено одиннадцать лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 167 ч. 1, ст. 222 ч. 3 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

Г., <...>, судимый 29 января 1998 года по ст. 161 ч. 1 УК РФ на два года лишения свободы условно с испытательным сроком два года,

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на девять лет с конфискацией имущества;

ст. 222 ч. 1 УК РФ на один год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено одиннадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ назначены принудительные меры принудительного характера для лечения от наркомании.

Он же по ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 325 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

И., <...>, судимый:

1. 17 июня 1992 года по ст. 89 ч. 3, ст. 144 ч. 2 УК РСФСР на три года лишения свободы;

2. 28 декабря 1994 года по ст. 188 ч. 1, ст. 144 ч. 2, ст. 41 УК РСФСР на три года восемь месяцев лишения свободы, освобожден 05.12.97 г. по постановлению от 28.11.97 г. условно-досрочно на 1 месяц 28 дней;

1. 8 сентября 1998 года по ст. 162 ч. 3 п. "г", ст. 30 ч. 1, ст. 222 ч. 1 УК РФ на восемь лет 6 месяцев лишения свободы,

осужден к лишению свободы по:

ст. 111 ч. 1 УК РФ на восемь лет;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на тринадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено четырнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначено семнадцать лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено семнадцать лет один месяц лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 209 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

П.В., <...>, судимый 29 августа 1991 года по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР на пять лет лишения свободы, освобожден 13 мая 1996 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ на тринадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на четырнадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 325 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

М., <...>, судимый 29 февраля 2000 года по ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года шесть месяцев лишения свободы,

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на четырнадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 222 ч. 3 УК РФ на пять лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено шестнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 167 ч. 1, ст. 325 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

Г.Г., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ на двенадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на двенадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 222 ч. 1 УК РФ на три года;

ст. 327 ч. 3 УК РФ на один год исправительных работ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 167 ч. 1, ст. 327 ч. 1 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

В соответствии со ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ применены принудительные меры медицинского характера для лечения от наркомании.

П.А., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ на тринадцать лет с конфискацией имущества;

ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на четырнадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 167 ч. 1, ст. 325 ч. 2, ст. 127 ч. 3 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

В соответствии со ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ применены принудительные меры медицинского характера для лечения от наркомании.

Г.В., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 33 ч. 5, ст. 161 ч. 2 п. "б" УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества;

ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на три года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. 209 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

По делу разрешены гражданские иски.

По делу также осуждены Д., Г.В., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснения осужденных, заключение прокурора Лушпа Н.В., судебная коллегия

 

установила:

 

П. осужден за создание банды и руководство ею.

Он же, а также Ш., Б., Г., П.В., М., П.А., Г.Г. осуждены за участие в банде и совершенных ею нападениях.

Кроме того, П., Ш., Б., Г., И., Г.Г., П.А., П.В., М. осуждены за разбойные нападения, совершенные в составе организованной группы, в целях завладения имуществом в крупном размере.

П., Ш., Б. также осуждены за покушение на разбойное нападение, а Г.В. - за соучастие в виде пособничества в открытом хищении чужого имущества в крупном размере и за кражу чужого имущества.

Б. также осужден за соучастие в виде подстрекательства и пособничества в открытом хищении чужого имущества, а Г.Г. - за использование заведомо подложного паспорта.

П., Г. и М. осуждены за незаконные действия с огнестрельным оружием, в том числе П. и М. - за совершение их в составе организованной группой; Г.Г. - за незаконное приобретение, хранение, передачу боеприпаса.

Преступления совершены ими с ноября 1997 года по декабрь 1998 года в Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде осужденные Ш., Г., П.А., И. вину признали частично, остальные осужденные вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Г.Г. просит приговор отменить в связи с его необоснованностью, дело направить на новое расследование, не приводя каких-либо доводов;

осужденный Г.В. просит приговор отменить, дело направить на новое расследование либо смягчить наказание, указывая на необъективность и предвзятость предварительного следствия и судебного разбирательства. Отмечает, что по эпизодам его обвинения потерпевшая М.Е. и свидетель С. в судебном заседании не допрашивались. Указывает, что показания дал под воздействием недозволенных методов следствия, а в судебном заседании не было рассмотрено его ходатайство об отводе председательствующего по делу.

адвокат Тони П.Д. в защиту интересов осужденного Ш. просит: переквалифицировать его действия по эпизоду разбойного нападения на потерпевших Р. со ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д" УК РФ; по эпизоду разбойного нападения на З. со ст. 162 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ на ст. 330 ч. 2 УК РФ; в остальной части приговор отменить, дело прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступления, не приводя каких-либо доводов;

осужденный П.А. просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, указывая, что приговор основан на материалах предварительного следствия, которые фальсифицированы, а судебное разбирательство проведено предвзято. Полагает, что было нарушено его право на защиту, так как показания некоторых потерпевших и свидетелей были оглашены в судебном заседании в связи с их неявкой;

осужденный П.В. просит разобраться в деле, указывая, что преступлений не совершал, материалы дела фальсифицированы органами следствия, судебное разбирательство проведено необъективно, а приговор основан на показаниях осужденных и ряда свидетелей, полученных под воздействием недозволенных методов следствия. В частности полагает, что потерпевшая М.Р. опознала изделия из золота, которые принадлежат ему, а не ей; Отмечает, что судебное разбирательство по эпизоду разбойного нападения на С.М. проводилось в отсутствие подсудимых, в том числе и его; не была допрошена сама потерпевшая, протокол опознания с ее участием искажен, а само следственное действие проведено с нарушением уголовно-процессуального закона. Отмечает, что по эпизоду разбойного нападения на потерпевшую М.Е. у него имеется алиби. Указывает, что наказание ему назначено без учета состояния здоровья;

Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Андриевского В.Л. в защиту интересов П.В.

осужденный М. просит приговор отменить, ссылаясь на его необоснованность, не приводя каких-либо доводов;

адвокат Поляков А.П. в защиту интересов М. просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, указывая, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены неполно и предвзято, с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Полагает, что вина осужденного в совершении преступлений не доказана, а приговор основан на показаниях других осужденных, полученных в ходе предварительного следствия под воздействием недозволенных методов. В частности ссылается на наличие у М. алиби по эпизодам разбойных нападений, за которые он осужден; оглашение в судебном заседании показаний свидетелей А., Д., Г. и ряда потерпевших с нарушением закона. Считает, что М. необоснованно было назначено наказание по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ, поскольку от наказания по приговору Орджоникидзевского суда г. Магнитогорска от 29.02.2000 г. он должен быть освобожден по амнистии;

осужденный Г. просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, указывая, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены предвзято и с нарушением его права на защиту, выразившемся в частности в том, что защитник ему был предоставлен лишь при ознакомлении с материалами дела. Отмечает, что оговорил себя и других осужденных под воздействием недозволенных методов следствия и в состоянии психического расстройства. Указывает, что признает вину в совершении преступлений в отношении М.Р. и Р., но с участием других лиц, других преступлений не совершал. Выражает несогласие с применением к нему принудительных мер медицинского характера для лечения от наркомании, ссылаясь на то, что в лечении не нуждается;

осужденный И. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что оно фальсифицировано органами следствия, а в ходе судебного разбирательства был лишен надлежащей защиты. Вместе с тем, признает свою вину в разбойном нападении на потерпевших Р., Б.В., З.Б., но в то же время утверждает, что оговорил осужденных П. и Б. в совершении этих преступлениях под воздействием недозволенных методов следствия и просит смягчить наказание. Считает, что необоснованно осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ за причинение тяжкого вреда здоровью Р.А., так как его действия уже квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ. Полагает, что на момент совершения разбойного нападения на Р. наказание по предыдущему приговору у него было отбыто, поэтому необоснованно осужден за совершение разбойных нападений по признаку неоднократности; в его действиях отсутствует особо опасный рецидив преступлений; окончательное наказание необоснованно назначено по правилам ст. 70 УК РФ в исправительной колонии особого режима;

осужденный Б. в основной жалобе просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, ссылаясь на незаконность приговора. В дополнительной жалобе просит дело прекратить, указывая, что преступлений он не совершал, а приговор основан на его показаниях, показаниях осужденных Ш., И., Г., Д. полученных под воздействием незаконных методов следствия, противоречивых показаниях потерпевшей Р.А., а также в результате оговора свидетелем Д.К.;

осужденный П. в основной жалобе просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, указывая, что оно фальсифицировано органами следствия. В дополнительной жалобе просит дело прекратить, указывая, что преступлений не совершал, а его вина не доказана; Полагает, что приговор основан на показаниях осужденных Ш. и Г., И., Г., которые его оговорили под воздействием недозволенных методов следствия, противоречивых показаниях потерпевшей Р.А. Считает, что показания свидетелей А., Д.К., Г.Д. оглашены и использованы судом в качестве доказательств в нарушение ст. 286 УПК РСФСР; Отмечает, что в судебном заседании защиту его интересов осуществлял адвокат Бажажин, от услуг которого он отказался;

адвокат Бажажин В.Н. в защиту интересов П. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что его вина в содеянном не доказана, а приговор основан на показаниях других осужденных, полученных под воздействием недозволенных методов следствия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия пришла к следующему решению.

Вина осужденных П., Б., Ш., Г., П.В., М., Г.Г., П.А., Г.В. в содеянном подтверждается показаниями потерпевших Р.Ю., Р.Н., Р.А., С.О., З., З.А., М.Е., М.Р., Л., Г.Н., М.Л., Б.В., З.Б., С., С.Л., К., свидетелей Л.Т., Ф., Г.Ц., С.О., Г.Х., П., С.Б., С.М., Г.Б., Г.О., Р.С., К.А., К.У., А., С.Н., Д.У., П.Т., Ю., З.Б., Г.С., Б.Н., Б., В., К.О., заключениями судебно-медицинских, баллистических, почерковедческой, технико-криминалистической, наркологических, судебно-психиатрических экспертиз, протоколами осмотра места происшествия, выемки, опознания, обыска.

Как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, П. в ноябре 1997 года создал устойчивую вооруженную группу, в которую вошли его знакомые Ш., Б., Г., а летом 1998 года - П.В., М., Г.Г., П.А., и руководил ею.

На вооружении у членов банды имелось различного рода оружие, изъятое в ходе следствия, с применением которого, а также масок и милицейской формы, они совершили ряд разбойных нападений на потерпевших.

Доводы кассационных жалоб о фальсификации материалов и вследствие этого незаконном осуждении не могут быть признаны состоятельными.

На предварительном следствии осужденные Б., Ш., Г., И., Г.В., П.А., Г.Г., Г., Г.В., Д., дополняя друг друга, дали подробные показания об обстоятельствах совершения преступлений, в которых принимали участие не только они сами, но и осужденные М. и П.

Впоследствии они изменили свои показания, ссылаясь на то, что они были даны под воздействием незаконных методов следствия.

Однако с такими доводами согласиться нельзя, так как показания их были получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и положений ст. 51 Конституции РФ.

Кроме того, их показания на предварительном следствии, использованные судом в качестве доказательств для постановления обвинительного приговора, подтверждаются показаниями потерпевших, свидетелей и совокупностью других доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

В частности потерпевшие Р.Н. и Р.А. опознали из числа участников нападения соответственно П. и Г., П. и Б. При этом Р.Н. пояснила, что незадолго до нападения видела на лестничной площадке П. и Г.И.

Эти показания соответствуют показаниям осужденных на следствии о том, что они выслеживали потерпевших, изучая их возможное поведение, выворачивали пробки в электрощитке, расположенном на лестничной площадке.

Были опознаны потерпевшей С.М., свидетелями С.Ф., Г.Б. осужденные П.В., Г.И., П., Г.Г.; потерпевшей М.Р. - П., Г.И., а свидетелем Ю. - Г.; потерпевшими Г.Н. и М.Л. - П. и П.А.;

В ходе предварительного следствия в квартирах осужденных, в том числе и П., их родственников и знакомых была изъята часть похищенных предметов, которые были опознаны потерпевшими Р.Н., З., М.Е., М.Р.

Об участии П. в совершении разбойных нападений совместно с другими осужденными дала подробные показания на предварительном следствии осужденная Г.И. Из ее же показаний следует, что П. сам следил за квартирой потерпевших Р., требовал от нее информацию о них, обещая заплатить, видела у П. гранату и ружье после нападения на М.Е.

Из ее же показаний следует, что в разбойных нападениях принимал участие ее муж Г., который при совершении преступлений использовал милицейскую форму. Это обстоятельство подтвердили потерпевшие, а также сам осужденный Г.

Из показаний свидетеля К.А. следует, что в его дачном домике, ключи от которого он давал Ш., были обнаружены ружье, пистолет, патроны, граната.

Согласно показаниям на предварительном следствии Ш., который выдал указанное оружие, он спрятал его по просьбе П.

По заключению баллистической экспертизы изъятые пистолет ПМ и обрезы помповых ружей модели ИЖ-81 12-го калибра являются огнестрельным оружием, пригодны к производству выстрелов; 10 штук патронов являются штатными к пистолету ПМ патронами калибра 9 мм.

В этом же домике К.А. обнаружил принесенную Ш. приставку НТВ и декодер, которые впоследствии была опознаны З., причем номер декодера соответствует номеру похищенного декодера.

Из показаний свидетеля А. следует, что осужденный Г.Г. показывал ему пистолеты ПМ и ПСМ, обоймы с патронами к ним, ружье. Также М. ему рассказал о совершенном нападении на мужчину, которого он ударил электрошоковой дубинкой, и у которого забрали и поставили в гараж для последующей продажи автомашину "Нива". Со слов Г.Г. М. подстрелил этого мужчину.

Согласно протоколу выемки в гараже действительно была обнаружена автомашина, принадлежащая потерпевшему З.

По заключению судебно-медицинской экспертизы у З. обнаружено огнестрельное пулевое ранение левого бедра, а в соответствии с заключением баллистической экспертизы изъятая при осмотре места происшествия гильза является частью штатного малокалиберного пистолетного патрона центрального боя калибра 5,45 мм к пистолету ПСМ.

При задержании М. у него был изъят пистолет с глушителем, являющийся огнестрельным оружием самодельного изготовления по типу пистолетов "Беретта" модели 1934 года, пригодный к производству выстрелов.

При таких обстоятельствах не имеется каких-либо оснований не доверять потерпевшим, показания которых соответствуют и протоколам осмотра мест происшествий, а также свидетелям, показания которых были оглашены в судебном заседании в соответствии с законом, поскольку они отсутствовали по причинам, исключающим их явку в суд.

В судебном заседании проверялись доводы П. и М. о наличии у них алиби, но с учетом изложенного суд обоснованно не согласился с ними.

Не соответствуют материалам дела и доводы Г. о нарушении его права на защиту в ходе следствия и судебного разбирательства, а также доводы адвоката Полякова А.П. о нарушении права на защиту М. в ходе предварительного следствия.

Г. добровольно отказался от услуг защитника в ходе первоначальных допросов. В дальнейшем при предъявлении ему обвинения и допросах в качестве обвиняемого, а также при ознакомлении с материалами дела защитник принимал участие. В ходе судебного заседания 18 мая 2000 года Г. отказался от услуг адвоката Шестернева, заявив, что защиту своих интересов будет осуществлять сам. Его ходатайство было удовлетворено. 25 июля 2000 года Г.В.И. заявил ходатайство о предоставлении ему адвоката по назначению, которое также было удовлетворено и согласно имеющемуся в деле ордеру от 27.07.2000 г. в дело вступил адвокат Павленко А.Г. который и осуществлял защиту его интересов.

В ходе предварительного следствия М. вину не признал, добровольно отказался от услуг защитника, воспользовавшись при этом положением ст. 51 Конституции РФ, что и отражено в его протоколах допросов, подписанных им. При предъявлении ему окончательного обвинения он был обеспечен услугами защитника, но вновь, воспользовавшись своим правом, от дачи показаний отказался.

Необоснованны также и доводы П. о нарушении его права на защиту в судебном заседании.

Как следует из материалов дела, адвокат Корзинкин, осуществлявший защиту интересов П. в ходе предварительного следствия и в начальной стадии судебного заседания, в силу длительной и тяжелой болезни не смог выполнять свои профессиональные обязанности. Поскольку сам П. и его родственники не располагали средствами, чтобы заключить соглашение с другим адвокатом, а П., кроме того, отказался написать заявление об отказе от услуг защитника в судебном заседании, то суд в соответствии с законом обеспечил участие в судебном заседании в качестве защитника по назначению адвоката Бажажина В.Н.

Доводы осужденного Г.В. о том, что в суде не было рассмотрено его ходатайство об отводе председательствующему, не соответствует протоколу судебного заседания, в ходе которого такое ходатайство, в том числе и заявленное другими осужденными, обсуждалось, по определению суда в его удовлетворении было отказано.

Не основаны на законе и доводы адвоката Полякова А.П., считавшего, что М. подлежал освобождению вследствие акта об амнистии от наказания по ст. 222 ч. 1 УК РФ, назначенного по приговору от 29 февраля 2000 года.

Как следует из материалов дела, М. осужден по совокупности преступлений, большинство из которых (ст. 209 ч. 2, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 222 ч. 3 УК РФ) перечислены в п. 12 Постановления об амнистии и осуждение по которым является препятствием для применения амнистии, в том числе и при осуждении по другим статьям УК РФ.

Принудительные меры медицинского характера для лечения от наркомании Г., как и осужденным Г.Г. и П.А., назначены в соответствии с заключением судебно-наркологической экспертизы, сомнений которое не вызывает.

В связи с отказом подсудимых, находившихся под стражей и выражающих свое несогласие с привлечением к уголовной ответственности, участвовать в конкретные дни в судебном заседании, суд обоснованно продолжил рассмотрение дела в их отсутствие, как и обоснованно некоторые подсудимые удалялись из зала суда за нарушения порядка во время судебного заседания.

Вместе с тем приговор суда в отношении И. подлежит отмене в полном объеме, в отношении Г.Г. и Г. - частично, в отношении П., Б. и Ш. - изменению.

Так в судебном заседании суд допустил нарушение права И. на защиту.

В подготовительной части судебного заседания, начатого 3 мая 2000 года, адвокат Пархоменко В.А., осуществлявший защиту интересов И. в ходе предварительного следствия, заявил ходатайство об освобождении его от участия в судебном заседании, сославшись на то, что с 12 апреля 2000 года ему назначена пенсия.

Подсудимый И. поддержал ходатайство адвоката, но не отказался от услуг защитника вообще и не изъявил желания самостоятельно осуществлять защиту своих интересов.

Суд вынес определение, согласно которому отклонил ходатайство И. в отказе от защитника за необоснованностью, и допустил к участию в судебном заседании Пархоменко В.А. в качестве защитника, указав, что он участвовал в качестве защитника на предварительном следствии, знаком с материалами дела и явился в судебное заседание.

Фактически для защиты интересов подсудимого судом был назначен защитник по правилам ст. 49 ч. 3 УК РСФСР. Вместе с тем, по смыслу закона назначить защитника суд мог только через коллегию адвокатов, то есть из числа членов коллегии адвокатов. Это требование закона суд не выполнил.

В связи с изложенным следует признать, что в судебном заседании было нарушено право И. на защиту, поэтому приговор в отношении него подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Кроме того, суд допустил нарушения и уголовного закона в отношении И.

Установив, что И., совместно с другими осужденными совершил разбойное нападение на потерпевших Р., в ходе которого причинил им тяжкий вред здоровью и, квалифицировав его действия по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, суд излишне дополнительно квалифицировал его же действия по ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Допустил суд ошибку в отношении И. и при назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

По приговору от 28 декабря 1994 года И. был осужден по ст. 188 ч. 1, ст. 144 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР на три года восемь месяцев лишения свободы. По постановлению от 28.11.97 г. он был освобожден 5 декабря 1997 года условно-досрочно на один месяц 28 дней, следовательно, срок условно-досрочного освобождения истек 26 января 1998 года.

Судом установлено, что после освобождения первое разбойное нападение И. совершил 29 января 1998 года.

Поэтому суд необоснованно назначил ему наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Необоснованно суд признал в действиях И. особо опасный рецидив преступлений и назначил ему отбывание наказание в исправительной колонии особого режима.

Как следует из материалов дела, И. ранее был осужден за преступления, совершенные до изменений в УК РСФСР, внесенных Федеральным Законом от 1 июля 1994 года, и не относящихся к категории тяжких.

Поэтому в силу ст. 18 ч. 2 п. "а" УК РФ в случае доказанности его вины в предъявленном обвинении в его действиях отсутствует особо опасный рецидив преступлений, а отбывание наказания в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ (в редакции Федерального Закона N 25 от 9 марта 2001 года) не может быть ему назначено в исправительной колонии особого режима.

При новом рассмотрении дела суду следует обсудить и другие доводы И., изложенные в кассационной жалобе.

Как установлено судом, после создания банды П., Ш. и Б. с целью завладения деньгами потерпевших Р. в размере не менее 200 000 рублей, приготовил огнестрельное оружие - пистолет "Беретта" пытались на трассе Магнитогорск-Челябинск совершить нападение, но вследствие тумана и гололеда не смогли догнать автомашину потерпевших.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд необоснованно квалифицировал действия осужденных по ст. 30 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ как покушение на разбойное нападение.

С учетом установленных судом обстоятельств совершения преступления действия П., Ш. и Б. подлежат переквалификации на ст. 30 ч. 1, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, как приготовление к совершению разбойного нападения организованной группой, в целях завладения имуществом в крупных размерах.

Установив, что Г. незаконно приобрел холодное оружие, суд ошибочно квалифицировал его действия по ст. 222 ч. 1 УК РФ вместо ст. 222 ч. 4 УК РФ. Кроме того, поскольку судом установлено, что нож Г. приобрел летом 1998 года, он в силу ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ не мог быть осужден по ст. 222 ч. 4 УК РФ в связи с истечением срока давности со дня совершения преступления.

Поэтому приговор в отношении Г. в части осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а дело - прекращению.

В связи с истечением срока давности подлежит отмене приговор и в отношении Г. в части осуждения по ст. 327 ч. 3 УК РФ.

Каких-либо других нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора в кассационной инстанции, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не допущено.

В связи с переквалификацией действий П., Ш., Б. подлежит смягчению назначенное им наказание.

Наказание остальным осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств дела, данных о личности, в том числе и тех, на которые имеется ссылки в жалобах.

Оснований для его смягчения не имеется.

Руководствуясь ст., ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 4 декабря 2000 года в отношении И. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении него - содержание под стражей оставить без изменения.

Этот же приговор в отношении Г.Г. в части осуждения по ст. 327 ч. 3 УК РФ и Г. в части осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить, дело прекратить на основании ст. 5 ч. 3 УПК РСФСР за истечением срока давности со дня совершения преступления.

Этот же приговор в отношении П., Ш., Б. изменить.

Переквалифицировать их действия со ст. 30 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. 30 ч. 1, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, по которой назначить:

П. - семь лет шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества;

Ш. - пять лет семь месяцев лишения свободы с конфискацией имущества;

Б. - семь лет шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить:

П. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1, ст. 30 ч. 1, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 222 ч. 3 УК РФ, девятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Ш. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 2, ст. 30 ч. 1, ст. 162 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, десять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Б. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 2, ст. 30 ч. 1, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. 33 ч. 4, ч. 5, ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ, двенадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

В остальной части приговор в отношении П., Б., Ш., Г.Г., Г., а также этот же приговор в отношении П.В., М., П.А., Г.В. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"