||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 июня 2001 г. N 4-кпо01-4сп

 

Кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Микрюкова В.В., Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании 13 июня 2001 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного М. и адвоката Надысева М.Н. на приговор суда присяжных Московского областного суда от 29 февраля 2000 года, которым

М., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 17 ч. 4, 102 п. п. "е", "и", "н" УК РСФСР на 14 лет; 147 ч. 3 УК РСФСР на 6 лет с конфискацией имущества; 210 УК РСФСР на 2 года; 222 ч. 1 УК РФ на 2 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 15 (пятнадцать) лет с отбыванием первых 9 (девяти) лет в тюрьме и последующих в исправительной колонии общего режима, с конфискацией имущества.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения осужденного М. защитника Малашенко М.А. и адвоката Слесарева М.А. по доводам кассационных жалоб, а также заключение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор по ст. 222 ч. 1 УК РФ, 210 УК РСФСР отменить и дело производством прекратить в силу п. 3 ст. 5 УПК РСФСР, а в остальном приговор оставить без изменения, кассационная палата

 

установила:

 

по приговору суда присяжных М. признан виновным в завладении денежными средствами Павельцовского предприятия по обеспечению нефтепродуктами Московского управления Роснефтепродукта в крупных размерах, совершенном путем обмана по предварительному сговору группой лиц, а также в организации убийства К. и П. за вознаграждение, с целью сокрытия данного мошенничества. Кроме того, М. признан виновным в вовлечении несовершеннолетнего П.А. в преступную деятельность, а также в незаконном приобретении, ношении и хранении, боеприпасов. При этом С. и Ч., признаны виновными в пособничестве убийства П. из корыстных побуждений, совершенном за вознаграждение, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Преступления совершены в марте, апреле и октябре 1994 года при обстоятельствах изложенных в приговоре,

В кассационных жалобах:

осужденный М. ставит вопрос об отмене приговора, при этом указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся, по его мнению, в односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия.

Далее в жалобах приведены доводы о нарушении права М. на защиту как в ходе предварительного, так и судебного следствия. В частности утверждается, что председательствующий судья необоснованно освободил от участия в процессе его адвокатов Емелина, Слесарева и вопреки его желанию не освободил от ведения защиты адвоката Надысева, несмотря на заявленные ему отводы. Кроме того, осужденный М. считает, что органы предварительного следствия и суд не обоснованно положили в основу его обвинения показания Б. и других лиц, поскольку они оговорили его в причастности к инкриминируемым ему деяниям.

Осужденный М., также утверждает, что и в ходе судебного разбирательства свидетелям: К.А., Б., Л. и другим не были разъяснены положения ст. 51 Конституции Российской Федерации и, что председательствующий судья незаконно признал допустимыми доказательствами и позволил исследовать в присутствии присяжных заседателей, как показания П.А., так и его, М., первоначальные показания, данные в ходе предварительного следствия, где в результате незаконных методов ведения следствия он оговорил как себя, так и других осужденных в причастности к инкриминируемым деяниям.

Кроме того, М. подвергает сомнению выводы судебно-биологической экспертизы о принадлежности крови потерпевшему П., а также утверждает о фальсификации всех собранных по делу доказательств и фабрикации дела в отношении его.

Адвокат Надысев М.Н., указывает об исследовании в судебном заседании недопустимых доказательств, утверждает также и о том, что председательствующий судья был необъективным в ходе судебного разбирательства, так как занял одностороннюю, обвинительную позицию, более того допустил нарушения права на защиту, отстранив от участия в деле других адвокатов, осуществлявших защиту М. Исходя из этого, адвокат Надысев М.Н., просит приговор суда присяжных в отношении М. отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационная палата находит жалобы не состоятельными и неподлежащими удовлетворению.

Так, несостоятельными являются доводы в жалобах о неполноте и односторонности судебного следствия, а также о нарушении судом принципа состязательности.

Из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия конкретных ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела от осужденного М. и защиты, не поступило (т. 12 л.д. 188 - 191).

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе М. и его защита были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о его дополнении (т. 16 л.д. 46).

Нарушений закона при допросе К.А., Б., Л. не было. Из материалов дела следует, что все они были ранее осуждены по приговору военного суда Московского военного округа от 27 февраля 1996 года и, допрашивались в суде в качестве свидетелей с учетом этих обстоятельств. Допрос в суде свидетеля Е., потерпевшей П.Г. и других лиц, также производился в соответствии с требованиями закона, сторонами замечаний по этому поводу не делалось, поэтому и в этой части доводы осужденного М. являются необоснованными.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Кассационная палата не может согласиться с доводами жалоб осужденного М. и адвоката Надысева М.Н., об использовании в суде присяжных недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, показания на предварительном следствии лиц, ранее осужденных по делу, были подтверждены на суде присяжных. Чистосердечное признание М., написанное им собственноручно, а также заключение судебно-биологической экспертизы о принадлежности крови потерпевшему П., не признавались председательствующим недопустимыми доказательствами и оснований к этому не было, выводы об этом председательствующим мотивированы в постановлениях, имеющихся в материалах дела.

Не состоятельны также и доводы осужденного М. о фабрикации дела, применении незаконных методов ведения следствия и оговоре, поскольку таких данных в материалах дела нет и, сам он конкретных фактов в жалобах не приводит.

Надуманной является и ссылка в кассационных жалобах осужденного М. и адвоката Надысева М.Н., на необъективность председательствующего судьи в ходе судебного разбирательства, поскольку это противоречит материалам дела.

Утверждая, о нарушении требований уголовно-процессуального закона осужденный и адвокат Надысев М.Н., ссылаются, в частности, в жалобах на то, что председательствующий судья допустил нарушения права на защиту осужденного, необоснованно отстранив от участия в деле адвокатов: Емелина А.А., Слесарева М.А.

Указанная ссылка в жалобах является несостоятельной, поскольку в процессе судебного разбирательства адвокаты Емелин А.А., Слесарев М.А., не выполняли распоряжения председательствующего судьи и не являлись вовремя в судебное заседание (т. 13 л.д. 167 - 168, 188, т. 15 л.д. 192 - 195, 210 - 213), при этом адвокат Емелин А.А. 17 и 19 января 2000 года не явился в судебное заседание, прислав телеграмму о невозможности присутствия в связи с болезнью и одновременно с занятостью при выполнении ст. ст. 201, 203 УПК РСФСР по делу Л.Е. в прокуратуре города Москвы.

20 января 2000 года Слесарев М.А., демонстративно покинул зал судебного заседания (т. 15 л.д. 239, 240 - 241), поэтому председательствующий судья в установленном законом порядке, с соблюдением требований ст. 263 УПК РСФСР, освободил указанных адвокатов от дальнейшего участия в процессе, что подробно мотивировал в своих постановлениях. В связи с этим председательствующий предоставил осужденному, в соответствии с законом, возможность замены адвокатов. Ходатайства осужденного М. по поводу нарушения его права на защиту в связи с заменой адвокатов было разрешено председательствующим также в установленном законом порядке, равно как и ходатайство осужденного М. относительно отвода адвокату Надысеву (т. 15 л.д. 70 - 71, 76, 86 - 89, 115 - 117, 242 - 245, т. 16 л.д. 1 - 5).

Что касается доводов в жалобах осужденного М. о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей об их виновности в совершении преступлений, то они также не могут быть приняты во внимание, поскольку по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что М. в установленном законом порядке был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам жалобе осужденного М., вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст. 449, 454 УПК РСФСР. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей по каждому деянию, в совершении которых обвинялись подсудимые, с учетом требований ст. 254 УПК РСФСР.

Вопреки доводам в жалобах осужденного М., его психическое состояние проверено надлежащим образом, сомневаться в заключениях комплексных психолого-психиатрических экспертиз у суда не было оснований.

Выводы суда о виновности М. основаны на вердикте присяжных заседателей и, его действия квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей, поэтому обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, обязателен для председательствующего судьи и соответствует требованиям ст. ст. 459, 461 УПК РСФСР.

Наказание осужденному М. назначено в соответствии со ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом степени общественной опасности содеянного, совокупности обстоятельств смягчающих и отягчающих их наказание, данных о личности осужденного и, с учетом его роли в совершении преступлений.

Несостоятельным является довод жалобы М. о том, что ему не вручена копия приговора, так как в томе на листе дела 119 имеется расписка о вручении М. копии приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, не имеется.

Вместе с тем, кассационная палата считает необходимым исключить указание об отбывании М. первых 9 (девяти) лет в тюрьме, поскольку суд свое решение в приговоре об этом ничем не мотивировал.

Кроме того, суд ошибочно указал в приговоре, что действия М. следует квалифицировать в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 года, тогда как в период совершения этих преступных деяний действовала ст. 147 ч. 3 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 года), исходя из этого приговор в отношении М. подлежит изменению.

Согласно п. 3 ст. 5 УПК РСФСР уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за истечением сроков давности. В соответствии с ч. 1 п. 3 ст. 48 УК РСФСР лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли 5 лет после совершения преступления, за которое могло быть назначено наказание не свыше 5 лет.

М. совершил преступление (ст. 222 ч. 1 УК РФ и 210 УК РСФСР) в марте - апреле, и 6 октября 1994 г., а приговор постановлен 29 февраля 2000 г.

Таким образом, сроки давности по данному преступлению истекли, поэтому приговор в части осуждения М. по ст. 222 ч. 1 УК РФ и ст. 210 УК РСФСР подлежит отмене, а дело - прекращению.

Руководствуясь ст. ст. 464 - 465 УПК РСФСР, кассационная палата

 

определила:

 

приговор суда присяжных Московского областного суда от 29 февраля 2000 года в отношении М. в части осуждения его по ст. 222 ч. 1 УК РФ, 210 УК РСФСР отменить и дело производством прекратить в силу п. 3 ст. 5 УПК РСФСР.

Этот же приговор в отношении М. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 147 ч. 3 УК РСФСР (в редакции Закона от 1 июля 1994 года) на ст. 147 ч. 3 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 года), по которой назначить 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 17 ч. 4, 102 п. п. "е", "и", "н", 147 ч. 3 УК РСФСР, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, путем частичного сложения наказаний, окончательно определить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 15 (пятнадцать) лет с конфискацией имущества.

Исключить указание об отбывании им первых 9 (девяти) лет в тюрьме.

Местом для отбывания всего срока наказания М. определить исправительную колонию общего режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"