||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 июня 2001 г. N 32-о01-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 5 июня 2001 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного К., адвоката Писакиной С.В. на приговор Саратовского областного суда от 4 ноября 2000 года, которым:

К., <...>, гражданин РФ, женат, с высшим образованием, не работавшего, проживавший в <...>, не судимый

осужден - по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 /трем/ годам лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 12 /двенадцати/ годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ к пожизненному лишению свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, К. окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В. объяснения осужденного К., поддержавшего доводы жалобы, заключение прокурора Панфиловой М.В., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда К. признан виновным в том, что он незаконно приобрел, хранил, перевозил и носил огнестрельное оружие и боеприпасы, а также совершил разбойное нападение на потерпевших - супругов М. и М.М., в процессе которого совершил умышленное убийство последних и их детей - М.Т., 1990 года рождения, и М.И., 1998 года рождения, при следующих обстоятельствах.

Преступления совершены в июне - августе 1999 года и 12 апреля 2000 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный виновным себя признал.

В кассационных жалобах:

осужденный К., выражая свое несогласие с приговором, считает, что в ходе предварительного следствия нарушался уголовно-процессуальный закон: допрос его в качестве подозреваемого поводился в отсутствие адвоката, признательные показания дал под психологическим воздействием, не дали переговорить с адвокатом перед допросом, осмотр сумки проводился без него. Осталось нерассмотренным его заявление прокурору (т. 4 л.д. 7). Показания Б. противоречивы в части того, от кого она узнала о пистолете. В суде не допрошен свидетель, который довозил его до аэропорта. Считает, что в нарушение ст. 15 УПК РСФСР его не вправе был судить суд в составе судьи и двух народных заседателей.

Защитник адвокат Писакина С.В. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, полагая, что органы следствия и суд необоснованно отказали в назначении К. повторной судебно-психиатрической экспертизы. При этом в жалобе указывается на нарушения уголовно-процессуального закона: в нарушение ст. 187 УПК РСФСР эксперты не предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и им не разъяснены их права и обязанности. По мнению адвоката эксперты не дали оценки неадекватным действиям К. во время и после инкриминируемого ему деяния и в частности то, что он положил труп М.И. в сумку и добровольно предъявил ее на досмотр в аэропорту. Не дана экспертами оценка особенностям личности К.: его замкнутости, занятия медитацией.

В возражениях потерпевший М.М.М. и государственный обвинитель просят жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшего М.М.А., свидетелей Л., Г., В., Б.О., М.О., осужденного К., протоколе осмотра места происшествия, заключениях судебно-медицинских экспертиз, протоколах выемки, заключения криминалистической и баллистической экспертиз.

Обстоятельства дела исследованы в соответствии с законом всесторонне, полно и объективно. Доказательства, положенные в основу осуждения К. собраны с соблюдением требований ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР и сомнений в их достоверности не вызывает.

Осмотр места происшествия (т. 1 л.д. 15 - 18), оспариваемый осужденным в жалобе, проведен с соблюдением уголовно-процессуального закона и обоснованно был признан допустимым доказательством.

Осужденный на предварительном следствии и в судебном заседании признавался в том, что он участвовал в убийстве и в завладении имуществом и деньгами М. и М.М.

Эти показания были даны К. на предварительном следствии, как это видно из материалов дела, после разъяснения ему права не свидетельствовать против самого себя, в том числе и с участием адвокатов, что позволяет считать их допустимыми доказательствами и опровергает доводы кассационной жалобы о нарушении следствием уголовно-процессуального закона.

Достоверность этих показаний К., в которых он рассказывал об обстоятельствах совершенного преступления, не вызывает сомнений, так как они подтверждаются совокупностью других доказательств, имеющихся в материалах дела.

Задержание К. было произведено без нарушения закона, ему были разъяснены права лица, подозреваемого в совершении преступления, и право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, право иметь защитника.

Однако, осужденный при первом допросе в качестве подозреваемого заявил, что защитник ему не нужен, и это подтверждается протоколом о разъяснении ему права на защиту, в котором отражена его позиция (т. 1 л.д. 50 - 51).

При следующем допросе в качестве подозреваемого К. был обеспечен адвокатом (т. 1 л.д. 173)

По желанию ему был предоставлен адвокат Писакина С.В. и с этим адвокатом было предъявлено обвинение и с ним знакомился со всеми материалами дела по окончании его расследования. Как видно из протоколов следственных действий от К. не поступало жалоб о том, что ему перед допросами не предоставлялось время переговорить с адвокатом.

Приведенные выше обстоятельства говорят о том, что право К. на защиту на предварительном следствии было обеспечено, и, следовательно, доводы кассационных жалоб осужденного, являются необоснованными.

Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к К. недозволенных методов следствия, не имеется.

Что касается доводов жалобы осужденного о том, что показания Б. противоречивы в части того, от кого она узнала о пистолете, то они не содержат разногласий, поскольку как видно из протокола судебного заседания о пистолете она узнала от М.С. (т. 4 л.д. 199) Аналогичные показания свидетелем даны и в ходе предварительного следствия (т. 3 л.д. 143).

Показания свидетеля Г.А., который не был допрошен в суде, не могли повлиять на полноту судебного разбирательства и существо принятого судом решения, так он очевидцем преступления не являлся и К. не настаивал на его вызове в суд.

Несостоятельными являются доводы жалобы осужденного, ставящего под сомнение законность состава суда. Состав суда - судья и два народных заседателя, рассматривавший дело, является законным и соответствует требованиям ст. 15 УПК РСФСР. Законом от 9 июля 1998 года приостановлено действие ч. 2 ст. 15 УПК РСФСР.

Кроме того, при выборе порядка судопроизводства К. выбрал именно данную форму судопроизводства, отказавшись от рассмотрения дела судом присяжных и трех профессиональных судей (т. 4 л.д. 125 - 126).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката о том, что эксперты не были предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложные заключения. Как видно из текста заключения судебно-нарколого-психиатрической (т. 2 л.д. 148) экспертизы, они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. В постановлении о назначении данной экспертизы следователь поручил руководителю СОПБ Министерства здравоохранения Саратовской области разъяснить сотрудникам, которые будут производить экспертизу, права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РСФСР.

В судебном заседании исследовалась проведенная на предварительном следствии в отношении К. стационарная комплексная судебно-нарколого-психиатрическая экспертиза. Экспертами исследовалось инкриминированное ему деяния и его поведение после убийства, в частности то, что он положил труп М.И. в сумку и с ней пытался вылететь самолетом в Москву, а также особенности личности К.: его вспыльчивость, раздражительность, неуступчивость, замкнутость, занятия медитацией. Комиссия врачей - психиатров и психолога пришла к заключению, что он психическим расстройством не страдает. В период времени, относящийся к совершению инкриминируемых ему деяний, он в состоянии какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности также не находился, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Выводы экспертизы не вызывают сомнений.

При таких обстоятельствах в назначении повторной экспертизы не было необходимости. Решение суда об отказе в назначении экспертизы является обоснованным.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.

При назначении К. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

Как личность К. характеризуется положительно. Смягчающим наказание обстоятельством суд признал наличие у него малолетних детей.

Необходимость назначения К. пожизненное лишение свободы судом мотивирована. Суд признал, что осужденный совершил несколько преступлений, в том числе в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ относящихся к категории особо тяжких. Убийство четырех лиц при отягчающих обстоятельствах свидетельствует об исключительной опасности подсудимого для общества.

Оснований для смягчения наказания осужденному К. судебная коллегия не усматривает.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 4 ноября 2000 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"