||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 1997 года

 

Дело N 89-В97-9

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                       Александрова Д.П.,

                                                  Василевской В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 июля 1997 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на судебные постановления по иску Д.Е. к Ю., Д.Т., Д.Н., М. и Т. о признании недействительными договора мены, регистрационного удостоверения и о признании права собственности на 1/2 долю квартиры.

Заслушав доклад судьи Василевской В.П. и заключение прокурора Гермашевой М.М. об удовлетворении протеста, Судебная коллегия

 

установила:

 

25 октября 1993 г. между Д.А. и Ю. был заключен договор мены принадлежащей Д.А. двухкомнатной квартиры <...>, на принадлежащую Ю. автомашину марки ВАЗ-21063.

6 августа 1995 г. Д.А. умер, автомашина сгорела. Наследниками его являлись мать Д.Т., жена Д.Н., дочери Т. и М.

Д.Е., бывшая жена Д.А., обратилась в суд с иском к Ю., Д.Т., Д.Н., М. и Т. о признании недействительными договора мены, регистрационного удостоверения, выданного Д.А., о праве частной собственности на квартиру и о признании права собственности на 1/2 долю квартиры.

В обоснование иска указала, что состояла с Д.А. с января 1970 г. по апрель 1993 г. в браке, в период которого ими была приобретена кооперативная квартира и полностью выплачен за нее пай. После расторжения брака раздел совместно нажитого имущества не производился, однако Д.А. без ее ведома и согласия распорядился квартирой, в том числе и принадлежащей ей долей.

Решением Калининского районного суда г. Тюмени от 2 апреля 1996 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 1 июля 1996 г., иск Д.Е. удовлетворен, с Т., М., Д.Н. и Д.Т. в пользу Ю. в возмещение стоимости автомашины взыскано по 8 млн. руб. при условии, если указанная сумма не превышает действительной стоимости переходящего к ним наследственного имущества, а если превышает, то в пределах действительной стоимости этого имущества.

Постановлением президиума Тюменского областного суда от 20 сентября 1996 г. решение суда и определение судебной коллегии отменены частично с вынесением нового решения об отказе Д.Е. в иске о признании недействительными договора мены и регистрационного удостоверения. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела в суд первой инстанции на новое рассмотрение в связи с неправильным применением норм материального права и несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, находит его подлежащим удовлетворению по следующим обстоятельствам.

Разрешая спор и удовлетворяя иск, суд пришел к выводу о том, что сделку, заключенную между Д.А. и Ю. в отношении мены квартиры на автомашину, следует признать недействительной с приведением сторон в первоначальное состояние.

В обоснование вывода суд сослался на то, что спорная квартира является совместно нажитым в период брака имуществом супругов Д.А. и Д.Е., раздел имущества между ними не производился, в связи с чем Д.А. не имел права без согласия Д.Е. отчуждать квартиру.

Однако с этим выводом суда согласиться нельзя.

Из материалов дела видно, что спорная квартира была приобретена в 1973 г. и пай за нее был выплачен полностью в 1990 г., т.е. в тот период, когда Д.А. и Д.Е. состояли в браке. В силу ранее действовавшей ст. 20 Кодекса о браке и семье РСФСР квартира являлась их общей совместной собственностью.

Раздел имущества, нажитого в период брака, в официальном порядке между бывшими супругами не производился. Какое имущество из совместно нажитого осталось у каждого из супругов после прекращения семейно-брачных отношений, судом не выяснялось. Д.Е. из квартиры выписалась, является нанимателем 2-комнатной квартиры <...>.

Д.А. как члену ЖСК N 24 полностью выплатившему пай, было выдано БТИ в 1993 г. регистрационное удостоверение о принадлежности квартиры на праве частной собственности. Право собственности Д.А. на спорную квартиру при его жизни Д.Е. не оспаривала.

Предъявляя требования о признании договора мены недействительным и иные вытекающие из него требования, истица ссылалась на то, что квартира является совместной с бывшим супругом собственностью и он не вправе был совершать с нею любые сделки без ее согласия.

Между тем согласно ст. 253 ч. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащей состав оспариваемой сделки, каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

В силу ст. 50 ГПК РСФСР бремя доказывания обстоятельств, предусмотренных ст. 253 ч. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации, и служащих основанием для признания сделки недействительной, лежит на стороне заявившей подобные требования.

Предъявляя требования о признании договора мены недействительным, истица на данные обстоятельства ни в исковом заявлении, ни в судебном заседании не ссылалась.

Доказательств тому, что ответчик знал о том, что Д.А. не имел права отчуждать квартиру без согласия истицы и оно отсутствовало, или должен был знать об этом, в материалах дела не имеется.

Данные обстоятельства и требования закона судом при разрешении спора учтены не были.

Президиум же Тюменского областного суда, отменяя частично решение суда и отказывая Д.Е. в иске о признании недействительными договора мены и регистрационного удостоверения, неправильно применил материальный закон - ст. 152 Гражданского кодекса РСФСР, т.н. истица не предъявляла требований об истребовании имущества от ответчика. Кроме того, президиум Тюменского областного суда при отказе в иске о признании недействительной совершенной сделки с квартирой оставил без изменения решение суда, касающееся применения сделки недействительной, что противоречит требованиям ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, допущенные по делу нарушения являются в соответствии со ст. 330 ГПК РСФСР основанием к отмене состоявшихся судебных постановлений и направлению дела в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

При новом разбирательстве необходимо устранить указанные нарушения и постановить решение, отвечающее требованиям закона.

Руководствуясь п. 2 ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Калининского районного суда г. Тюмени от 02.04.96 и все последующие судебные постановления отменить и дело направить в тот же районный суд на новое рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"