||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июня 2001 года

 

Дело N 7-В01пр-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 4 июня 2001 г. дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Фрунзенского районного суда от 6 июня 1996 г., оставленное без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 11 июля 1996 г., постановление президиума того же областного суда от 10 марта 2000 г. об отказе в удовлетворении иска М. о признании сделки недействительной.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Любимовой И.Б., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия

 

установила:

 

Б., действуя по доверенности М., заключила 18 января 1996 г. от ее имени с Г. договор купли-продажи квартиры <...>.

Обратившись в суд с иском о признании сделки недействительной, М. в обоснование своих требований указала на то, что сделка была совершена под влиянием обмана.

Решением Фрунзенского районного суда от 06.06.96, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 11.07.96, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 10.03.2000 протест прокурора Ивановской области, в котором поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение, отклонен.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным, а решение районного суда, определение судебной коллегии и постановление президиума областного суда - подлежащими отмене по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении исковых требований М., суд пришел к выводу о том, что при совершении названной сделки ответчики закон не нарушили. Однако этот вывод противоречит имеющимся материалам дела.

В тексте договора содержатся не соответствующие действительности сведения о том, что М. за проданную квартиру получила 30 млн. руб. еще до его подписания. Удостоверившая договор нотариус П. не могла подтвердить суду достоверность внесения ею этой записи в оспариваемый договор, а также объяснить, почему в нарушение предусмотренного в удостоверенной нотариусом У. доверенности условия расчетов за продаваемую квартиру деньги за нее якобы получила М. (л.д. 43).

Б. в обоснование правомерности названной записи пояснила, что речь идет о деньгах, полученных М. в виде кредита, выданного Ивановским филиалом "Росстройбанка".

Суд, взяв за основу эти пояснения, необоснованно распространил возникшие между банком и М. кредитные отношения на отношения между другими сторонами по поводу купли-продажи жилой площади, поскольку они имеют разную правовую природу. Доверенность на продажу квартиры выдана Б. ранее того времени, когда возникла ответственность М. по кредитному договору.

Как следует из показаний Г., на момент рассмотрения спора он деньги истице не уплатил (л.д. 34). Между тем в соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ покупатель обязан уплатить за товар (недвижимое имущество) определенную сумму (цену), но это требование закона Г. не соблюдено.

Более того, из содержания кредитного договора и договора купли-продажи жилья следует, что по ним М. получила 60 млн. руб., что не соответствует фактическим обстоятельствам дела и противоречит имеющимся в нем материалам.

Обращает на себя внимание и тот факт, что согласно доверенности, выданной М. (л.д. 17), Б. должна была получить деньги, причитающиеся от продажи квартиры. Однако это поручение ответчица не выполнила и, исходя из ложно понятых интересов филиала банка, не стала требовать деньги от Г. Об этом факте М. не знала и полагала, что полученные деньги пойдут в счет возврата долга, но впоследствии оказалось, что кредит остался непогашенным.

В связи с этим суду следовало установить, не заблуждалась ли истица на момент совершения сделки относительно природы сделки (кредита, залога) и согласно ст. 178 ГК РФ не является ли договор купли-продажи недействительным.

Проведенной прокуратурой Ивановской области проверкой установлено, что Б. и Бобров, работавший директором филиала "Росстройбанка", денег от Г. не получали, и главной целью сделки, как пояснили свидетели, явилось понуждение М. к возврату долга (л.д. 81, 79).

О том, что стороны не стремились к реальному исполнению договора купли-продажи, свидетельствует и тот факт, что в течение нескольких лет после его заключения М. с сыном продолжала проживать в квартире, а Г. не ставил вопрос о ее выселении. Однако данное обстоятельство судом оставлено без внимания и оценки.

Суд не проверил, не позволяют ли указанные факты прийти к выводу о том, что между сторонами не имелось намерений совершить куплю-продажу данной квартиры и что фактически такая сделка между ними не состоялась.

В своем решении суд указал, что Б. продала квартиру М. в счет погашения кредита. Однако после ликвидации филиала головное учреждение "Росстройбанка" 09.12.99 направило истице письмо, в котором требовало погасить задолженность по кредиту и процентам.

Таким образом, в итоге оказалось, что М. в результате совершенной сделки лишилась квартиры, а числящийся за ней долг остался непогашенным.

Президиум областного суда в постановлении отметил, что руководство банка в целях обеспечения кредита действовало согласно ст. 329 ГК РФ, однако им не дано оценки тем обстоятельствам, что сделка, заключенная Б., фактически не состоялась, деньги банком не получены и кредит остался непогашенным. Конечного результата ответчики не достигли.

Оставлено судом без внимания и то обстоятельство, что спорная квартира в данном случае не может рассматриваться и в качестве залога, поскольку договор о залоге не заключен и кредитор лишен возможности распорядиться ею по своему усмотрению. Не имеется и других документов, свидетельствующих о праве банка на спорную жилую площадь. Поэтому в случае если Г. произведет ее отчуждение иному лицу, при невозврате кредита обращение банка в суд с иском о его взыскании, о чем и свидетельствует переписка с М., приведет к двойному взысканию сумм по одному кредиту, что является незаконным и не отвечает требованиям разумности и справедливости.

Следовало иметь в виду и то, что Б., представляя интересы М., одновременно фактически являлась и представителем банка, поскольку действовала в его интересах и с одобрения руководства, что подтверждается как ее показаниями, так и показаниями Боброва (л.д. 34, 41, 57 - 58). В связи с чем подлежало проверке, имела ли Б. в силу п. 3 ст. 182 ГК РФ право совершать такую сделку.

При таких обстоятельствах судебные постановления являются незаконными и подлежат отмене.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

состоявшиеся по делу судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"