||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июня 2001 года

 

Дело N 16-В01-8к

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 4 июня 2001 г. гражданское дело по искам П. и Д. к ПГСК "Магистраль" о восстановлении в членах кооператива и признании недействительным принятого в 1995 г. устава кооператива.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Любимовой И.Б., полагавшей протест подлежащим удовлетворению, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. обратился в суд с иском к ПГСК "Магистраль" о восстановлении его членом пайщиков этого кооператива, ссылаясь на незаконность исключения из последнего.

Д. обратилась в суд с иском к ПГСК "Магистраль" о признании недействительным решения кооператива о ее исключении из его членов и восстановлении ее прав.

Определениями от 22 августа 1997 г. эти дела были объединены в одно производство.

В окончательной формулировке требованием истцов являлось их восстановление в членах ГСК и признание недействительным принятого в 1995 г. устава кооператива.

Решением Ворошиловского районного суда от 25 августа 1997 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 1 октября 1997 г., требования истцов были удовлетворены, но эти судебные акты постановлением президиума областного суда от 21 ноября 1997 г. были отменены с направлением дела на новое рассмотрение.

25 февраля 1998 г. тот же суд вновь удовлетворил требования истцов, но это решение кассационной инстанцией 15 апреля 1998 г. было отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Решением Ворошиловского районного суда от 25 декабря 1998 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 24 февраля 1999 г., в удовлетворении исков Д. и П. было отказано.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию Верховного Суда РФ, ставится вопрос об отмене постановления президиума Волгоградского областного суда от 21 ноября 1997 г. и последующих судебных постановлений по делу с оставлением в силе решений судов первой и второй инстанций соответственно от 25 августа 1997 г. и от 1 октября 1997 г.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

При вынесении решения (25 августа 1997 г.) суд считал установленным и исходил из того, что П. и Д. в члены кооператива были приняты соответственно в 1990 г. и в 1993 г. На время исключения из кооператива каждым из них было внесено 4022000 руб. и 5500000 руб. Документы об их исключении из членов кооператива достоверными признаны быть не могут, так как получается, что исключение этих лиц состоялось дважды, представленные суду протоколы ГСК разнятся по составу присутствующих членов правления и по тексту. Кроме того, исключение состоялось без учета доводов истцов относительно обстоятельств образования задолженности (невыплата зарплаты семье Д.; болезнь, смерть матери П. и его выезд из города, а затем и его нахождение в больнице). Решение об исключении истцов принято без их вызова на правление и им было отказано в принятии от них денежных сумм в погашение задолженности. Ответчиком по делу не представлено доказательств того, что до истцов доводились сведения о сроках внесения паевых взносов и они уклонялись от уплаты взносов.

Судом установлено также, что списочный состав членов данного гаражного кооператива на время принятия нового устава (15 июля 1995 г.) составлял 822 человека, однако на собрании присутствовало 219 человек, то есть не было кворума, так как по действующему на это время уставу от 1990 г. на собрании должно было присутствовать не менее 2/3 членов кооператива.

Отменяя данное решение и определение кассационной инстанции по нему, президиум областного суда сослался на то, что вывод суда сделан без выяснения фактически внесенных истцами сумм на время их исключения из кооператива и числящейся за ними задолженности по паевым взносам. Суд не проверил доводы представителя ответчика о том, что из 822 человек списочного состава членов кооператива на время принятия устава в 1995 г. официально было зарегистрировано число членов в меньшем количестве. На собрании присутствовали члены ГСК по первому списку, которые пользовались правом голосования. Устав был принят при наличии кворума.

С суждением президиума областного суда нельзя согласиться, так как оно не соответствует фактическим обстоятельствам дела и требованиям действующего законодательства.

Как отмечено выше и следует из решения суда, одним из оснований восстановления истцов в членах кооператива являлось то, что само правление ГСК не обладало конкретными сведениями о размере задолженности истцов и последние на правление не вызывались.

При вынесении решения суд располагал данными и представителем ответчика признавалось то обстоятельство, что на время принятия нового устава ГСК его членами являлись 822 человека, а на собрании присутствовало 207 человек (л.д. 83 - 94, 115). При таких обстоятельствах у президиума не было оснований для указания о том, что требуется проверить правильность регистрации членов кооператива. Такая позиция надзорной инстанции не соответствует и положению ст. 50 ГПК РСФСР, предусматривающей, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Как указано выше, представитель ответчика признавал доводы истцов в этой части.

Согласно первоначальному уставу ГСК (1990 г.) решение вопросов приема и исключения членов кооператива являлось исключительной компетенцией общего собрания при условии участия в нем не менее 2/3 числа членов кооператива. По уставу от 1995 г. исключение из кооператива осуществляется по решению правления.

В соответствии с Постановлением Совмина РСФСР от 19 апреля 1989 г. за N 126 ранее действовавшее Постановление (от 24 сентября 1960 г. N 1475) "Об организации кооперативов по строительству и эксплуатации коллективных гаражей-стоянок для автомобилей индивидуальных владельцев" утратило силу за исключением пункта 2. Данным пунктом предусматривается, что вопросы образования и организации ГСК относятся к ведению общего собрания граждан-владельцев автомобилей. При условии, что новый устав был принят при отсутствии кворума и, как следствие, истцы по делу исключены из кооператива неправомочным на то органом, то суждение президиума областного суда о незаконности решения суда нельзя признать правильным.

Кроме того, определение судебной коллегии от 24 февраля 1999 г. не может быть признано законным, поскольку оно не подписано одним из судей, участвовавших в рассмотрении дела в кассационной инстанции (ст. ст. 196, 304 ГПК РСФСР).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

постановление президиума Волгоградского областного суда от 21 ноября 1997 г. и последующие судебные постановления отменить, оставив в силе решение Ворошиловского районного суда от 25 августа 1997 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 1 октября 1997 г.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"