||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 мая 2001 г. N 368п01пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Меркушова А.Е.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на постановление судьи Челябинского областного суда от 29 декабря 2000 года, по которому уголовное дело по обвинению:

В., <...>, судимого 17 января 2000 года Челябинским областным судом по п. п. "а", "н" ст. 102, ч. 2 ст. 147 УК РСФСР к 12 годам лишения свободы,

в совершении преступления, предусмотренного п. п. "б", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ,

А., <...>, судимого 17 января 2000 года Челябинским областным судом по ч. 2 ст. 147 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы условно,

в совершении преступления, предусмотренного п. п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, направлено для производства дополнительного расследования.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2001 года постановление судьи изменено - исключено указание о необходимости уточнения даты совершения преступления, в остальном оставлено без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

органами предварительного следствия В. и А. обвиняются в том, что они, действуя в составе организованной группы, по предварительному сговору между собой 4 февраля 1999 года, в вечернее время, на проселочной дороге между д. Уразбаево и д. Верхние Караси в Аргаяшском районе Челябинской области, совершили умышленное убийство К. в связи с выполнением им общественного долга.

Возвращая дело для дополнительного расследования, судебная коллегия усмотрела нарушение уголовно-процессуального закона в действиях следователя, который не вправе был допрашивать адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением обязанностей защитника, что в последующем повлекло его незаконное отстранение от участия в деле и нарушение права обвиняемого на защиту.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение по тем основаниям, что обвиняемый В. в подтверждение своего алиби ссылался на встречу с адвокатом Т., который в связи с этим был допрошен в качестве свидетеля, а потому адвокат был обоснованно отстранен от участия в деле.

Президиум находит, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов уголовного дела, В., оспаривая обоснованность обвинения, неоднократно заявлял об алиби, утверждая, что 7 февраля 1999 года, когда было совершено убийство К., он якобы имел встречу с адвокатом Т. На этом же настаивали и родственники В. (т. 2 л.д. 29 - 31, т. 6 л.д. 2 - 10, 46 - 55, 64 - 81).

При изложенных обстоятельствах следователь в силу требований ст. 20 УПК РСФСР обязан был принять исчерпывающие меры к всестороннему, полному, объективному исследованию обстоятельств происшедшего.

Поскольку В. указал конкретное лицо, с которым у него состоялась встреча 7 февраля 1999 года, следователь вправе был проверить его показания в этой части.

При этом, как следует из протокола допроса адвоката Т., иные вопросы, касающиеся участия В. в совершении преступления, предметом исследования не являлись (т. 2 л.д. 66 - 67).

В соответствии с действующим законодательством адвокат, как и любое лицо, может быть допрошен по любым обстоятельствам за исключением тех, которые стали ему известны в связи с осуществлением защиты, то есть со слов подзащитного или из других источников.

В данном случае Т. был допрошен о фактах, которые, по утверждению В., имели место задолго до возбуждения данного уголовного дела и о них Т. стало известно не от обвиняемого: сам Т. якобы был участников встречи с В. и только он мог подтвердить или опровергнуть показания обвиняемого. Таким образом, оснований считать, что эти сведения стали известны Т. в связи с осуществлением им защиты, не имеется.

В связи с тем, что совмещение обязанностей защитника и свидетеля в одном лице действующим законодательством не предусмотрено, следователем в соответствии с требованиями ст. 67-1 УПК РСФСР было обоснованно вынесено постановление об отводе (об устранении адвоката от участия в деле) (т. 2 л.д. 68, т. 5, л.д. 31).

В последующем, в установленном законом порядке обвиняемый был обеспечен защитой. Согласно имеющимся в деле документам, интересы В. представлял адвокат Терентьев, который ознакомился с материалами дела в порядке ст. 201 УПК РСФСР (т. 2 л.д. 70, т. 7, л.д. 11- 19).

Настаивая на защите его интересов адвокатом Т., каких-либо предусмотренных законом оснований отвода защитника Терентьева обвиняемый не привел.

При таких обстоятельствах доводы суда и кассационной инстанции о нарушении права на защиту В. не основаны на законе, состоявшиеся судебные решения подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

постановление судьи Челябинского областного суда от 29 декабря 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2000 года в отношении В. и А. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"