||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 мая 2001 г. N 337п01пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на приговор Главного суда Башкирской АССР от 16 июня 1934 года, по которому

К.Е.И., <...>, житель Златоустовского района Уральского округа, русский, ранее несудимый,

осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 58-8, 136 (без указания части), 162 п. "в" и 166 УК РСФСР (без указания части) с применением Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" к высшей мере наказания - расстрелу;

П.Т., <...>, русский, ранее несудимый,

осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 58-8 и 136 УК РСФСР (без указания части) к высшей мере наказания к расстрелу;

Б.А.П., <...>, житель г. Златоуста Уральского края, русский, судимый в 1933 года по ст. ст. 116 и 162 п. "д" УК РСФСР с применением Закона от 7 августа 1932 года к 10 годам лишения свободы, наказание не отбыл,

осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 82, 58-12 и 17-166 УК РСФСР (без указания части), с применением Закона от 7 августа 1932 года к высшей мере наказания - расстрелу;

К.М.Е., <...>, житель Златоустовского района Уральского края, русский, ранее не судимый,

Х., <...>, русский, ранее не судимый,

осуждены по ст. ст. 17-58-8 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, ст. ст. 17-136 УК РСФСР (без указания части) к 5 годам лишения свободы и по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы каждый;

П.И., <...>, житель с. Леузы Верхне-Кигинского района БАССР, русский, ранее несудимый,

осужден по ст. 58-12 УК РСФСР к 1 году лишения свободы, с заменой принудительными работами на тот же срок, считая меру наказания отбытой;

Р.П.Г., <...>, житель г. Златоуста, русский, судимый в 1932 году за потраву к штрафу,

осужден по ст. 182 УК РСФСР (без указания части) к 5 годам лишения свободы, по ст. 166 УК РСФСР (без указания части) с применением Закона от 7 августа 1932 года к 10 годам лишения свободы и по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы;

Р.Е.Ф., <...>, житель г. Златоуста, русский, несудимый,

осужден по ст. 72 (без указания части) УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, по ст. 166 УК РСФСР (без указания части) с применением санкции закона от 7 августа 1932 года к 10 годам лишения свободы и по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы.

Определением Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР от 27 июля 1934 года Б.А.П. расстрел заменен 10 годами лишения свободы. Действия К.М.Е. и Х. переквалифицированы со ст. ст. 17, 58-8 на ст. 58-12 УК РСФСР и определено им окончательно по 2 года лишения свободы каждому. В остальном приговор оставлен в силе.

Кроме того, по делу по ст. 166, ч. 2 УК РСФСР осужден К.П.И., в части осуждения которого протест не принесен.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела производством в части осуждения Б.А.П., К.М.Е., Х., П.И. по ст. 58-12 УК РСФСР за отсутствием в их действиях состава преступления, а в части осуждения Р.Е.Ф. по ст. 166 УК РСФСР за недоказанностью, в части осуждения К.М.Е. и Х. по ст. 17 и 136 УК РСФСР за отсутствием состава преступления; о переквалификации действий К.Е.И., П.Т. со ст. 58-8 на ч. 1 ст. 136 и п. "а" ст. 162 УК РСФСР, Б.А.П. со ст. 17 и ст. 166 на ч. 1 ст. 72 УК РСФСР, К.Е.И. со ст. 166 на ст. 164 УК РСФСР с назначением по ним наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Б.А.П., Р.П.Г., Р.Е.Ф., К.Е.И, и К.М.Е., П.Т. и Х. признаны виновными в том, что систематически совершали хищение имущества и скота в колхозах и у отдельных граждан.

Так, К.Е.И. в мае 1932 года совместно со своим старшим сыном К.И.Е. похитил колхозную лошадь, которую затем продал за 2000 рублей. Он же в июне 1933 года, совместно с Р.Е.Ф. зарезал украденную последним из колхоза лошадь, часть мяса которой продал на рынке.

Р.Е.Ф., кроме того, длительное время проживал по поддельным документам, поскольку своих настоящих документов он был лишен за уклонение от коллективизации.

В декабре 1933 года К.Е.И. с помощью лома взломал крышу амбара колхозника К.И.С., откуда похитил 19 пудов зерна. Р.П.Г. совместно с К.П.И. в мае 1933 года похитили двух колхозных лошадей, а в июле 1933 года - двух колхозных телят. В сентябре 1933 года Р.П.Г. совместно с находившимся в бегах Б. похитил на угольном производстве Саткинского завода двух лошадей, которых затем продал за 3100 руб., а еще раньше, в августе 1933 года, совместно с К. украл в неустановленном месте лошадь, которая затем у него была изъята. Он же, Р.П.Г., в январе 1934 года приобрел у Б.А.П. револьвер системы "наган", похищенный у убитого участкового РУМ К.П.И., и длительное время хранил это оружие у себя.

В связи с совершением вышеуказанных краж К.Е.И. и К.М.Е., П.Т., Х., а также подозревавшийся в этих кражах Р.П.И., 30 декабря 1933 года были арестованы в пос. Сатка Уральской области прибывшим из БАССР участковым милиционером К.И.Е., который этапировал всех пятерых к месту проведения расследования в село Дуван Дуванского района БАССР.

1 января 1934 года в пути следования К.Е.И. по предварительной договоренности с П.Т., с целью осуществления побега из-под стражи напали на К.И.Е., убили его, перерезав ножом горло, забрали тулуп, валенки, брюки, полевую сумку с документами и табельное оружие - револьвер "наган", снаряженный боевыми патронами.

Поскольку не участвовавший в нападении арестованный Р.П.И. попытался скрыться от преступной группы, К.Е.И. произвел в него несколько выстрелов из револьвера, тяжело ранив его, а затем с участием П.Т. перерезал потерпевшему ножом горло.

После совершения убийства К.И.Е. и Р.П.И. К.Е.И., П.Т. вместе с К.М.Е. и Х. некоторое время скрывались в доме П.И., где встретились с Б.А.П., который на этот момент совершил побег из места заключения и занимался подделкой документов. В частности Б.А.П., зная о совершении террористического акта в отношении представителя власти, снабдил названных лиц фиктивными документами для получения паспорта, за что получил от К.Е.И. принадлежавший убитому К.И.Е. револьвер.

Всего он сбыл более 20 фальшивых документов и несколько бланков с печатями для продажи похищенных лошадей. Четыре бланка отдал Р.П.Г.

К.М.Е. и Х. признаны соучастниками террористического акта (убийства К.И.Е.) и убийства Р.П.И. (по приговору).

Согласно определению Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР от 27 июля 1934 года, признано, что их вина установлена лишь в "недоносительстве о совершенном в их присутствии террористическом акте, их прямое участие в совершенном убийстве по делу не доказано". Действия их квалифицированы как недонесение о совершенном контрреволюционном преступлении. Их действиям в части соучастия в убийстве Р.П.И. оценка не дана.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Как усматривается из материалов дела, убийство К.И.Е. К.Е.И. и П.Т. совершено с целью избежать доставления в милицию и привлечения к ответственности, то есть в их действиях отсутствует контрреволюционный умысел, а поэтому по ст. 58-8 УК РСФСР они осуждены необоснованно. Судом установлено, что непосредственно перед убийством К.М.Е., Х. и Р.П.И. ехали на санях впереди, а К.И.Е. вместе с К.Е.И. и П.Т. - сзади. К.Е.И. вытащил К.И.Е. за ворот тулупа из саней и перерезал ему горло ножом, который передал ему П.Т., доставший оружие из сумки потерпевшего. При этом К.Е.И. забрал у убитого снаряженный патронами револьвер и брюки, а П.Т. - валенки, тулуп и полевую сумку с документами, которые затем сжег на квартире своего брата - осужденного П.И. Впоследствии указанное оружие К.Е.И. передал Б.А. в обмен на фиктивные документы - справки.

По делу также установлено, что арестованный Р.П.И. был убит с целью сокрытия убийства К.И.Е., поскольку К.Е.И. и П.Т. полагали, что Р.П.И. мог их выдать органам милиции. При этом К.Е.И. выстрелами из револьвера тяжело ранил Р.П.И., а затем по совету П.Т. перерезал ему ножом горло, после чего оба трупа они отвезли в лес и забросали снегом.

Вина К.Е.И. и П.Т. в содеянном, кроме их личного признания, подтверждается показаниями К.М.Е. Х., Б.А.П., П.И. (т. 2 л.д. 479 - 482), актом изъятия вещественных доказательств (т. 2 л.д. 48 - 63), протоколами осмотра места происшествия и трупов (т. 1 л.д. 210 - 211; 223 - 226) и другими материалами дела. При таких обстоятельствах действия К.Е.И. и П.Т. по эпизоду убийства К.И.Е. следовало квалифицировать по ст. 136 ч. 1 п. "а" УК РСФСР как умышленное убийство, совершенное с целью скрыть другое тяжкое преступление.

Действия К.Е.И. и П.Т. по эпизоду кражи вещей у убитого К.И.Е. следовало квалифицировать по ст. 162 п. "в" УК РСФСР, как тайное похищение чужого имущества, совершенное по сговору, поскольку их действия были объединены единым умыслом, а в материалах дела отсутствуют сведения о том, что это преступление было совершено в присутствии свидетелей - К.М.Е., Х. и Р.П.И.

Действия К.Е.И. в части похищения огнестрельного оружия следовало квалифицировать по ст. 166-а УК РСФСР.

Необоснованно осуждены Б.А.П., К.М.Е., Х. и П.И. по ст. 58-12 УК РСФСР за недонесение о контрреволюционном преступлении, поскольку действия К.Е.И. и П.Т. по эпизоду убийства К.И.Е. надлежит квалифицировать по ст. 136 ч. 1 п. "а" УК РСФСР.

Ответственность же за недонесение об убийстве не была предусмотрена уголовным кодексом РСФСР. Уголовное дело в отношении осужденных в этой части подлежит прекращению за отсутствием состава преступления.

Также подлежит прекращению за отсутствием состава преступления уголовное дело в отношении К.М.Е. и Х. по ст. 17, 136 УК РСФСР, поскольку доказательств их соучастия в совершении убийства Р.П.И. в материалах дела не имеется.

К.Е.И. и Р.Е.Ф. необоснованно осуждены по ст. 166 УК РСФСР.

По делу установлено, что в мае 1932 года лошадь из колхозного стада украл К.И.Е., старший сын осужденного К.Е.И., а последний приобрел у сына эту заведомо краденую лошадь (т. 1 л.д. 128, т. 2, л.д. 30), При таких обстоятельствах действия К.Е.И. в этой части следовало квалифицировать по ст. 164 ч. 1 УК РСФСР как покупка (приобретение) заведомо похищенного.

В совершении хищения лошади в июне 1933 года осужденный Р.Е.Ф. виновным себя не признал. Из его показаний на предварительном следствии и в суде усматривается, что эта лошадь была за ним закреплена и на ней он заехал в гости к К.Е.И., с которым распивал спиртное. Утром Р.Е.Ф. обнаружил пропажу лошади, в краже которой заподозрил К.Е.И., о чем заявил в милицию (т. 2 л.д. 399 - 400, 423 - 424). Эти показания Р.Е.Ф. судом не опровергнуты и других достоверных доказательств его причастности к хищению лошади, кроме ничем не подтвержденных показаний по этому вопросу осужденного К.Е.И., в материалах дела не имеется.

Судебные постановления в отношении Р.Е.Ф. по данному эпизоду подлежат отмене, а дело - прекращению за недоказанностью вины, а в отношении К.Е.И. осуждение его за этот эпизод подлежит исключению из судебных постановлений.

Действия Б.А.П., изготовлявшего поддельные бланки для продажи похищенных лошадей, в том числе для Р.П.Г., надлежало квалифицировать по ст. 72 ч. 1 УК РСФСР, а не по ст. ст. 17, 166 УК РСФСР.

Изготовление фиктивных справок для получения паспорта и продажи их различным лицам, в частности, К., П.Т. и Х., а также получение в оплату за услугу похищенного у К.И.Е. револьвера подлежит исключению из судебных постановлений, поскольку надлежащей юридической оценки этим действиям не было дано, а в настоящее время сроки давности для привлечения к ответственности истекли.

Действия Р.П.Г. по эпизодам хищения в 1933 году совместно с К.П.И. двух колхозных лошадей и двух колхозных телят необоснованно квалифицированы по ст. 166 УК РСФСР, с применением Закона от 07.08.32 г. К.П.И. аналогичные эпизоды преступных действий определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 15 ноября 1939 года квалифицированы по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР. Аналогичное решение по этим эпизодам следует принять и в отношении Р.П.Г.

По эпизоду хищения Р.П.Г. совместно с Б. двух лошадей, принадлежавших угольному производству Саткинского завода, их действия следует квалифицировать по п. "г" ст. 162 УК РСФСР как тайное похищение, совершенное частным лицом из государственных хранилищ по предварительному сговору. Подлежит исключению из приговора за недоказанностью эпизод хищения Р.П.Г. одной лошади в августе 1933 года, поскольку осужденный виновным себя в совершении указанного преступного деяния не признал, а бесспорных доказательств его причастности к этому преступлению в материалах дела нет.

Вина же К.Е.И. в краже зерна из частного амбара в декабре 1933 года; Р.П.Г. в краже 1933 года двух колхозных лошадей и в хищении вместе с К.П.И. в июле 1933 года двух колхозных телят, а в незаконном хранении оружия; вина Р.Е.Ф. в использовании заведомо подложных документов; вина Б.А.П. в совершении побега из места лишения свободы подтверждается, кроме их личного признания, показаниями свидетелей К.И.С., К.Н.К., Б.А.И., К.Г.П. (т. 2 л.д. 86 - 87, 485 - 486) и другими материалами дела и протест в этой части не приносится.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 371 и 376 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Главного суда Башкирской АССР от 16 июня 1934 года и определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР от 27 июля 1934 года в отношении Б.А.П., К.М.Е., Х. и П.И. в части осуждения их по ст. 58-12 УК РСФСР и в отношении Р.Е.Ф. в части его осуждения по ст. 166 УК РСФСР с применением Закона от 7 августа 1932 года отменить и уголовное дело прекратить в отношении Б.А.П., Х., П.И. и К.М.Е. за отсутствием состава преступления, а в отношении Р.Е.Ф. - за недоказанностью.

Те же судебные постановления в отношении К.Е.И. и П.Т. в части осуждения их по ст. 58-8 РСФСР изменить: по эпизодам убийства К.И.Е. и кражи его имущества переквалифицировать их действия со ст. 58-8 УК РСФСР на ст. ст. 136, ч. 1 п. "а" и 162 п. "в" УК РСФСР, назначив меру наказания 10 лет лишения свободы и 1 год лишения свободы каждому, а действия К.Е.И. в части хищения оружия со ст. 58-8 УК РСФСР на ст. 166-а УК РСФСР, назначив меру наказания 5 лет лишения свободы.

Те же судебные постановления в части осуждения К.М.Е. и Х. в части их осуждения по ст. ст. 17, 136 УК РСФСР отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступления.

Указанные судебные постановления в отношении К.Е.И. в части его осуждения по ст. 166 УК РСФСР с применением Закона от 7 августа 1932 года по эпизоду покупки заведомо краденой лошади изменить, переквалифицировать его действия на ст. 164 ч. 1 УК РСФСР, определив наказание в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев.

Эти же судебные постановления в отношении Р.П.Г. в части осуждения по ст. 166 УК РСФСР с применением Закона от 7 августа 1932 года изменить, квалифицировать его действия по эпизоду кражи лошади Саткинского завода по ст. 162 п. "г" УК РСФСР, определив наказание 2 года лишения свободы, а по эпизодам кражи с К.П.И. колхозных телят и лошадей - по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР и назначить наказание 6 лет лишения свободы каждому.

Данные судебные постановления в отношении Б.А.П. в части осуждения по ст. ст. 17-166 УК РСФСР с применением Закона от 7 августа 1932 года изменить, переквалифицировать его действия на ст. 72 ч. 1 УК РСФСР, определив наказание 2 года лишения свободы.

Исключить из судебных постановлений осуждение К.Е.И. за причастность к хищению совместно с Р.Е.Ф. в июне 1933 г. одной лошади; осуждение Р.П.Г. за хищение в августе 1933 года совместно с К. одной лошади; осуждение Б.А.П. за изготовление подложных документов для получения паспортов и продажу их осужденным по делу К.Е.И. и другим, а также осуждение за получение в качестве вознаграждения за свои услуги револьвера К.И.Е.

Р.Е.Ф. по ч. 2 ст. 72 УК РСФСР снизить наказание до 6 месяцев лишения свободы. В силу ст. 49 УК РСФСР по совокупности преступлений назначить наказание: К.Е.И. по п. п. "а", "г" ч. 1 ст. 136; п. "в" ст. 162, ст. 166-а и ч. 1 ст. 164 УК РСФСР - 10 лет лишения свободы; П.Т. по п. п. "а", "г" ч. 1 ст. 136; п. "в" ст. 162 УК РСФСР - к 10 годам лишения свободы; Б.А.П. по ч. 1 ст. 82; ч. 1 ст. 72 УК РСФСР - к 3 годам лишения свободы; Р.П.Г. по ч. 1 ст. 182; п. "г" ст. 162, ч. 2 ст. 166 УК РСФСР - к 6 годам лишения свободы.

Меру наказания Б.А.П. с частичным присоединением неотбытого срока наказания по предыдущему приговору назначить 10 лет лишения свободы.

В остальном приговор суда и кассационное определение оставить в силе.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"