||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 мая 2001 г. N 314п2001пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на приговор Главного суда Чувашской АССР от 19 октября 1932 года, которым

У.Е., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 58-8 УК РСФСР к расстрелу.

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР от 23 ноября 1932 года приговор оставлен в силе.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных решений: в части осуждения У.Е. за убийство Г.Т. и прекращении уголовного дела в этой части за недоказанностью его участия в совершении преступления, а также об изменении судебных решений, переквалификации его действий в части убийства П. и Г.М. со ст. 58-8 УК РСФСР на п. "а" ч. 1 ст. 136 УК РСФСР, по которой назначить 10 лет лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Подминогина В.Н., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

У.Е. признан виновным в том, что в ночь на 20 августа 1930 года совместно со скрывшимся от органов следствия Н. на улице с. Новые Айбеси Алатырского района Чувашской АССР на почве классовой мести избили активистку - члена сельсовета и райисполкома П., которая от полученных телесных повреждений на следующий день скончалась.

Они же в ночь на 19 мая 1932 года в поле за селом выстрелом из револьвера убили активиста комсомольца - колхозника Г.М., а днем 2 июня 1932 года из револьвера убили его мать Г.Т., ехавшую на подводе с базара домой.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест, подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

На предварительном следствии и в суде У.Е. виновным себя в убийстве П. не признал и показал, что ночью 20 августа 1930 года он, будучи сильно пьян, вместе с Н. и другими парнями и девушками сидели у дома Е. Проходившая мимо них П., находившаяся в нетрезвом состоянии, стала ругать его за то, что он женатый сидит ночью с девушками и плюнула ему в лицо. В ответ на это он толкнул П. и она упала. А. взял П. за руку и сказал, что проводит ее домой. На следующий день его, У.Е. и Н. арестовали по подозрению в убийстве П., которого они не совершали. В связи с этим они сбежали из-под стражи и скрылись в лесу.

Он также показал, что в ночь на 20 мая 1932 года вместе с Н. пришли в дом к Г.М. и велели ему взять бутылку вина, хлеб, сыр и после этого вывели его в поле. Там они распили вино, после чего Н. выстрелил из револьвера в Г.М. в упор. Сделали это потому, что считали, что Г.М. и его мать Г.Т. следят за ними с целью выдачи властям.

Наряду с этим У.Е. пояснил, что 2 июня 1932 года находился в лесу, а Н. ушел в село за продуктами. Вечером Н. вернулся к нему и рассказал, что из револьвера убил Г.Т., ехавшую на подводе с рынка. При этом он заявил, что она их больше преследовать не будет /л.д. 33, 158 - 162, 175, 216, 25 - 256/.

Однако вина У.Е. в совершении совместно с Н. убийства П. и Г.М. подтверждается собранными доказательствами.

Так, свидетель Е. показал, что в ночь на 20 августа 1930 года сидел с девушкой у своего дома и видел, что У.Е. ругался с П. и толкнул ее, отчего она упала. Находившийся там же А. взял П. за руку и повел домой. Тогда У.Е. сказал, что нужно их опередить и избить /л.д. 2 - 4/.

А. показал, что ночью 20 августа 1930 года У.Е. и П. поссорились на улице между собой и У.Е. пытался ударить ее, но А. его и пошел провожать П. домой. Недалеко от дома П. кто-то ударил его колом по плечу и он вместе с П. упал на землю /л.д. 5 - 8, 10, 129 - 130, 263 - 264/.

Р. показал, что видел как А. и П. ночью шли по улице села. Внезапно из-за угла дома выскочил У.Е. и стал наносить колом удары А. и П. Последняя сначала кричала, а затем лишь стонала. Он, Р., убежал с места избиения и на другой улице столкнулся с У.Е. и Н., которые закричали ему: "Зачем следишь за нами, уходи, а то и тебе пробьем голову" /л.д. 35 - 37, 127 - 128, 265 - 266/.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть П. наступила от перелома костей черепа с обширными кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговые оболочки. Эти повреждения могли быть причинены многократными ударами тупым твердым предметом /возможно колом/ и относятся к смертельным /л.д. 17/.

Мать Г.М. - Г.Т. показала, что около 23 часов 17 мая 1932 года к ней в дом пришли У.Е. и Н., которые искали ее сына. Поскольку его дома не было, то они ушли. Вскоре после возвращения Г.М. домой У.Е. и Н. пришли снова и позвали Г.М. с собой поговорить. Примерно через полчаса мать Г.М. услышала выстрел и вышла во двор, но там никого не было. Около 5 часов утра труп ее сына был обнаружен в поле /л.д. 89 - 91/.

Свидетель У.Н. показал, что Н. ему рассказывал, что Г.М. они убили вместе с У.Е., а Г.Т. он убил один. Убили их за то, что они следили за ними и хотели выдать властям /л.д. 171, 260 - 261/.

При осмотре места происшествия установлено, что труп Г.М. находился в поле в 30 - 40 метрах от жилых домов с. Новые Айбеси. Рядом с трупом обнаружена сумка с хлебом и сыром /л.д. 84/.

Согласно акту судебно-медицинского исследования трупа Г.М., смерть наступила от огнестрельного ранения в упор. Непосредственно перед смертью потерпевший употреблял спиртные напитки /л.д. 85 - 87/.

В то же время доказательств того, что убийства П. и Г.М. были совершены на почве классовой мести с контрреволюционным умыслом, в деле не имеется.

Имеющиеся доказательства свидетельствуют, что У.Е. и Н., будучи в нетрезвом состоянии, убили П. из хулиганских побуждений, а Г.М. из мести за намерение выследить их и выдать властям.

С учетом этого действия У.Е. следовало квалифицировать по п. "а" ч. 1 ст. 136 УК РСФСР - умышленное убийство из низменных побуждений.

Что касается убийства Г.Т., то вина У.Е. в совершении этого преступления не доказана. Его показания о том, что ее убил Н., когда ходил в село за продуктами, и впоследствии рассказал ему об этом, не опровергнуты.

При таких обстоятельствах эпизод уголовного дела в части осуждения У.Е. за убийство Г.Т. подлежит прекращению за недоказанностью.

На основании изложенного, руководствуясь п. п. 2, 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Главного суда Чувашской АССР от 19 октября 1932 года и определение Кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР от 23 ноября 1932 года в отношении У.Е. Ефима Максимовича в части осуждения за убийство Г.Т. отменить и уголовное дело прекратить за недоказанностью.

Эти же судебные решения изменить, переквалифицировать действия У.Е. в части убийства П. и Г.М. со ст. 58-8 УК РСФСР на п. "а" ч. 1 ст. 136 УК РСФСР, по которой назначить 10 лет лишения свободы.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"