||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 мая 2001 г. N 19-о01-24

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Степалина В.П.

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 22 мая 2001 года уголовное дело по кассационным жалобам представителя потерпевших Г., осужденного А., адвоката Бирюкова А.И. на приговор Ставропольского краевого суда от 25 января 2001 года, которым:

А.,

<...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с А. в пользу А.Е. и К.Н. по 10000 рублей каждой в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения А., поддержавшего доводы своей жалобы и возразившего против доводов жалобы представителя потерпевших, заключение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей необходимым приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда А. признан виновным в умышленном причинении смерти К.

Преступление совершено 19 августа 2000 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный виновным себя признал частично.

В кассационных жалобах:

Представитель потерпевших Г. считает, что предварительное и судебное следствие проведены односторонне, органы следствия и суд пришли к выводу о том, что А. проник на охраняемый объект в поисках Т., основываясь лишь на показаниях А. Не исследованы показания свидетелей А.С. и А.Г., данные ими на предварительном следствии, в которых они сообщили со слов А., что он тайно проник на охраняемый объект за тем, чтобы забрать принадлежащие ему инструменты. Полагает, что без достаточных оснований установлено нанесение потерпевшей удара палкой А. Полагает, что действия А. должны быть квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. "б" УК РФ. Не согласен с размером иска.

Осужденный А. и его защитник просят приговор суда изменить, переквалифицировать действия А. со ст. 105 ч. 1 на ст. 108 ч. 1 УК РФ, так как А. после получения удара в голову действовал в состоянии обороны, защищаясь от дальнейшего нападения потерпевшей, царапавшей ему лицо. Кроме того, о незаконных действиях потерпевшей по отношению к А. пришел и суд. Просят о смягчении А. наказания при этом следует учесть, как смягчающее наказание обстоятельство в соответствии с п. "з" ст. 61 УК РФ неправомерные и незаконные действия потерпевшей. Также просят учесть состояние здоровья ребенка.

В возражениях на жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель и потерпевшая К.Н. просят жалобы оставить без удовлетворения.

Осужденный А. в своих возражениях на жалобу представителя потерпевших считает ее необоснованной, противоречащей материалам дела и подлежащей отклонению.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности А. основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевших К.Н., А.Е., Т., свидетелей А.С., П., осужденного А., протоколе осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинской экспертизы.

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе представителя потерпевших о неполном и одностороннем рассмотрении дела, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Судом были приняты все предусмотренные законом меры для полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела и этим обстоятельствам дана надлежащая оценка в приговоре.

Судебная коллегия находит несостоятельными и надуманными утверждения А. о том, что государственный обвинитель оказывал на свидетелей моральное давление и угрозы на свидетелей, поскольку из протокола судебного заседания такие сведения не усматриваются.

Нельзя согласиться с доводами жалоб представителя потерпевших о том, что действия А. должны быть квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. "б" УК РФ.

Квалифицирующий признак убийства в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельностью не нашел своего подтверждения в суде.

Согласно предъявленному А. обвинения, А. проник на охраняемую территорию частного предпринимателя Т. с целью получения от Т. долга, ходил по территории, звал Т., пытался открыть ворота склада. Сторож К. потребовала, чтобы А. прекратил свои действия и покинул территорию, после чего ударила его имевшейся при ней палкой в область головы, в ответ на это А. стал наносить К. удары кулаками в область лица и нанес четыре удара по голове потерпевшей металлическим ломиком.

При этом органы следствия, не установили наличия у А. цели на завладение чужим имуществом.

Что касается довода жалобы о том, что А. тайно проник на охраняемый объект за тем, чтобы забрать принадлежащие ему инструменты, то органами следствия данные обстоятельства не вменялись ему в вину.

В судебном заседании исследовалась версия обвинения о том, что А. пытался открыть имеющимся у него ломиком запертые ворота одного из складов и она не нашла своего подтверждения, о чем в приговоре дана надлежащая оценка.

Показания свидетелей А.С. и А.Г., на которые ссылается в жалобе представитель потерпевшего, на существо принятого судом решения не могли повлиять, поскольку, исходя из предъявленного обвинения, А. совершил убийство, после примененного к нему насилия со стороны К., в права и обязанности которой, согласно инструкции работника охраны частного предприятия "Т.В.В.", не входило применение силы для выдворения с охраняемой территории посторонних лиц.

Вывод суда о том, что А. совершил убийство К. не в связи с осуществлением ею служебной деятельностью, а как реакция на незаконные действия К., то есть на почве возникших неприязненных отношений, сделан в рамках предъявленного органами следствия обвинения и с учетом установленных в суде обстоятельств дела.

Доводы жалоб осужденного и его адвоката о том, что А. находился в состоянии необходимой обороны и превысил ее пределы, о необходимости переквалификации действий А. на ст. 108 ч. 1 УК РФ, являются несостоятельными.

Эта версия тщательно проверялась при разбирательстве дела и была опровергнута. Выводы экспертов о телесных повреждениях у А. в совокупности с его показаниями, данными им в ходе предварительного следствия, свидетельствуют об отсутствии у А. необходимой обороны и превышении ее пределов. Суд пришел к обоснованному выводу о виновности А. в умышленном причинении смерти К. на почве возникших неприязненных отношений. Вывод суда об этом достаточно мотивирован в приговоре.

Обстоятельства дела исследованы в соответствии с законом всесторонне, полно и объективно. Доказательства, положенные в основу осуждения А. собраны с соблюдением требований ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР и сомнений в их достоверности не вызывает.

С учетом добытых доказательств суд правильно квалифицировал действия А. по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

В судебном заседании исследовалось и психическое состояние А. Из заключения судебно-психиатрической экспертизы следует, что осужденный является вменяемым. Данное заключение экспертизы, проведенной в соответствии с требованием ст. 191 УПК РСФСР сомнений у судебной коллегии не вызывает, как не вызывает сомнений и само психическое состояние А. Необходимости в назначении дополнительной либо повторной экспертизы суд не установил.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению по мотивам жалоб не подлежит.

При назначении А. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Суд принял в качестве смягчающих наказание обстоятельств явку с повинной и в связи с этим способствование осужденным раскрытию преступления, наличие у него малолетнего ребенка.

Также учтены были судом и положительные характеристики А.

С учетом данных обстоятельств суд назначил А. наказание в минимальном размере, предусмотренном санкцией статьи, по которой он признан виновным.

С учетом явки с повинной и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств суд назначил А. наказание не более трех четвертей максимального срока, предусмотренного санкцией статьи, по которой он признан виновным.

Несмотря на наличие смягчающего наказание обстоятельства, как, установленная судом неправомерность действий со стороны потерпевшей, судебная коллегия полагает не смягчать А. наказания, поскольку оно является справедливым и соответствующим содеянному им преступлению, которое представляет повышенную общественную опасность.

Гражданский иск потерпевших разрешен правильно, исходя из его требований и обстоятельств, установленных судом. При решении вопроса о размере компенсации за причиненный моральный вред суд учел не только тяжесть вреда, но и материальное положение осужденного, что на иждивении имеет малолетнего ребенка, его жена получает заработную плату в размере 300 рублей в месяц, каких-либо денежных сбережений у А. не имеется.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что доводы жалоб являются несостоятельными.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 25 января 2001 года в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"