||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 мая 2001 года

 

Дело N 36-В01пр-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                     Макарова Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 7 мая 2001 г. дело по иску Н. к Д.А., Д.С. и Д.О. о признании недействительными договора дарения и завещания, выселении по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Промышленного районного суда г. Смоленска от 1 марта 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 13 апреля 1999 г. и постановление президиума Смоленского областного суда от 11 июня 1999 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, объяснения Д.А. и Д.С., просивших протест оставить без удовлетворения, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации А.Б. Любимовой, поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Н. обратилась в суд с иском к Д-вым о признании договора дарения квартиры <...> недействительным, о признании права собственности на 1/2 этой квартиры, о выселении Д.С. и Д.О. и о признании недействительным завещания.

В обоснование своих требований Н. сослалась на то, что 17.06.87 вступила в брак с Г., который проживал в <...>. Данная квартира расположена в кооперативном доме. С 17.06.87 по 24.12.92 вместе с Г. внесла часть паевого взноса за квартиру в сумме 976 руб. 80 коп. Последний взнос внесен 24.12.92. Г. оставил завещание на все имущество, в том числе и квартиру, на имя внука Д.С. 16.05.97 заключил договор дарения на эту квартиру в пользу дочери Д.А. 19.05.97 Г. умер.

Поскольку договор об отчуждении квартиры был заключен без ее согласия, а завещание составлено Г. без учета ее доли в совместном имуществе и без учета права на обязательную долю, истица просила признать их недействительными.

Кроме того, она просила выселить без предоставления другого жилого помещения Д.С. и Д.О., поскольку они незаконно вселились в квартиру.

Решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 01.03.99 иск удовлетворен частично. Суд признал недействительным завещание Г. от 21.04.92 в части распоряжения квартирой. Признал недействительным договор дарения от 16.05.97 в части 1/5 доли квартиры. Признал за истицей право собственности на 3/20 доли квартиры стоимостью 6675 руб., за Д.А. - право собственности на 17/20 долей квартиры стоимостью 36895 руб. В остальной части иска, в том числе о выселении Д.С. и его жены, отказал.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 13.04.99 решение районного суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Смоленского областного суда от 11.06.99 вынесенные по спору судебные постановления оставлены без изменения, а протест прокурора Смоленской области - без удовлетворения.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений, как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов гражданского дела усматривается, что на момент регистрации брака и создания семьи Г. имел пай в ЖСК-14 в сумме 4608 руб. 24 коп., а Н. являлась собственником дома <...>, который через 4 месяца после заключения брака продала за 3500 руб. В судебном заседании Н. утверждала, что вырученные от продажи дома деньги были израсходованы на уплату части пая за квартиру в сумме 976 руб. 80 коп., на ремонт данной квартиры, на приобретение необходимой мебели и вещей для нужд семьи, но эти обстоятельства не получили оценку суда.

Согласно ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

В силу ст. 37 СК РФ имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества.

Несмотря на то, что Н., продав дом, принадлежащий ей на праве личной собственности (л.д. 18), вложила в создание совместной с Г. собственности значительные денежные средства, суд данное обстоятельство во внимание не принял и какого-либо суждения по этому поводу не высказал.

Кроме того, признавая договор дарения квартиры в части недействительным и признав за Н. право собственности на 3/20 доли квартиры, суд учел, что Н. имеет право на обязательную долю в наследстве, в частности на 1/20 долю квартиры.

Требования же о признании недействительным завещания были удовлетворены лишь в части распоряжения квартирой, поскольку впоследствии на нее был заключен договор дарения, т.е. право Н. на обязательную долю в наследстве в данном случае учтено не было.

Между тем согласно ст. 353 ГК РСФСР при определении размера обязательной доли в наследстве следует исходить из стоимости всего наследственного имущества (как в завещанной, так и в незавещанной части), включая предметы обычной домашней обстановки и обихода.

Фактически суд разрешил спор только в отношении квартиры, хотя требования Н. были заявлены о признании недействительными и договора дарения, и завещания в полном объеме.

Отказывая Н. в удовлетворении иска о выселении Д-вых., суд указал, что Д.С. вселен в спорную квартиру в 1991 г. с согласия всех проживающих совершеннолетних членов семьи нанимателя.

Однако истица в суде утверждала, что на прописку Д.С. согласия не давала, он никогда в квартире не проживал, что не отрицал и сам Д.С. в суде, а вселился лишь после смерти Г. летом 1997 г. вместе с супругой, с которой зарегистрировал брак 31.01.97.

При таких обстоятельствах суду надлежало выяснить, был ли Д.С. зарегистрирован и проживал ли в спорной квартире и, соответственно, приобрел ли право на площадь.

Отказ суда в требовании Н. о выселении жены Д.С., Д.О., сделан без учета того, что истица согласия на ее вселение в квартиру не давала, в спорной квартире она не зарегистрирована.

Доводы суда о том, что собственник 17/20 долей квартиры Д.А. не ставит вопрос о выселении супругов Д-вых, а доля Н. не столь значительна, чтобы пользоваться квартирой без согласия другого собственника, несостоятельны.

В силу ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, установленном судом.

При таких обстоятельствах судебные постановления по делу нельзя признать законными и обоснованными.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

состоявшиеся по делу судебные постановления отменить. Дело направить на новое рассмотрение в суд 1-й инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"