||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 апреля 2001 г. N 16-о02-11

 

Судья: Касьян В.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

30 апреля 2001 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по частному протесту государственного обвинителя на определение Волгоградского областного суда от 30 ноября 2001 года, которым дело по обвинению П., М., Г. и С. в совершении преступлений, предусмотренных соответственно ст. ст. 226 ч. 3 п. п. "а", 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н", 126 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "н", 158 ч. 2 п. "г", 222 ч. 1 УК РФ, возвращено прокурору Волгоградской области для производства дополнительного расследования.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., выступление прокурора Сафонова Г.П., поддержавшего частный протест государственного обвинителя, объяснения П. полагавшего, что дело обоснованно возвращено на доследование, судебная коллегия

 

установила:

 

согласно постановлениям о привлечении в качестве обвиняемых и обвинительному заключению П., М., Г. обвиняются, в том числе, в умышленных убийствах, похищении человека и хищении оружия, С. в организации умышленных убийств, а также в других преступлениях.

По ходатайству обвиняемого Г. судом дело возвращено для производства дополнительного расследования. В определении содержится вывод о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, что это нарушение выразилось в несоблюдении требований, предъявляемых законом к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению (ст. ст. 143, 144, 205 УПК РСФСР).

Как видно из определения, дело возвращено на доследование по основаниям, предусмотренным ст. 232 ч. 1 п. 2 УПК РСФСР, из-за существенного нарушения уголовно-процессуального закона. Указано, что были нарушены требования, предъявляемые к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, предусмотренные ст. ст. 143, 144 УПК РСФСР.

В частном протесте государственный обвинитель ставит вопрос об отмене определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Государственный обвинитель считает, что вывод, содержащийся в определении суда о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, не обоснован. Утверждает, что постановления о привлечении в качестве обвиняемого в отношении П., М., Г. и С. и обвинительное заключение составлены в соответствии с требованиями закона.

В письменных возражениях на частный протест обвиняемые Г. и С., излагая свое несогласие с доводами, в нем содержащимися, просят определение суда о возвращении дела на дополнительное расследование оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в частном протесте, и возражения Г. и С. на доводы частного протеста, судебная коллегия находит, что дело возвращено на дополнительное расследование обоснованно по следующим основаниям.

Как правильно указано в определении, в отношении П., М., Г. и С. требования к форме и содержанию постановлений о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению выполнены не в полной мере.

В протесте, вопреки содержанию постановления о привлечении Г. в качестве обвиняемого, где кража ценностей, совершенная им после убийства М.А. (дело Г. т. 3 л.д. 120), квалифицирована по ст. 150 УК РФ, утверждается, что в нем правильно указан уголовный закон.

Как видно из постановлений о привлечении П., М., Г. и С. в качестве обвиняемых и обвинительному заключению, в них содержится описание, чем обвиняемые занимались в день совершения преступлений, обстоятельства совершения преступлений, в том числе, каким образом были убиты потерпевшие.

Из этих документов усматривается, что П., М., Г. приехали вместе в одной машине в г. Серафимович на похороны Т., якобы убитого потерпевшими К. и И., а С. с З. приехал туда же с такой же целью самостоятельно.

Вместе с тем, из постановлений о привлечении их в качестве обвиняемых неясно, почему К.О. сообщил о месте нахождения убийц Т. именно следователю УБОП С., обвиняемому по настоящему делу, почему он передал именно ему автомат с боеприпасами. Неясно изложен и мотив убийства потерпевшего К. и взаимоотношения обвиняемых с неустановленным лицом, который находился в автомашине С. и стрелял в К.

В отличие от мотива убийства М.М. (для сокрытия преступления), оказавшегося невольным очевидцем убийства К., причина и мотив убийства самого К. в указанных процессуальных документах изложены неясно.

Так, в них указано, что П., М., Г. и С. и другие лица совершили преступления, "действуя согласованно и совместно, с заранее оговоренной целью найти и задержать К. и И. В то же время они обвиняются в убийстве потерпевших по предварительному сговору группой лиц.

Таким образом, в указанных выше важнейших процессуальных документах неясно изложены обстоятельства совершения преступлений, поведение обвиняемых и мотив убийства. Непонятно действовали ли они из-за мести или задержание К., И. входило в служебные обязанности С. и других.

В определении суда обоснованно указано, что неясное изложение обвинения, а также допущенные при этом недостатки могут повлиять на квалификацию действий обвиняемых, что эти упущения затрудняют осуществление обвиняемыми своей защиты от предъявленного обвинения.

Сделан правильный вывод о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, стесняющем возможности обвиняемых защищаться от предъявленного обвинения установленными законом средствами и способами.

Вывод суда о том, что исправить ошибку, допущенную в этих важнейших процессуальных документах, в судебном заседании нет законных оснований, является правильным.

Кроме того, при дополнительном расследовании необходимо принять решение о соединении обоих дел по обвинению Г. и предъявлении ему общего объединенного обвинения.

Оснований для изменения или отмены меры пресечения в отношении П., М., Г. и С. судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Волгоградского областного суда от 30 ноября 2001 года в отношении П., М., Г. и С. оставить без изменения, а частный протест - без удовлетворения.

Меру пресечения в отношении П., М., Г. и С. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"