||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 апреля 2001 года

 

Дело N 30-В01-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 27 апреля 2001 года гражданское дело по иску А. к Министерству финансов Российской Федерации и прокуратуре Карачаево-Черкесской Республики о взыскании компенсации морального вреда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 15.08.2000, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 19.09.2000, постановление президиума Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 25.11.2000.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

А. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации и прокуратуре Карачаево-Черкесской Республики о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований сослался на то, что 2 июня 1997 г. прокуратурой Карачаево-Черкесской Республики в отношении него было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 147 УК РФ, 7 июня 1999 года он был задержан и помещен в ИВС УВД г. Черкесска, откуда был освобожден 8 июня 1999 года по постановлению суда.

28 июня 1999 г. ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 147 и ч. 2 ст. 198 УК РФ, и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Постановлением Черкесского городского суда от 02.07.1999 он был освобожден из-под стражи, избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Приговором Черкесского городского суда от 04.11.1999 А. оправдан за отсутствием состава преступления.

В связи с причиненными нравственными и физическими страданиями в счет компенсации морального вреда А. просил взыскать 3080000 руб.

Судом в качестве соответчика привлечена Генеральная прокуратура Российской Федерации.

Решением Черкесского городского суда от 15.08.2000 постановлено в иске к Министерству финансов РФ отказать, взыскать с Генеральной прокуратуры РФ в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 250000 руб. В удовлетворении остальной части иска отказать.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 19.09.2000 и постановлением президиума Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 25.10.2000 решение суда оставлено без изменения.

В протесте ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Таким образом, ст. 1070 ГК РФ конкретно предусматривает, за счет какой казны производится возмещение вреда в указанных случаях.

При вынесении решения суд пришел к выводу о том, что компенсация морального вреда подлежит взысканию с Генеральной прокуратуры РФ, как главного распорядителя средств федерального бюджета, самостоятельно распределяющего бюджетные средства по подведомственным получателям этих средств, что предусмотрено ст. 158 Бюджетного кодекса РФ.

Однако с таким выводом нельзя согласиться.

В соответствии со ст. 52 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" финансирование органов прокуратуры осуществляется из федерального бюджета в объемах, утвержденных законом о государственном бюджете на соответствующий период (год), строго по кодам бюджетной классификации и в соответствии с нормами, установленными нормативными актами органов государственной власти.

Вышеназванная статья ГК РФ предусматривает именно для таких случаев ответственность казны Российской Федерации, то есть ст. 1070 ГК РФ является специальной нормой, поэтому ст. 158 Бюджетного кодекса применяться не должна.

При таких обстоятельствах вывод суда о возложении обязанности возмещения вреда, причиненного А., на Генеральную прокуратуру РФ является неправомерным.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде.

Согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 8 своего Постановления "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" также указал, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

В соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств. Суд должен основывать решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. ст. 56, 192 ГПК РСФСР).

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебном решении" решение является обоснованным, если в нем изложены все имеющие значение для дела обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон. Решение не может быть основано на предположениях об обстоятельствах дела.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходил из того, что незаконным привлечением А. к уголовной ответственности и избранием меры пресечения заключения под стражу ему причинены физические и нравственные страдания, о чем свидетельствует его нахождение в неврологическом отделении медсанчасти г. Черкесска с 22.07.1999 по 11.08.1999. Однако из выписного эпикриза (л.д. 40) усматривается, что А. считает себя больным около пяти лет.

В связи с этим нельзя сделать вывод о том, что именно факт нахождения А. 22 дня под стражей в 1999 году вызвал болезнь. Тогда как из его искового заявления следует, что уголовное дело в отношении него было возбуждено 02.06.1997.

Взыскивая компенсацию морального вреда в значительных размерах и не имея доказательств, с достоверностью подтверждающих наличие и степень нравственных и физических страданий, причиненных в результате необоснованного привлечения к уголовной ответственности, суд не учел требования вышеуказанного закона, не применил принцип разумности и справедливости.

С учетом изложенного вынесенные по делу судебные постановления нельзя признать законными, они согласно ст. 330 ГПК РСФСР подлежат отмене.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 15.08.2000, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 19.09.2000, постановление президиума Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 25.11.2000 отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"