||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 апреля 2001 г. N КАС01-114

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Федина А.И.

членов коллегии: Пелевина Н.П. и Петроченкова А.Я.

рассмотрела в судебном заседании от 26 апреля 2001 г. дело по кассационном протесту государственного обвинителя Барсегяна Р.Р. на приговор Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2000 г., по которому

Х., <...>, русский, с высшим образованием, работающий судьей Санкт-Петербургского городского суда, ранее не судимый,

оправдан по ст. ст. 30 ч. 3, 290 ч. 4 п. "г" УК РФ за отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи - члена коллегии Пелевина Н.П., прокурора Дегтеревой С.В., поддержавшей протест и полагавшей приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, объяснения адвоката Бриль Б.В., оправданного Х., возражавших против удовлетворения протеста, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

органами предварительного расследования Х. обвинялся в том, что, занимая государственную должность федерального судьи Санкт-Петербургского городского суда, он через посредника покушался на получение взятки в крупном размере за действия в пользу взяткодателя при следующих обстоятельствах.

Осенью 1995 г. находившийся под следствием и содержавшийся под стражей в учреждении ИЗ-45/1 г. Санкт-Петербурга Я., полагая, что дело в отношении него будет передано на рассмотрение судье Х., в чем его убедил адвокат Т., решил за свое освобождение из-под стражи и вынесения благоприятного для него приговора дать судьи Х. взятку в размере 100 тысяч долларов США до рассмотрения и столько же после его рассмотрения. Получив от родственников 100 тысяч долларов США, 8 января 1996 г. через адвоката П.И. указанную сумму он передал Т., который за вознаграждение выполнял посреднические функции.

В период с ноября по декабря 1995 г. Х., узнав от Т. о намерении Я. дать ему взятку и считая, что дело в отношении его поступит на рассмотрение именно к нему, согласился на получение от Я. через Т. взятки в крупном размере в сумме 100 тысяч долларов США либо по курсу доллара на тот период в сумме 466100000 рублей.

После этого Х. неоднократно беседовал с Т. по телефону, встречался с ним в служебном кабинете, давал советы и рекомендации в интересах Я. по его делу, предпринимал попытки к получению в дальнейшем этого дела в свое производство.

Убедившись 9 января 1996 г. в наличии у Т. при себе 50 тысяч долларов США, предназначавшихся ему в качестве взятки, Х. подтвердил желание получить их после поступления дела в суд, однако свой умысел на получение взятки не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, так как в апреле 1996 г. дело по обвинению Я. было передано для рассмотрения другому судье, и Я. потребовал деньги обратно.

Однако и после этого, желая получить обусловленную сумму взятки или хотя бы ее часть, Х. через Т. убеждал Я. в том, что в силу своего служебного положения и авторитета опытнейшего судьи он будет обладать полной информацией по делу и сможет оказать воздействие на состав суда.

За хлопоты и риск Я. позволил Х. и Т. оставить каждому по 10.000 долларов США, но указанную сумму Х. получить не успел, так как 17 апреля 1996 г. Т. был задержан, а деньги у него были изъяты.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, не установив события преступления, постановила оправдательный приговор.

В кассационном протесте поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование протеста указано, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указание в приговоре о том, что обвинение Х. фактически не предъявлено, является необоснованным и опровергается постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, в котором изложен состав названного преступления. Однако суд в нарушение требований ст. 71 УПК РСФСР оценку доказательствам дал не в их совокупности, а выборочно, что повлекло неправильные выводы. Доводы суда об оговоре Х. Т. являются предположительным, не основанными на доказательствах. Оценка доказательств, подтверждающих желание Х. получить деньги, является необъективной и односторонней. Отдельные выводы суда сделаны вопреки доказательствам и носят предположительный характер.

В возражении на протест адвокат Бриль Б.В. считает приговор законным, обоснованным и просит оставить его без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Кассационная коллегия находит приговор постановленным в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, а протест - не подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст. 205 УПК РСФСР в обвинительном заключении в подтверждение предъявленного обвинения излагаются доказательства, собранные и оцененные следователем согласно требованиям ст. ст. 70 и 71 УПК РСФСР, которые в последующем подлежат исследованию и оценке судом.

По данному делу в обоснование предъявленного Х. обвинения в покушении на получение взятки органами предварительного следствия представлены следующие доказательства. Таковыми, по мнению органов предварительного расследования и автора протеста, являются собственные показания Х.; показания обвинявшегося по делу по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 291 ч. 2 УК РФ Т., в отношении которого постановлением судьи от 27 октября 2000 г. дело производством прекращено на основании акта амнистии; показания свидетелей Я., П.И., Е., ряда сотрудников РУОПа при ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, осуществлявших по данному делу оперативно-розыскные мероприятия; ряда других свидетелей; аудио-видеозаписи оперативных и следственных действий; письменные документы.

Практически все положенные в основу обвинения Х. доказательства в судебном заседании были проверены, получили надлежащую оценку в приговоре и позволили суду прийти к правильному выводу о несостоятельности предъявленного Х. обвинения и недоказанности самого события преступления.

Из показаний освобожденного от уголовной ответственности Т. на следствии, признанных одним из основных доказательств виновности Х., усматривается, что осенью 1995 г. при встрече в следственном изоляторе с подследственным Я., не являвшимся его подзащитным, последний попросил его содействия при поступлении дела в суд в передаче его на рассмотрение судье Х., пообещав заплатить за это 100 тысяч долларов США в качестве аванса и столько же в случае благоприятного для него исхода по делу. При посещении суда он, Т., сообщил Х. просьбу Я. и написал на бумаге "50000 + 50000", на что Х. ответил, что разговор будет после передачи ему дела, а сейчас об этом не надо говорить. После этого он сообщил Я. о возможном выполнении его просьбы.

В январе 1996 г. адвокат Я. П.И. передала ему, Т., 100 тысяч долларов США, о получении которых он сообщил Х. и договорился с ним о встрече. Во время встречи в служебном кабинете Х. он показал ему пакет и сказал, что в нем 50 тысяч долларов, но Х. отказался их взять, сказав, что разговор будет после получения дела. Он, Т., увез деньги, спрятал их, а Я. сообщил о согласии Х. на получение денег. После этого при встречах с Х. он стал более конкретно разговаривать о деле Я., консультировался по интересующим подследственного вопросам, при этом Х. просил не беспокоиться даже в случае передачи дела другому судье, так как он способен влиять на других судей. При поступлении дела в суд оно действительному было передано другому судье, но Х. снова заверил его о возможности влияния на этого судью. В начале апреля 1996 г. Я. потребовал возврата денег, о чем он, Т., сообщил Х., который воспринял это негативно и выразил желание получить "компенсацию за свой каторжный труд". Поскольку он, Т., также претендовал на часть денег Я., решил возвратить ему через П.И. не 100, а 80 тысяч долларов, однако при задержании его 17 апреля 1996 г. деньги были изъяты.

В соответствии с требованиями закона суд проверил достоверность приведенных показаний Т. и дал им мотивированную оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами, при этом обосновал недостаточность данных показаний для постановления обвинительного приговора в отношении Х.

В частности, суд исходил при анализе показаний Т. из того, что в ходе предварительного следствия и в судебном заседании они являлись непоследовательными, противоречивыми и неоднократно безмотивно менялись.

При допросах в качестве подозреваемого, на очной ставке с Я., обвинявшим его в мошенничестве, Т. вообще отрицал факт получения денег от Я. и наличие между ними договоренности о взятке и отношения на этой почве с Х. Через некоторое время Т. вынужденно признался в получении валюты от Я. через П.И. для передачи Х. в качестве взятки, а в последующих показаниях он непоследовательно и противоречиво излагал обстоятельства вмененного в вину ему и Х. деяния.

Органами предварительного следствия в нарушение требований ст. 71 УПК РСФСР мер к устранению противоречий в показаниях Т. не принято, причины противоречий не выяснены и мотивов, почему принимаются одни и отвергаются другие его показания, в обвинительном заключении не приведено, то есть его показания на следствии не получили надлежащей оценки.

В судебном заседании при проверке следственных действий, проведенных с участием Т., последний вновь изменил свои показания и показал, что он действительно принял предложение Я. о подкупе судьи и с этой целью стал осторожно выяснять у Х. его отношение к возможному рассмотрению дела. О намерении дать взятку он Х. не говорил, соответственно не мог говорить и о сумме взятки. 8 января 1996 г. он взял на встречу с Х. 50000 долларов США и стал в кабинете намекать ему, что он может получить 100 тысяч долларов США. На его предложение Х. ответил, что разговор будет после получения дела, и выпроводил его из кабинета. Он сделал вывод, что в будущем Х. будет не прочь взять деньги и предполагал вернуться к разговору позднее.

Данные показания в протесте истолкованы, как бесспорное доказательство договоренности о получении Х. взятки, хотя такие доводы могут быть лишь предположительными и не вытекают из поведения и действий Х.

Эти показания Т., даже если не принимать во внимание других его показаний, не свидетельствует о каких-либо конкретных действиях, направленных на получение взятки, но не подтверждают даже и намерения Х. на это, в связи с чем при обвинении его в покушении на получение взятки не изложено объективных действий Х., направленных на это, то есть фактически не изложено объективной стороны преступления.

Доводы протеста о том, что получение взятки не состоялось ввиду передачи дела другому судье, то есть по независящим от Х. обстоятельствам, нельзя признать обоснованными. Согласно обвинению, основанному на показаниях Т., намерение Х. получить взятку не связывалось с рассмотрением дела именно им, так как допускалась его возможность влияния на других судей, что учитывалось при расследовании дела.

В связи с этим довод протеста о причине неполучения Х. денег противоречит материалам уголовного дела и выводам следствия.

Анализ других доказательств в приговоре также не подтверждает намерения Х. на получение денег, а может лишь свидетельствовать о намерениях других лиц дать ему взятку, что к обвинению Х. в конкретном преступлении не имеет отношения, тем более, что из показаний Т. в судебном заседании следует, что в связи с передачей дела другому судье Я. вообще отказался от дачи взятки, о чем Х. не знал и сожалений по этому поводу не выражал.

В приговоре причинам противоречий в показаниях Т. и их доказательственному значению судом дана подробная и мотивированная оценка и сделаны обоснованные выводы о невозможности постановления на их основе обвинительного приговора.

Надлежащую оценку в приговоре получили и другие доказательства.

Исследованные в судебном заседании аудиозаписи и расшифровка телефонных разговоров между Т. и Х. по своему содержанию не подтверждают их криминального смысла и сводятся к разговорам на отвлеченные темы, а иносказательный смысл разговоров является лишь предположением органов следствия, не располагавших никакими реальными данными об уголовно-наказуемых действиях Х., как необходимом элементе события преступления.

Ссылка в протесте на содержание телефонного разговора между Х. и Т. 23 апреля 1996 г., как на доказательство вины Х., подтвержденного справкой РУОПа и показаниями свидетеля П., также является несостоятельной, поскольку невозможность использовать содержание этого разговора в качестве доказательства суд в приговоре мотивированно обосновал.

Кроме того, содержание данного разговора вовсе не свидетельствует о преступных намерениях его участников, которые в судебном заседании отрицали сам факт такого разговора, и их доводам в приговоре дана мотивированная оценка.

Не подтверждают намерения Х. получить взятку и другие исследованные в приговоре доказательства, в том числе, показания свидетеля Е., на которые сделана ссылка в протесте.

Таким образом, суд на основании полно и объективно исследованных материалов дела мотивированно пришел к выводу о невиновности Х. ввиду отсутствия события такого преступления, как попытка получения взятки, и обоснованно постановил в отношении его оправдательный приговор.

Доводы протеста с изложением в нем фрагментов отдельных доказательств, которые в полном объеме исследованы в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре, не могут свидетельствовать о незаконности принятого судом решения, в связи с чем протест удовлетворению не подлежит.

Вместе с тем, Кассационная коллегия считает, что приговор в части определения судьбы вещественных доказательств поставлен с нарушением требований закона.

Как видно из материалов дела, вещественными доказательствами по делу признаны письмо Я., записи Т. (т. 1 л.д. 54 - 55), аудиозаписи телефонных переговоров (т. 1 л.д. 108 - 127, т. 3 л.д. 80 - 85), изъятая при обыске у Х. записка (т. 2 л.д. 129 - 130), которые приобщены к делу.

Кроме того, у Т. была изъята валюта в сумме 79.700 долларов США, как предмет взятки, которая постановлением следователя от 15 мая 1996 г. (т. 1 л.д. 89) признана вещественным доказательством и передана на хранение в АО "Банк Санкт-Петербург", что подтверждается справкой на обороте данного постановления.

В соответствии со ст. 317 УПК РСФСР суд в резолютивной части приговора обязан решить судьбу каждого из вещественных доказательствах, что по данному делу сделано не было.

В резолютивной части приговора суд указал о хранении вещественных доказательств при деле, при этом не перечислил конкретные вещественные доказательства и не учел, что в отношении валюты такое решение является недопустимым.

В соответствии с п. 4 ст. 86 УПК РСФСР деньги и иные ценности, нажитые преступным путем и являющиеся вещественными доказательствами по делу, подлежат обращению в доход государства, или выдаче законным владельцам, а при неустановлении их переходят в собственность государства.

В любом случае решение суда о хранении валюты при деле противоречит требованиям закона, а поэтому следует считать, что судьба валюты, как вещественного доказательства, по настоящему делу надлежащим образом не была решена.

При таких обстоятельствах приговор в части решения судьбы вещественных доказательств подлежит отмене с направлением дела в этой части на рассмотрение в порядке ст. ст. 368, 369 УПК РСФСР.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2000 г. в отношении Х. в части решения судьбы вещественных доказательств с указанием о хранении их при деле отменить, дело в этой части направить в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации для рассмотрения в порядке ст. ст. 368, 369 УПК РСФСР.

В остальном приговор оставить без изменения, а Кассационный протест - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.И.ФЕДИН

 

Члены коллегии

Н.П.ПЕЛЕВИН

А.Я.ПЕТРОЧЕНКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"