||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2001 г. N 32-о01-12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2001 года уголовное дело кассационному протесту, кассационным жалобам потерпевшей Д., осужденных Ж., К., С., адвокатов Кузьминой Ж.А., Новиковой Е.В. на приговор Саратовского областного суда от 1 ноября 2000 года, которым:

К.С., <...>, русский, гражданин Российской Федерации, образование среднее специальное, женатый, работающий водителем в НПО "Киприда",

оправдан по ст. ст. 17 ч. 4 и 102 п. п. "а", "е", "н", 17 ч. 4 и 148 ч. 3 УК РСФСР, ст. ст. 33 ч. 3 и 126 ч. 3 УК РФ (в редакции Закона от 1996 года) за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

М., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее, женатый, не работающий, ранее не судимый, проживавший до ареста <...>

осужден по ст. 148 ч. 2 УК РСФСР (в редакции Закона 1989 года) к 4 (четырем) годам лишения свободы с конфискацией имущества и с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Е., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее специальное, холостой, не работающий, ранее не судимый,

осужден по ст. 148 ч. 2 УК РСФСР (в редакции Закона от 1989 года) в виде 4 (четырех) лет лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР (в редакции Закона от 1994 года) в виде 7 (семи) лет лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ (в редакции Закона от 1996 года) в виде 5 (пяти) лет лишения свободы,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 1996 года) в виде 2 (двух) лет лишения свободы,

по ст. 316 УК РФ в виде 2 (двух) лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности освобожден от наказания по ст. 316 УК РФ.

На основании ст. 40 ч. 1 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначено ему наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы с конфискацией имущества и с отбыванием в исправительной колонии общего режима

Ж., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее, холостой, не работающий, ранее не судимый,

осужден по ст. 148 ч. 2 УК РСФСР (в редакции Закона от 1989 года) в виде 4 (четырех) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РСФСР (в редакции Закона от 1994 года) в виде 7 (семи) лет лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ (в редакции Закона от 1996 года) в виде 5 (пяти) лет лишения свободы,

по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР в виде 10 (десяти) лет лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 102 п. "е" УК РСФСР в виде 11 (одиннадцати) лет лишения свободы,

по ст. 316 УК РФ в виде 2 (двух) лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ от наказания по ст. 316 УК РФ освобожден в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ст. 40 ч. 1 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначено ему наказание в виде 11 (одиннадцати) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с содержанием в исправительной колонии общего режима.

С.М., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее, холостой, не работающий, ранее не судимый

оправдан по ст. ст. 17 ч. 6 и 102 п. п. "а", "е", "н", 148 ч. 3 УК РСФСР, ст. 126 ч. 3 УК РФ (в редакции Закона от 1996 года) за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

У., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее, холостой, не работающий, ранее судимый 29 мая 1997 года по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы (наказание отбыл)

осужден по ст. 102 п. "е" УК РСФСР к лишению свободы сроком на 11 (одиннадцать) лет, с содержанием в исправительной колонии общего режима.

К.А., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее специальное, холостой, работавший директором ООО "Граф и К", ранее не судимый,

осужден по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РСФСР (в редакции Закона от 1994 года) в виде 6 (шести) лет лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 167 ч. 1 УК РФ в виде одного года лишения свободы.

В соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ по ст. 167 ч. 1 УК РФ освобожден от наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Окончательно К.А. определено к отбытию 6 (шесть) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с содержанием в исправительной колонии общего режима.

С., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее, холостой, работавший до ареста грузчиком, ранее не судимый

осужден по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РСФСР (в редакции Закона от 1994 года) в виде 6 (шести) лет лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР в виде 8 (восьми) лет лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 102 п. "е" УК РСФСР в виде 9 (девяти) лет лишения свободы,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 1996 года) в виде 2 (двух) лет лишения свободы,

по ст. 116 УК РФ в виде исправительных работ сроком на 6 (шесть) месяцев с удержание 20% из заработка в доход государства.

В соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ освобожден от наказания по ст. 116 УК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ст. 40 ч. 1 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строго наказания более строгим, окончательно назначено ему наказание в виде 9 (девяти) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с содержанием в исправительной колонии общего режима.

К., <...>, гражданин Российской Федерации, образование среднее, холостой, не работавший, ранее судимый 21 декабря 1992 года Бековским районным судом Пензенской области по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года; 21 сентября 1993 года Заводским районным судом г. Саратова по ст. 109 ч. 1 УК РСФСР к 1 году 3 месяцам лишения свободы с присоединением наказания по предыдущему приговору: окончательно к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, освободился 14 апреля 1995 года по постановлению Кировского районного суда г. Саратова условно-досрочно на 8 месяцев и 7 дней, проживавшего до ареста <...>

осужден по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР (в редакции Закона от 1994 года) к 6 (шести) годам лишения свободы с конфискацией имущества, с содержанием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с У. в пользу Д. 105.000 (сто пять тысяч) рублей, из них сто тысяч в возмещение морального вреда и пять тысяч - материального вреда (расходы на адвоката).

Постановлено взыскать в пользу Д. с М. 10.000 (десять тысяч) рублей, с Е. 20.000 (двадцать тысяч) рублей, с Ж. 20.000 (двадцать тысяч) рублей в возмещение морального вреда.

В остальной части (по стоимости корабля - 70.000 рублей) в удовлетворении иска Д. отказать, с правом обращения в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Постановлено взыскать с С. в пользу С.О. 5.000 (пять тысяч) рублей в возмещение материального вреда, в пользу Г. 130.000 (сто тридцать тысяч) рублей в возмещение морального вреда.

Постановлено взыскать с Ж. в пользу Б. 156.752 (сто пятьдесят шесть тысяч семьсот пятьдесят два) рубля в возмещение морального и материального вреда.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., осужденного С., поддержавшего доводы жалобы, возражения на протест адвокатов Аверьяновой Т.В., Строкиной Л.Г., заключение прокурора Панфиловой М.В., не поддержавшей доводы протеста, полагавшей необходимым приговор суда в отношении С. и Е. изменить, на основании ст. 48 УК РСФСР обоих по ст. 221 ч. 1 УК РФ от наказания освободить за истечением срока давности, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда М. совершил вымогательство чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Е. совершил похищение человека из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, укрывательство особо тяжкого преступления, вымогательство личного имущества граждан по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, разбойное нападение по предварительному сговору группой лиц, с использование оружия, с проникновением в помещение, с причинением тяжких телесных повреждений, а также незаконно приобрел и хранил огнестрельное оружие. У. совершил умышленное убийство с целью скрыть другое преступление. Ж. совершил умышленное убийство с целью скрыть другое преступление, вымогательство чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, похищение человека из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, укрывательство особо тяжкого преступления, разбойное нападение по предварительному сговору группой лиц, с использование оружия, с проникновением в помещение, с причинением тяжких телесных повреждений, с целью завладения имуществом в крупных размерах. К.А. и К. совершили разбойное нападение по предварительному сговору группой лиц, с использованием оружия, с проникновением в помещение, с причинением тяжких телесных повреждений. С. совершил умышленное убийство из корыстных побуждений, разбойное нападение по предварительному сговору группой лиц, с использование оружия, с проникновением в помещение, с причинением тяжких телесных повреждений, с целью завладения имуществом в крупных размерах, незаконно приобрел и носил огнестрельное оружие.

Преступления совершены в период с ноября 1993 года по июнь 1996 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном протесте государственный обвинитель просит приговор суда К.С., С.М., М., Е., Ж., У., К.А., К., С. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, обосновывая это тем, что К. и С. неправильно оправданы. Суд в приговоре одним из доказательств вины М. приводит показания К.С., которые он давал в ходе предварительного следствия, при этом суд не учел в этих показаниях ту часть, из которой вытекает причастность К.С. к похищению Д.О. и вымогательству денег.

Из показаний свидетелей М.А., Д.А., Ф. следует, что К.С. был недоволен итогами раздела имущества с Д.О. и причастен к организации похищения и убийства Д.О. Суд необоснованно отверг показания Е., Ж. и У. данные на предварительном следствии, из которых следует, что С. участвовал в похищении Д.О., вымогательстве у него имущества и в укрывательстве следов убийства. В нарушение ст. 314 УПК РСФСР суд в приговоре не дал никакой оценки записке Е., адресованной С.М., не указал, какие конкретные действия совершил У. для удушения Д.О., какие телесные повреждения при этом были причинены, не указано, что смерть наступила от действий У. Также в протесте указано на несоответствие назначенного наказания тяжести личности осужденного.

В кассационных жалобах:

Потерпевшая Д. просит приговор суда отменить дело, направить на новое судебное рассмотрение, обосновывая это тем, что суд необоснованно оправдал К.С. и С.М. по эпизоду убийства Д.О. и их вина нашла свое подтверждение в суде. Так в жалобе делается ссылка на показания К.С., данные им в ходе предварительного следствия (т. 4 л.д. 215 - 216), согласно которым по его просьбе М. со своими знакомыми похитил и содержал на даче турбаза "Орбита" Д.О., заявление У. (т. 17 л.д. 175), в котором говорится, что К.С. являлся организатором и инициатором убийства Д.О. Свидетель Ф. еще до конфликта с К.С. сообщала, что ее муж К.С. причастен к убийству Д.О., а потому потерпевшая считает, что у свидетеля не было оснований для оговора К.С.

Считает, что назначенное наказание М., Е., Ж., У., не соответствует тяжести содеянного.

Полагает, что неправильно разрешен гражданский иск. Считает, что решение суда является взаимоисключающим, поскольку суд отказал в удовлетворении иска и предоставил возможность обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Осужденный Ж. просит его действия по эпизоду нападения на Е.А. и Е.Б. переквалифицировать на ст. 145 ч. 3 УК РСФСР, так как в его действиях нет признаков разбойного нападения, С. не говорил об использовании молотка, по эпизоду убийства Б., указывает на отсутствие у него умысла на убийство Б., а потому просит переквалифицировать его действия на ст. 108 ч. 2 УК РСФСР.

Осужденный К. просит разобраться в правильности его осуждения, считает, что в основу приговора положены его показания на предварительном следствии, которые являются неправдивыми, полученными в отсутствие адвоката и к тому же он в то время болел. Далее он ссылается на то, что договора на совершение нападения на Ч. не было и он ехал для того, чтобы приобрести наркотики.

Осужденный С. и его адвокат Новикова Е.В. просят приговор изменить и смягчить С. наказание с учетом его плохого состояния здоровья, признания им вины, его активного способствования следствию.

Адвокат Кузьмина Ж.А. просит приговор в отношении К.А., отменить и дело прекратить. В обоснование своих доводов адвокат ссылается на то, что свидетель С.А. не называла К.А. в числе присутствовавших у нее на дне рождения, и это же подтверждается показаниями С., Ж. и К.

В возражениях адвокаты Аверьянова Т.В., Строкина Л.Г., осужденный У. просят кассационный протест и кассационную жалобу потерпевшей оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационного протеста, кассационных жалоб, возражения на протест и жалобу потерпевшей, судебная коллегия считает приговор суда подлежащим изменению в части осуждения Е. и С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

В остальном приговор является законным, а выводы суда виновности осужденных основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевших, свидетелей, осужденных М., Е., Ж., У., К.А., К., С., протоколах осмотров мест происшествия, заключениях судебно-медицинских экспертиз.

Доводы, содержащиеся в кассационных протесте и жалобе потерпевшей о том, что необоснованно оправданы КС. и С.М. являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так, нельзя согласиться с доводом протеста о нарушении ст. 314 УПК РСФСР.

В приговоре описаны действия У. по лишению жизни Д.О. и не имеется никаких сомнений, что от действий У. наступила смерть потерпевшего.

Также суд в приговоре дал оценку записке Е., как подтверждение вины Е. Из текста данной записки и не усматривается какая-либо причастность С.М. к преступлениям, по которым он обвинялся.

Суд, оправдывая К.С. и С.М. привел в приговоре основания отсутствия доказательств участия данных лиц в совершении преступлений, по которым они обвинялись.

Приведенные в протесте и жалобе потерпевшей доказательства, были исследованы в суде и им в приговоре дана надлежащая оценка.

Доводы жалобы потерпевшей о том, что К. в ходе предварительного следствия (т. 4 л.д. 215 - 216) давал пояснения о том, что похищение Д.О. и дальнейшее содержание его на турбазе "Орбита" осуществлялось по просьбе К.С., не состоятельны, поскольку из протокола такие показания не усматриваются.

Как правильно установлено судом, никто из непосредственных исполнителей преступлений в отношении Д.О. никогда в ходе многочисленных допросов на протяжении всего предварительного следствия не говорили о том, что они действовали по указанию К.С.

Ссылка же в протесте и жалобе потерпевшей на заявления У. (на л.д. 175, 177 тома 17) обоснованно судом не была взята как доказательство вины, поскольку после сделанных заявлений, У. при допросе его следователем по его заявлениям от дачи показаний отказался, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. В судебном заседании У. также не уличал К.С.

В приговоре также дана оценка показаниям свидетелей М.А., Д.А., Ф., на которые ссылаются в протесте государственный обвинитель и в жалобе потерпевшая.

Проанализировав показания свидетелей М.А., и Д.А. пришел к выводу, что версия изложенная М.А. о причастности К.С. к преступлению, не подтверждена Д.А.

Суд критически подошел к показаниям свидетеля Ф., указав, что ее выводы основаны на предположениях и кроме того, суд признал Ф. как заинтересованное лицо, поскольку между бывшими супругами, К.С. и Ф., были неприязненные отношения и К.С. привлекался к уголовной ответственности за причинение Ф. вреда средней тяжести.

В протесте как на доказательство в причастности К.С. к похищению Д.О. и вымогательству у него денег сделана ссылка на показания К.С., из которых следует, что он просил М. заняться вопросом получения долга с Д.О. и что он знал о совершенном похищении Д.О. и месте его содержания.

Суд, оценивая эти показания, указал на то, что сам факт наличия долга Д.О. К.С. основан только на показаниях последнего и не может свидетельствовать о виновности К.С. в вымогательстве или самоуправстве по отношению к Д.О.

Выводы суда об оправдании С.М. основаны на том, что органы следствия положили в основу обвинения лишь противоречивые показания обвиняемых Е., Ж. и У., которые не могут быть положены в основу доказанности вины С.М. В приговоре все показания данных лиц оценены. Сам С.М. никогда не давал показаний о своем участии в совершении преступлений. Других доказательств, указывающих о совершении С. вымогательства, похищении и пособничестве в убийстве Д.О. органы следствия не представили и в судебном заседании не были установлены.

С учетом изложенного протест государственного обвинителя и жалоба потерпевшей не подлежат удовлетворению.

Выводы о доказанности вины М., Е., Ж., У., К.А., К., С. в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствуют материалам делам, исследованным в суде.

Доводы жалобы К. о том, что он ехал к Ч. для того чтобы приобрести наркотики и договора на совершение нападения на Ч. не было, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так, из показаний осужденного С. на предварительном следствии и в судебном заседании следует, что он изобличал К. в совершении преступления, указанного в приговоре.

Осужденный К. на предварительном следствии также признавался в том, что он участвовал в разбойном нападении.

На предварительном следствии изобличали К. в разбойном нападении Е. и Ж.

Достоверность этих показаний также не вызывает сомнений, так как они согласуются между собой и получены с соблюдением закона.

К. были разъяснены его права обвиняемого и в том числе право иметь защитника, право не свидетельствовать против самого себя, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ.

Однако, осужденный К. заявил, что при допросе в качестве обвиняемого защитник ему не нужен, и это подтверждается протоколом о разъяснении ему права на защиту, в котором отражена его позиция (т. 8 л.д. 140).

В дальнейшем по заявлению К. ему был представлен адвокат (т. 8 л.д. 283).

Доводы жалобы К. о том, что свои показания 22 и 24 апреля 1998 года даны им в болезненном состоянии, являются надуманными и ничем не подтверждаются.

Приведенные выше обстоятельства говорят о том, что право К., на защиту на предварительном следствии было обеспечено, и, следовательно, доводы кассационной жалобы осужденного, являются необоснованными.

Доводы жалобы адвоката Кузьминой Ж.А. о том, что вина К.А. не доказана являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так из показаний С. следует, что в разбойном нападении на Ч. принимал участие К.А.

Данные показания С. давал в ходе предварительного следствия и в судебном заседании.

Оснований не доверять этим показаниям у суда не было.

Е., К. и Ж. в ходе предварительного следствия также утверждали об участии К.А. в разбойном нападении на Ч.

Свидетель С.А. в суде опровергла довод К.А. о том, что он не был у нее на дне рождения, указав, что он был совместно с Е., Ж., К. и С.

Суд в приговоре дал оценку измененным показаниям Е., К. и Ж., как стремление помочь К.А. уйти от ответственности.

Судом также выяснены причины изменения осужденными в процессе следствия и суда своих показаний, все их показания должным образом оценены и приведены мотивы, по которым одни показания суд отверг, а другие признал достоверными.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР.

В судебном заседании исследовалось и психическое состояние М., Е., Ж., У., С.

Из заключения судебно-психиатрических экспертиз следует, что осужденные являются вменяемыми.

Для изменения юридической квалификации действий осужденного Ж. по тем доводам, которые изложены в его кассационной жалобе, оснований нет.

Доводы жалобы Ж. о том, что у него не было умысла на лишение жизни потерпевшего Б., являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Б. наступила в результате тупой открытой травмы головы с переломом костей свода черепа, кровоизлияниями под оболочки мозга и ушибом вещества головного мозга осложнившимся отеком вещества головного мозга с синдромом вклинения ствола мозга в большое затылочное отверстие. Данные повреждения относятся к категории тяжких телесных повреждений по признаку опасности для жизни в момент причинения.

Нанося удары топором в жизненно важный орган тела голову потерпевшего, осужденный сознавал общественно опасный характер своих действий, предвидел общественно опасные последствия и желал наступления этих последствий - смерти потерпевшего.

Таким образом, характер телесных повреждений и их локализация в жизненно важных частях тела потерпевшего, что осужденным признается, свидетельствует об умысле на убийство.

С учетом добытых доказательств суд правильно квалифицировал действия Ж. по ст. 102 п. "е" УК РСФСР и оснований для переквалификации действий Ж. на ч. 2 ст. 108 УК РСФСР, как об этом ставится вопрос в его жалобе, судебная коллегия не усматривает.

Несостоятельным является довод жалобы Ж. о переквалификации его действий на ст. 145 ч. 3 УК РСФСР.

Ж. на предварительном следствии пояснял что, когда пошли похищать шубы, то С. взял с собой молоток, с целью напугать потерпевших (т. 7 л.д. 101 - 105). Из показаний потерпевшего следует, что на него напали неизвестные парни, стали бить ногами и руками, сбили с ног, он на короткое время потерял сознание, эти парни забрали сумки с шубами, а один угрожал молотком, не позволяя выйти чтобы обратиться за помощью.

Потерпевшая также подтвердила, что в ходе нападения ей были причинены повреждения. В судебном заседании Ж. подтвердил, что он сам ударил потерпевшую в голову рукой. По заключению судебно-медицинского эксперта Е.А. и Е.Б. были причинены легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья.

Приведенные доказательства прямо свидетельствуют о наличии в действиях Ж. признаков разбойного нападения, а поскольку в результате нападения был причинен потерпевшим ущерб в сумме 85 миллионов 800 тысяч рублей, что в 500 раз превышал минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления, то действия Ж., а также С. правильно квалифицированы по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР, как разбой совершенный с целью завладения имуществом в крупных размерах, по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Судебная коллегия не соглашается с доводами протеста о том, что осуждение Ж. и С. по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР является излишним, поскольку, все эпизоды разбойных нападений не охватываются диспозицией ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, предусматривающей ответственность за разбойное нападение совершенное с целью завладения чужим имуществом в крупном размере.

Согласно уголовному закону лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК РСФСР.

Из материалов дела видно, что Ж. и С. 30 сентября 1995 года в группе лиц по предварительному сговору совершили разбойное нападение на Е.А. и Е.Б. с целью завладения имуществом потерпевших в крупном размере.

Кроме того, Ж. и С. в группе по предварительному сговору совершили разбойное нападение с целью завладения имуществом 5 марта 1996 года на Ч. и 18 июня 1996 года на потерпевшего С.Б.

При указанных обстоятельствах осуждение Ж. и С. по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР и п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, которые предусматривают уголовную ответственность за каждое из совершенных ими преступлений, является обоснованным.

Для изменения юридической квалификации действий по тем доводам, которые изложены в кассационном протесте, оснований нет.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами протеста и жалобы потерпевшей о мягкости наказания, назначенного осужденным, поскольку оно назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного ими и данных, характеризующих их личность и чрезмерно мягким не является.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

При назначении М., Е., Ж., У., К.А., К., С. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновных, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных.

В отношении С. суд принял в качестве смягчающих наказание обстоятельств явку с повинной, активное способствование осужденным раскрытию преступления и изобличение других соучастников преступления.

С учетом данного обстоятельства суд применил требования ст. 62 УК РФ и назначил С. наказание не более трех четвертей максимального срока, предусмотренного санкцией статей, по которым он признан виновным. С учетом данных обстоятельств суд применил принцип поглощения менее строгого наказания более строгим.

Судебная коллегия полагает, что несмотря на наличие у С. заболевания инфильтративного туберкулеза, не смягчать осужденному наказания, учитывая повышенную общественную опасность совершенных им преступлений.

Не усматривает судебная коллегия оснований для смягчения наказания осужденным М., Е., Ж., У., К.А., К.

Гражданские иски разрешены правильно, исходя из их требований и обстоятельств, установленных судом.

Суд обоснованно на основании ст. 310 УПК РСФСР отказал в иске Д. к К.С. в части стоимости корабля "Людмила" в связи с оправданием последнего за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Но поскольку в иске затронуты вопросы гражданско-правовых отношений между Д. и К.С. в части раздела имущества фирмы "Людмила", а именно, теплохода проекта Р-376-У N 1107, то суд обоснованно предоставил Д. право обращения в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Вместе с тем, коллегия считает, что приговор в отношении С. и Е., в части осуждения их по ст. 222 ч. 1 УК РФ, подлежит изменению, поскольку данное преступление ими совершено в марте 1996 года, и на момент рассмотрения дела в кассационной инстанции 25 апреля 2001 года у них истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, предусмотренные ст. 48 УК РСФСР, поэтому они в соответствии с требованиями ст. 5 ч. 4 УПК РСФСР подлежат освобождению от наказаний, назначенных по данным статьям.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

С учетом изложенного судебная коллегия считает доводы жалоб и протеста несостоятельными.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 1 ноября 2000 года в отношении С. и Е.

изменить, на основании ст. 48 УК РСФСР и ст. 5 ч. 4 УПК РСФСР обоих по ст. 221 ч. 1 УК РФ от наказания освободить за истечением срока давности.

На основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений предусмотренных ст. 148 ч. 2 (в редакции 1989 года), ст. 146 ч. 2 п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР, ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ (в редакции 1996 года), путем поглощения менее строго наказания более строгим, окончательно назначить Е. 7 (семь) лет лишения свободы с конфискацией имущества и с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

На основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений предусмотренных ст. 146 ч. 3, 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д", ст. 102 п. "е" УК РСФСР, путем поглощения менее строго наказания более строгим, окончательно назначить С. 9 (девять) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с содержанием в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор в отношении С. и Е., а также К.С., С.М., М., Ж., У., К.А., К., оставить без изменения, а кассационный протест и кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"