||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 апреля 2001 г. N 268п2001

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Смакова Р.М. на приговор Ростовского областного суда от 3 декабря 1999 года, по которому

К.Р., <...>, русский, со средним образованием, холостой, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока отбывания наказания с 4 марта 1999 года.

Он же по ст. ст. 119, 222 ч. 4 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

Разрешен гражданский иск.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 14 марта 2000 года приговор изменила, исключила осуждение К.Р. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В остальном приговор оставила без изменения.

В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий К.Р. со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ с назначением по ней 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест оставить без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

с учетом внесенных изменений К.Р. признан виновным в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти К.Г. из корыстных побуждений.

Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах.

27 февраля 1999 года, около 22 часов, возле дома N 12 по 7 линии садоводческого товарищества "Импульс" в г. Ростове-на-Дону лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, совместно с К.Р., организовав и склонив последнего путем уговоров к совершению преступления, разработало план убийства К.Г.

К.Р., имея умысел на убийство К.Г. из корыстных побуждений - с целью завладения и использования дома, принадлежащего последней, в своих целях и для совместного проживания в нем вместе с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, в оговоренное время пришел к дому К.Г.

Лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, вынесло из дома и передало К.Р. топор, дождавшись, когда К.Г. уснет, открыло входную дверь. Войдя в дом, К.Р. стал наносить спящей К.Г. удары топором (лезвием) по голове, а лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, удерживало собаку.

В результате телесных повреждений, причиненных действиями К.Р., К.Г. скончалась на месте совершения преступления.

После этого К.Р. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, отнесли труп К.Г. в овраг и закопали, вымыли кровь в доме, сожгли окровавленные вещи.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным, подлежащим удовлетворению.

Вина К.Р. в убийстве К.Г. установлена имеющимися в материалах дела доказательствами. Не оспаривается она и самим осужденным.

Вместе с тем, как правильно отмечается в протесте, судебные решения подлежат изменению.

Как уже отмечено выше, К.Р. признан виновным в умышленном причинении смерти К.Г. из корыстных побуждений.

По смыслу закона по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Суд же, обосновывая свои выводы о совершении К.Р. убийства из корыстных побуждений, отметил в приговоре, что "... в январе 1999 года он (осужденный) ушел из дома и не имел постоянного места жительства, скитался по подъездам, ночевал на вокзале, то есть был заинтересован найти себе постоянное местожительство". Далее, сославшись на показания свидетелей К.В., С., Ф., К., К.И., суд констатировал, что "...лицо, скрывшееся от органов следствия и дело в отношении которого выделено в отдельное производство, неоднократно высказывало мысли о том, что бабушку - К.Г. - хорошо бы убить, чтобы она одна, а затем уже вдвоем с К.Р. жили в дачном домике так, как им захочется, и никто бы не препятствовал в этом". Следовательно, по мнению суда, К.Р., совершая убийство К.Г., получал личную материальную выгоду в виде бесплатного постоянного проживания в дачном домике, и не только для себя, но и для лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, как наследницы имущества бабушки, в судьбе которой он был заинтересован (т. 3 л.д. 75 об., 85).

Между тем из показаний К.В., матери осужденного, усматривается, что сын постоянно проживал с ней, где был прописан. 14 января 1999 года он ушел из дома, так как ему хотелось свободы, общения с девочками. Однако и после этого он звонил домой, общался с сестрой, говорил, что живет у друзей и у него все прекрасно (т. 3 л.д. 49 - 50).

Потерпевшая Л.О. показала, что погибшая К.Г. - ее мать. С 1997 года она проживала на даче. Вместе с ней проживала ее (Л.О.) племянница, мать которой была алкоголичкой.

Внучку К.Г. воспитывала с детства и даже обещала завещать ей дачу. Племянница была избалованным ребенком, а с 1996 - 1997 гг. у нее начались загулы, она отсутствовала дома даже неделями.

Иногда в воспитательных целях К.Г. собирала вещи внучки и отправляла ее к матери, но через некоторое время та вновь возвращалась.

В последнее время племянница стала неуправляемой, бросалась на нее (бабушку), а на Новый год пыталась даже выгнать ее из дома.

Документы на дачу находятся у нее (Л.О.). В мае 1999 года они собирались покупать квартиру, а дачу продать (т. 3 л.д. 40 - 42).

Такого же характера показания дал и свидетель Л.Ю. (т. 3 л.д. 43 - 44).

При таких данных Президиум считает, что с выводами суда о совершении К.Р. убийства К.Г. из корыстных побуждений согласиться нельзя, так как никакой материальной выгоды (в том числе указанной в приговоре) осужденный и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, получить не могли, тем более, что К.Р. имел свое жилье.

В основе же конфликта, как видно из показаний Л.О., лежат неприязненные отношения лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с К.Г., так как та пыталась воздействовать на внучку в воспитательных целях, а последняя их не воспринимала и всячески противилась этому, ссорилась с потерпевшей.

Поэтому действия К.Р. охватываются диспозицией ст. 105 ч. 1 УК РФ, по которой их и следует квалифицировать.

Наказание ему должно быть назначено с учетом всех смягчающих обстоятельств, признанных судом, в том числе предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 61 и ст. 62 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 п. 5 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Ростовского областного суда от 3 декабря 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2000 года в отношении К.Р. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ, назначив по ней 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения о нем оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"