||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 апреля 2001 года

 

Дело N 33-Г01-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в судебном заседании от 24 апреля 2001 г. дело по кассационной жалобе войсковой части 55745 на решение Ленинградского областного суда от 26 декабря 2000 г. по жалобе П. на неправомерные действия в/ч 55745 и его исковому заявлению о взыскании с войсковой части денежных сумм и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителя в/ч 55745 Г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

П. обратился в суд с жалобой на действия командования в/ч 55745, в которой он проходил службу в должности старшего техника группы обслуживания и регламента средств опознавания, которым было составлено заключение об осведомленности П. о сведениях, составляющих государственную тайну.

В связи с этим заявителю было временно (на срок 5 лет) ограничено право выезда за границу.

Просил также взыскать в его пользу расходы, понесенные в связи с оформлением загранпаспорта в размере 3,5 минимальных размеров оплаты труда, а также возместить моральный вред в сумме 400000 руб.

По утверждению заявителя, он не был осведомлен в сведениях, составляющих государственную тайну, с ним не заключался контракт и не оговаривались какие-либо ограничения в его правах, в том числе ограничение на право выезда за границу. В результате неправомерных действий командования войсковой части ему в июле 1996 г. было отказано в оформлении загранпаспорта, в связи с чем он не мог выехать по приглашению в Литовскую Республику, где имел намерение заняться бизнесом по перегону автомашин в Россию. Физические и нравственные страдания ему причинены ограничением права на передвижение, невозможностью заняться бизнесом, необходимостью длительное время защищать свои права, что повлекло ухудшение состояния здоровья. Полагает, что срок для обращения в суд с жалобой не пропустил, поскольку обжаловал действия в/ч 55745 военному прокурору в вышестоящие организации.

Решением Ленинградского областного суда от 26 декабря 2000 г. жалоба П. удовлетворена. С в/ч 55745 в его пользу взысканы денежная сумма, составляющая 2 минимальных размера оплаты труда на день исполнения решения, расходы по оплате бланка паспорта - 2 руб. 28 коп. - и компенсация морального вреда в размере 4000 руб.

В кассационной жалобе в/ч 55745 ставится вопрос об отмене решения суда по мотивам его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Удовлетворяя жалобу П., суд исходил из того, что командованием в/ч 55745 с П. договор (контракт), в котором бы оговаривалась возможность временного ограничения права на выезд из Российской Федерации, а также сроки этого ограничения, не заключался. При даче заключения об осведомленности П. в сведениях, составляющих государственную тайну, не была мотивирована необходимость ограничения его права на выезд из России сроком именно на 5 лет; в/ч 55745 не представлено доказательств, что заявитель после 26 июля 1994 г. был допущен к секретным сведениям, в связи с чем указание в заключении на то, что П. с секретными сведениями работал по март 1996 г., существенно нарушает его права; в/ч 55745 не представлено доказательств, что сведения, в которых по роду службы был осведомлен П. и которые отражены в заключении в/ч, были отнесены к сведениям, составляющим государственную тайну. Кроме того, по мнению суда, П. не пропустил срок на обращение в суд с жалобой, а требования о взыскании денежных сумм компенсации морального вреда являются исковыми и на них не распространяется 3-месячный срок, установленный для обжалования неправомерных действий.

Однако с выводами суда согласиться нельзя.

Так, утверждение суда о том, что П. не пропустил срок на подачу жалобы в суд, является несостоятельным. Суд исходил при этом из того, что неправомерные действия в/ч 55745 имели место в июле 1996 г., 2 декабря 1998 г. заявитель получил отказ в удовлетворении жалобы из вышестоящей организации - в/ч 40908, а уже 11 декабря 1998 г. обратился с жалобой в суд. Суд указал также в решении, что жалоба, содержащая требования о взыскании денежных сумм, возмещении морального вреда, по существу является исковым заявлением.

Действительно, жалоба подается в суд в месячный срок со дня получения гражданином письменного уведомления об отказе вышестоящего в порядке подчиненности органа или должностного лица в удовлетворении жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если гражданином не был получен от них письменный ответ на жалобу.

Между тем согласно ст. 4 Закона РФ от 27.04.93 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (с последующими изменениями и дополнениями) гражданин вправе обратиться с жалобой на действия (решения), нарушающие его права и свободы, либо непосредственно в суд, либо к вышестоящему в порядке подчиненности государственному органу, должностному лицу.

В силу ст. 5 данного Закона для обращения в суд с жалобой установлен срок в три месяца со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его права.

Таким образом, по смыслу названного Закона, гражданин имеет право выбора: обращаться или ему непосредственно в суд в 3-х месячный срок со дня, когда ему стало известно о нарушении его права, либо в вышестоящий орган.

Как видно из материалов дела, предоставленным заявителю указанным Законом правом на обращение с жалобой в суд, он не воспользовался несмотря на то, что ему давались соответствующие разъяснения.

Обращение с жалобой в вышестоящий орган имело место за пределами 3-месячного срока, установленного Законом для обращения с жалобой в суд.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований исчислять срок для обращения с жалобой в суд со дня получения заявителем письменного уведомления об отказе вышестоящего органа в удовлетворении его жалобы.

В соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 10 (с последующими изменениями и дополнениями) если суд, всесторонне исследовав материалы дела, придет к выводу, что срок на обращение в суд пропущен по неуважительной причине, он отказывает в удовлетворении жалобы.

Довод суда о том, что заявителем было заявлено требование о взыскании денежных сумм и компенсации морального вреда, не влияет на сроки для обращения в суд с жалобой, поскольку разрешение данного требования зависит от разрешения спора по жалобе.

С утверждением суда о том, что на П. не распространяются ограничения, поскольку с ним не был заключен трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, согласиться нельзя.

Как следует из материалов дела, П. обращался с иском в суд к войсковой части 55745 о взыскании надбавок за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, получал ранее указанную надбавку, не отрицал, что был осведомлен по роду службы в сведениях, составляющих военную тайну, имел форму допуска N 1, что сам не отрицал в судебном заседании, расписывался в журнале, что знакомился с совершенно секретными сведениями (л.д. 96 - 96 "а", 110, 26).

Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что заявитель брал на себя соответствующее обязательство о неразглашении полученных по роду службы сведений. Такое обязательство по правовому значению соответствует предусмотренному принятым позже законодательством оформлению данного условия непосредственно в трудовом договоре (контракте), поэтому отсутствие самого контракта не означает, что на П. не могут быть распространены установленные законодательством ограничения.

Действительно, в ст. 38 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" установлено, что в течение шести месяцев со дня вступления его в силу организации, в распоряжении которых находятся сведения особой важности или совершенно секретные сведения, отнесенные к государственной тайне, заключают со своими сотрудниками, ранее допущенными, а также вновь допускаемыми к таким сведениям, трудовые договоры (контракты) в соответствии с подпунктом 1 статьи 15 этого Закона.

Между тем на момент вступления в силу данного Закона (22 августа 1996 г.) войсковая часть не могла заключить с П. (контракт), поскольку он был уволен 20 августа 1996 г.

Ссылка на Закон РСФСР от 20 мая 1991 г. "О порядке выезда из СССР и въезда в СССР граждан СССР", действие которого было распространено на территорию РФ Постановлением Верховного Совета РФ от 22 декабря 1992 г. до издания Федерального закона от 18 июля 1996 г., не может быть принята во внимание, поскольку в силу ст. 12 указанного Закона СССР положения, касающиеся обязанности заключить трудовой договор (контракт), распространяются на лиц, вновь принятых на работу.

Закон Российской Федерации "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. также не содержит норм, обязывающих администрацию предприятий заключать такие договоры (контракты) с лицами, принятыми на работу до его вступления в законную силу.

Материалы дела свидетельствуют также о том, что сведения, составляющие государственную тайну, определялись соответствующими приказами Министра обороны, и они подлежали исследованию судом как нормативные акты непосредственно относящиеся к данному спору, без анализа которых невозможно установить степень секретности сведений, с которыми был ознакомлен заявитель.

В случае невозможности предоставления таких приказов войсковой частью 33745 суду следовало оказать содействие последней в их предоставлении, сделав запросы в компетентные органы. Такое право суда основано на положениях ст. 115 ГПК РСФСР.

С учетом вышеизложенного доводы суда о том, что в/ч 55745 не представила доказательств того, что сведения, в которых по роду службы был осведомлен П. и которые отражены в заключении войсковой части, были отнесены к сведениям, составляющим государственную тайну, не могут быть приняты во внимание.

То обстоятельство, что при даче заключения об осведомленности П. в сведениях, составляющих государственную тайну, не была мотивирована подробно необходимость ограничения его права на выезд из России сроком именно на 5 лет и после 26 июля 1994 г. он вообще не знакомился с секретными сведениями, не свидетельствует само по себе о незаконности в целом указанного заключения, подтвердившего тот факт, что заявитель был осведомлен в сведениях, составляющих государственную тайну.

При этом следует иметь также в виду, что пятилетний срок ограничения на момент дачи заключения войсковой частью не истек.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определить юридически значимые обстоятельства и в зависимости от установленных в суд обстоятельств принять решение в соответствии с требованиями закона.

Решение суда в части взыскания в пользу заявителя расходов, понесенных в связи с оформлением заграничного паспорта, и компенсации морального вреда также подлежит отмене, поскольку оно зависит от разрешения основного требования П.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ленинградского областного суда от 26 декабря 2000 г. отменить; дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"