||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 апреля 2001 г. N 1054п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Радченко В.И.

Членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М. Смакова Р.М., Кузнецова В.В., Сергеевой Н.Ю., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К., Петухова Н.А.

рассмотрел дело в отношении М.А. и других по заключению заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П.

По приговору Пермского областного суда от 13 октября 1995 года

М.А., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 77 УК РСФСР к смертной казни с конфискацией имущества, по ст. 102 п. п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР к смертной казни, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 40 УК РСФСР окончательно по совокупности преступлений назначено наказание в виде смертной казни с конфискацией имущества.

По ст. ст. 195 ч. 3 и 196 ч. 1 УК РСФСР М.А. оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступлений;

Х., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 77 УК РСФСР к смертной казни с конфискацией имущества, по ст. 102 п. п. "а", "е", "и", "н" УК РСФСР к смертной казни, по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 40 УК РСФСР окончательно по совокупности преступлений назначено наказание в виде смертной казни с конфискацией имущества.

По этому же приговору осужден Р. по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, заключение в отношении которого не внесено.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 июня 1996 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 15 января 1997 года по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации судебные решения изменены. Действия М.А. и Х. переквалифицированы со ст. 77 УК РСФСР на ч. 1 ст. 209 УК РФ, по которой назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества каждому, и на ч. 2 ст. 209 УК РФ, по которой назначено 15 лет лишения свободы каждому. В силу ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 УК РФ, ч. 2 ст. 209 УК РФ, п. п. "а", "е", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР, п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, М.А. и Х. определена исключительная мера наказания - смертная казнь с конфискацией имущества каждому.

В остальном судебные решения оставлены без изменения.

Указом Президента Российской Федерации от 19 мая 1999 года смертная казнь М.А. и Х. заменена пожизненным лишением свободы.

В заключении предлагается переквалифицировать действия осужденных со ст. 77 УК РСФСР на ст. 209 ч. 1 УК РФ, по которой назначить 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества каждому, исключить из приговора осуждение М.А. и Х. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР, а также отягчающее ответственность обстоятельство - совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. ст. 102 п. п. "а", "и", "н", 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР, назначить М.А. и Х. исключительную меру наказания - смертную казнь с конфискацией имущества каждому.

В остальном приговор и кассационное определение предлагается оставить без изменения, постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 15 января 1997 года в отношении М.А. и Х. отменить.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Лизунова В.М. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего заключение удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

по приговору суда М.А. и Х. признаны виновными в создании вооруженной банды и участии в ней с целью нападения на отдельных лиц, в умышленных убийствах из корыстных побуждений, совершенных по предварительному сговору группой лиц, с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение, в разбойных нападениях с целью завладения чужим имуществом, соединенных с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевших, и сопряженных с причинением им тяжких телесных повреждений, совершенных по предварительному сговору группой лиц.

Преступления совершены в г. Перми, в Свердловской области и в Республике Удмуртия в 1993 - 1994 годах при следующих обстоятельствах.

Вооруженная банда была создана М.А. и Х. в 1993 году. В составе банды они совершили ряд преступлений.

В ночь на 24 июля 1993 года М.А. и Р. совершили разбойное нападение на Д., причинив ему тяжкие телесные повреждения, и завладели его автомашиной ВАЗ-21063.

В ночь на 17 октября 1993 года в г. Екатеринбурге М.А. и Х. совершили разбойное нападение на Л., убили его и завладели автомашиной ВАЗ-2109.

24 октября 1993 года в г. Перми они же, совершив разбойное нападение на Т., убили его и завладели автомашиной ВАЗ-21063.

В ноябре 1993 года в г. Перми М.А. у не установленных следствием лиц приобрел сигнальный револьвер "Страж", из которого изготовил огнестрельное оружие, приспособив его для стрельбы малокалиберными патронами.

В ночь на 25 ноября 1993 года на автодороге Ижевск - Елабуга М.А. и Х. совершили разбойное нападение на Г., убили его и завладели его автомашиной ВАЗ-2105.

В ночь на 11 декабря 1993 года на автодороге Екатеринбург - Пермь на территории Первоуральского района Свердловской области М.А. и Х., совершив разбойное нападение на Ч., убили его и завладели автомашиной ВАЗ-21063.

18 декабря 1993 года в г. Перми М.А. и Х. совершили разбойное нападение на М., убили его и завладели автомашиной ВАЗ-2105.

24 июня 1994 года в г. Перми М.А. и Р. совершили разбойное нападение на М., завладев его автомашиной ВАЗ-21063.

При разбойном нападении М.А. совместно с другим лицом убил М.

Судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации переквалифицировал действия М.А. и Х. со ст. 77 УК РСФСР на ст. ст. 209 ч. 1 и 209 ч. 2 УК РФ, поскольку они признаны судом виновными в создании банды и участии в составе банды в совершении различных преступлений. Однако выводы относительно необходимости квалификации действий осужденных по ч. 2 ст. 209 УК РФ не основаны на требовании закона.

Статья 209 УК РФ предусматривает ответственность за бандитизм. При этом в части первой данной правовой нормы предусмотрена повышенная ответственность за создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой).

В части второй ст. 209 УК РФ установлена ответственность за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях.

Таким образом, по смыслу закона субъектами уголовной ответственности за бандитизм являются как создатели и руководители банды, так и ее участники. Причем единственным разграничением является то, что для создателей и руководителей банды предусмотрена более строгая мера наказания.

Из этого следует, что действия создателей и руководителей банды подлежат квалификации только по ч. 1 ст. 209 УК РФ и дополнительная правовая оценка тех же действий по ч. 2 ст. 209 УК РФ является ошибочной, поскольку фактически за одно и то же преступление им назначаются два наказания.

Кроме того, содеянное М.А. и Х., связанное с участием в составе банды в конкретных разбойных нападениях и убийствах, уже получило самостоятельную правовую оценку в приговоре суда.

Следовательно, квалификация действий осужденных по ч. 2 ст. 209 УК РФ является ошибочной.

Президиум находит также ошибочной квалификацию действий М.А. и Х. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

По смыслу закона умышленное причинение смерти другому человеку надлежит квалифицировать по п. "е" ст. 102 УК РСФСР в случаях, когда указанный квалифицирующий признак - убийство с целью скрыть другое преступление - является основным мотивом лишения жизни потерпевшего.

Как видно из материалов дела, убийства потерпевших осужденные совершали с целью завладения их автомашинами, то есть из корыстных побуждений, а не с целью сокрытия преступлений.

Эти обстоятельства установил и суд в приговоре.

При таких данных осуждение М.А. и Х. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР подлежит исключению из приговора.

Кроме того, суд первой инстанции обстоятельством, отягчающим ответственность, признал совершение М.А. преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

Ст. 63 УК РФ указанного отягчающего обстоятельства не предусматривает, поэтому оно подлежит исключению из приговора.

На основании изложенного, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Пермского областного суда от 13 октября 1995 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 июня 1996 года и постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 15 января 1997 года в отношении М.А. и Х. изменить.

Исключить осуждение М.А. и Х. по ч. 2 ст. 209 УК РФ и по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

Исключить из приговора отягчающее ответственность обстоятельство - совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

В остальном судебные решения о них оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"