||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 апреля 2001 года

 

Дело N 49-Г01-23

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в судебном заседании от 17 апреля 2001 г. дело по кассационному протесту и.о. прокурора Республики Башкортостан на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 декабря 2000 г. по заявлению прокурора Республики Башкортостан о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим, не подлежащим применению Закона Республики Башкортостан "О помиловании лиц, осужденных судами Республики Башкортостан".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Республики Башкортостан обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению Закона Республики Башкортостан "О помиловании лиц, осужденных судами Республики Башкортостан" от 11 ноября 1996 г., мотивируя тем, что он принят с превышением полномочий Государственного Собрания Республики Башкортостан, поскольку помилование относится к ведению Российской Федерации, а не ее субъектов.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 декабря 2000 г. прокурору в удовлетворении заявления отказано.

В кассационном протесте прокурора ставится вопрос об отмене решения суда по мотивам его незаконности и принятии нового решения об удовлетворении заявления прокурора Республики Башкортостан.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Отказывая прокурору в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что действительно согласно п. "о" ст. 71, п. "в" ст. 89 Конституции Российской Федерации, п. 1 ст. 85 Уголовного кодекса Российской Федерации вопрос о помиловании находится в ведении Российской Федерации, и помилование осуществляет Президент Российской Федерации.

Вместе с тем суд указал в решении, что в соответствии с п. 3 ст. 11 Конституции Российской Федерации разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется не только Конституцией Российской Федерации, но также Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. На момент принятия Государственным Собранием Республики Башкортостан оспариваемого Закона действовал договор "О разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан", подписанный Президентом Российской Федерации, Председателем Правительства Российской Федерации, Президентом Республики Башкортостан и и. Премьер-министра Республики Башкортостан 3 августа 1994 г., в соответствии с п. 11 ст. 3 которого помилование лиц, осужденных судами Республики Башкортостан, относится к ведению Республики Башкортостан. Такое делегирование полномочий сохраняет за Президентом Российской Федерации и Российской Федерацией помилование как предмет ведения (п. "о" ст. 71 Конституции РФ, п. "о" Федеративного договора и п. 14 ст. 5 названного выше договора) и соответствует п. 5 ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", Уголовному кодексу Российской Федерации, ст. ст. 14 и 17 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

Кроме того, суд указал также в решении, что Федеральный закон по вопросу помилования отсутствует, оспариваемый прокурором Закон направлен на защиту прав и свобод человека и гражданина и не нарушает чьих-либо прав. А поскольку согласно п. "б" ст. 72 Конституции Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, Государственным Собранием Республики Башкортостан в пределах своих полномочий был принят закон, которым установлено собственное правовое регулирование вопроса о помиловании.

Между тем вывод суда о том, что оспариваемый прокурором закон направлен на защиту прав и свобод человека, а защита прав и свобод человека и гражданина в силу п. "б" ст. 72 Конституции РФ находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, следовательно, поскольку федеральный закон по вопросу помилования не принят, субъект Российской Федерации вправе был осуществить собственное правовое регулирование данного вопроса, не основан на законе, так как п. "о" ст. 71 Конституции РФ прямо определено, что помилование находится в ведении Российской Федерации и осуществляет его согласно п. "в" ст. 89 Конституции РФ Президент России.

Судя по содержанию решения суда, действующая Конституция Российской Федерации устанавливает принцип, в соответствии с которым полномочия, отнесенные к исключительной компетенции Российской Федерации (ст. 71 Конституции Российской Федерации), могут быть переданы субъекту Российской Федерации на основании договора.

С таким выводом согласиться нельзя по следующим основаниям.

Действительно, в ст. 11 Конституции Российской Федерации установлено правило, предусматривающее возможность разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации на основании договоров.

Вместе с тем ст. 11 находится в главе 1 Конституции Российской Федерации, которая определяет основы конституционного строя и устанавливает, что суверенитет Российской Федерации как демократического федеративного правового государства распространяется на всю ее территорию (ст. ст. 1, 4 ч. 1). При этом Конституция Российской Федерации имеет верховенство на всей территории Российской Федерации (ст. 4 ч. 2).

В ст. 15 части 1 также закреплено, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Таким образом, в Конституции Российской Федерации установлен принцип, в соответствии с которым конституционные нормы имеют приоритет перед иным нормативным актом и им придан характер прямого действия.

В силу ст. 71 п. "о" Конституции Российской Федерации помилование находится в ведении Российской Федерации и является ее исключительной компетенцией. Следовательно, эти полномочия не могут быть переданы договором между органом государственной власти Российской Федерации и субъектом Российской Федерации в их совместное ведение или в ведение субъекта Российской Федерации.

При таких обстоятельствах Закон Республики Башкортостан "О помиловании лиц, осужденных судами Республики Башкортостан" надлежит признать противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению.

Судебная коллегия принимает во внимание и то обстоятельство, что согласно Закону Республики Башкортостан от 13 апреля 2001 г. 212-з (на сегодняшний день не опубликован) оспариваемый Закон признан утратившим силу.

Поскольку судом неправильно применены нормы материального права, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым принять по делу новое решение об удовлетворении заявления прокурора Республики Башкортостан.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 декабря 2000 г. отменить. Принять по делу новое решение, которым признать противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению с момента вынесения настоящего определения Закон Республики Башкортостан от 11 ноября 1996 г. N 56-3 "О помиловании лиц, осужденных судами Республики Башкортостан".

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"