||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 апреля 2001 года

 

Дело N 5-Впр01-105

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в судебном заседании от 17 апреля 2001 г. дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на решение Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 8 декабря 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 февраля 1999 г. и постановление президиума этого же суда от 1 июня 2000 г. по иску ЖСК "Аккорд" к О. о признании недействительным свидетельства о праве собственности на жилище и выселении О., О.С. с членами семьи из <...>.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителя ЖСК "Аккорд" - адвоката Мироновой Л.И., объяснения О. и О.С., представителя О. - адвоката Кутейникова С.Ю., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

спорная жилая площадь - отдельная двухкомнатная квартира общей площадью 61 кв. м, расположенная в доме ЖСК "Аккорд" по адресу: <...>, которая принадлежит О. на основании свидетельства о праве собственности на жилище N 165964, выданного мэром Москвы 09.07.96 (л.д. 35, 80).

В апреле 1997 г. председатель правления ЖСК "Аккорд" З.А. обратился в суд с иском к О. о признании указанного свидетельства недействительным, дополнив его в июне 1998 г. требованием о признании недействительной регистрации в спорном жилом помещении жены и сына ответчика - О.С. и О.Р., 1986 года рождения, и выселении ответчика со всеми членами семьи из спорной квартиры (л. 3 - 5, 68).

Решением Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 08.12.98, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18.02.99, исковые требования ЖСК "Аккорд" удовлетворены, свидетельство о праве собственности на жилище в виде жилого помещения по адресу: <...>, N 165964, выданное 09.07.96 О., признано недействительным.

О. и О.С. со всеми проживающими с ними членами семьи (несовершеннолетними детьми, 1986 и 1989 гг. рождения) выселены из квартиры по указанному адресу (л.д. 183 - 187).

Постановлением президиума Московского городского суда от 01.06.2000 протест прокурора г. Москвы оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене судебных постановлений по делу в связи с неправильным применением норм материального права и существенным нарушением норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Вынося решение, суд исходил из того, что О. в члены ЖСК не принимался и никогда им не значился, общего собрания членов кооператива по этому поводу не проводилось, протоколов об этом не имеется, к участию в жеребьевке и распределении квартир в данном ЖСК ответчик не допускался, книжка члена-пайщика ему не выдавалась, доказательств полной оплаты паевых взносов не имеется. При этом суд принял во внимание, в частности, решение Свердловского райисполкома г. Москвы от 31.01.90, рассмотревшего список граждан, желающих вступить в ЖСК "Аккорд", и материалы к нему, согласно которым кандидатура О. (под N 48) была снята с рассмотрения без указания причины (как З.А. и др. работников ГАБТа - всего 24 чел.), а также решение общего собрания членов ЖСК от 29.06.94, которым О. был принят кандидатом в члены-пайщики условно с предоставлением квартиры в случае высвобождения таковой в квоте Большого театра (л.д. 17, 48 - 65).

Между тем вывод суда сделан без учета требований ст. ст. 192, 197 ГПК РСФСР, анализа и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения спора материалов и обстоятельств.

В соответствии со ст. 51 Основ гражданского законодательства Союза ССР, ст. 218 п. 4 ГК РФ член жилищно-строительного кооператива, полностью внесший свой паевой взнос за квартиру, предоставленную этому лицу кооперативом, приобретает право собственности на нее.

Пунктом 1.6 устава ЖСК "Аккорд" предусмотрено, что членами кооператива могут быть достигшие 18 лет, постоянно проживающие в г. Москве и нуждающиеся в улучшении жилищных условий граждане РФ из числа работников Большого театра России, граждан, участвующих лично или оказывающих содействие в строительстве дома ЖСК, при условии выполнения заключенных с ЖСК договоров, а также очередников г. Москвы по улучшению жилищных условий. При этом в силу п. 1.7 устава в случае высвобождения квартир в период строительства преимущественное право на вступление в ЖСК получают творческие работники ГАБТ РФ (л.д. 6 - 13).

Из дела усматривается, что совместным решением профсоюзного комитета и администрации ГАБТ СССР от 15.11.89 О. был включен в список кандидатов на вступление в ЖСК "Аккорд" как творческий работник ГАБТ, нуждающийся в улучшении жилищных условий, поскольку проживал с семьей из 4-х человек в комнате размером 14,8 кв. м в коммунальной квартире по <...> (л.д. 73). Очередником по улучшению жилищных условий О. на тот момент не являлся, был принят на учет нуждающихся 26.04.91, т.е. до окончания строительства и формирования списков пайщиков и распределения квартир (л.д. 237).

Решением исполкома Свердловского райсовета г. Москвы от 31.01.90 утвержден список лиц, желающих вступить в члены кооператива, в количестве 59 семей из 80 представленных на утверждение. В списке имеется пометка (без указания основания, должностного лица, принявшего это решение) о снятии кандидатуры О., которую суд положил в основу своего вывода о том, что в члены ЖСК ответчик не принимался, т.к. его кандидатура исполкомом не утверждена. Такой вывод суда является ошибочным, а отметка о снятии кандидатуры О. не имеет правового значения, поскольку утверждение райисполкомом кандидатур на вступление в кооператив, как обязательное условие принятия в члены ЖСК, уставом ЖСК не предусмотрено. Решений, которые бы ответчик имел возможность обжаловать в установленном порядке, об отказе в утверждении его кандидатуры в ЖСК или ее снятии не выносилось и в материалах дела не имеется.

Такие же отметки о снятии были сделаны и в отношении других кандидатов в ЖСК, в том числе З.А., который впоследствии несмотря на это квартиру в данном ЖСК получил.

Вывод суда о том, что О. не принимался в члены ЖСК, сделан без оценки всех имеющих значение для правильного разрешения спора материалов и конкретных обстоятельств дела.

В деле отсутствуют и судом не обозревались протоколы и решения общих собраний ЖСК о принятии работников ГАБТа в члены кооператива, кроме протокола N 3 от 29.06.94, из которого следует, что О. был принят в члены ЖСК условно с предоставлением квартиры в случае освобождения таковой.

Суд не установил, какова была квота работников ГАБТа в ЖСК "Аккорд" и не была ли она превышена в связи с принятием в члены кооператива О.

Между тем, как усматривается из распоряжения премьера правительства Москвы от 05.05.95 N 407-РП, в доме по 1-му Волконскому пер., вл. 15 - 17 ЖСК "Аккорд" было выделено 73 квартиры, ТОО фирме "Стройсервис-1" (инвестору) - 43 квартиры, а всего 116 квартир.

Анализ имеющихся в деле материалов свидетельствует о том, что по состоянию на 29.06.94 и на 29.12.95 списочный состав членов-пайщиков ЖСК ГАБТ РФ "Аккорд" составлял 73 чел. (л.д. 20 - 21, 43). В последний из них были включены О., а также другие лица (К., Ф., Т.), которых нет в списке по состоянию на 29.06.94.

Весь список пайщиков по состоянию на 25.02.96 составлял 113 чел., на март 1996 г. - 116 чел., в том числе О. и Я. (л.д. 152 - 153, 154 - 156).

Данное обстоятельство судом во внимание не принято, и оценка этим материалам дела не дана.

О. заявлял в судебном заседании ходатайство о допросе в качестве свидетеля З.Т. - члена профсоюзного комитета ГАБТа с 1975 г. по 1991 г., председателя жилищно-бытовой комиссии профкома, которой хорошо известны обстоятельства вступления О. и других работников ГАБТа в члены ЖСК. Однако суд в нарушение требований ст. 50 ГПК РСФСР (об оказании содействия сторонам в собирании доказательств) это ходатайство отклонил (л.д. 178 об.). Кассационная инстанция, располагая приобщенными к протесту прокурора г. Москвы материалами (л.д. 238 - 241), этому процессуальному нарушению суда оценки не дала.

Суд не дал правовой оценки показаниям свидетеля Я. (л.д. 176 об., 177), являвшейся председателем правления ЖСК до 29.08.96, о том, что при решении вопросов о членстве в ЖСК кооператив руководствовался совместным решением профкома и администрации от 15.11.89 и 08.12.89, в котором фамилия ответчика значилась.

Утверждение суда о том, что О. не выплачен в полном размере паевой взнос, сделано без проведения необходимых расчетов в решении. Общий размер паевого взноса, подлежащего уплате за спорную квартиру, в решении суда не указан, как не определена общая сумма, уплаченная О. В то время как установление этого обстоятельства имеет существенное значение для правильного разрешения дела.

Из протоколов проведения жеребьевки и ее утверждения от 10.02.95 и 15.02.95 следует, что О. не участвовал в распределении квартир, спорная квартира была предоставлена ему Я. Однако само по себе данное обстоятельство не является основанием для удовлетворения требований ЖСК "Аккорд".

Законность такого распределения суд не исследовал, заслуживающих внимания доводов ответчика не проверил. Между тем Я. пояснила в судебном заседании (л.д. 176 об.), что в результате жеребьевки ей досталась квартира N 7, однако она не была оформлена на нее, поскольку числилась за О. В связи с этим 11.06.96 она выдала О. справку о том, что по результатам жеребьевки 15.02.95 ему распределена квартира N 7. Список пайщиков согласно жеребьевке был представлен в комитет муниципального жилья (л.д. 42) и явился одним из оснований для предоставления квартиры О.

Согласно сводному списку, составленному на основании жеребьевочной ведомости от 8, 9 и 10 февраля 1995 года, утвержденному решением общего собрания от 15.02.95, видно, что по результатам жеребьевки О. была предоставлена квартира N 7, а Я. - N 19 (л.д. 236).

В решении суда не указано, права кого из членов кооператива были нарушены в связи с получением О. свидетельства о праве собственности на спорную квартиру.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть вышеизложенное, в случае необходимости обозреть материалы уголовного дела и в зависимости от установленных обстоятельств принять решение в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 8 декабря 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 февраля 1999 г. и постановление президиума этого же суда от 1 июня 2000 г. отменить; дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"