||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 апреля 2001 г. N 283п01пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на приговор Нижне-Волжского краевого суда от 18 августа 1931 года, по которому

З., <...>, ранее не судимый,

К.А., <...>, ранее не судимый,

осуждены по ст. 58-8 и ч. 2 ст. 59-7 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы каждый;

Х., <...>, ранее дважды судимый - по ст. 74 и по п. "в" ст. 162 УК РСФСР (других данных нет),

С., <...>, ранее не судимый,

осуждены по ст. 58-8 и ч. 2 ст. 59-7 к 7 годам лишения свободы каждый;

Г., <...>, ранее не судимый,

М., <...>, ранее не судимый,

осуждены по ст. 58-8 и ч. 2 ст. 59-7 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы каждый.

Определением Кассационной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 27 декабря 1931 года приговор оставлен в силе.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела производством в части осуждения З., К.А., Х., С., Г., М. по ст. 59-7 ч. 2 УК РСФСР за отсутствием в их действиях состава преступления, а М. по ст. 58-8 УК РСФСР за недоказанностью, а также о переквалификации действий З., К.А., Х., С., Г. со ст. 58-8 УК РСФСР на ст. 74 ч. 2 УК РСФСР, а З. еще и на ч. 2 ст. 142 УК РСФСР с назначением по ним наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Макарова Н.И., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

З., К.А., Х., С., Г., М. признаны виновными в том, что они, работая в бригаде сваебойщиков на строительстве холодильника на территории рыбного промысла им. Володарского в Марфинском районе Нижне-Волжского края, и питая неприязнь к ударникам труда, будучи шовинистически настроенными, организовали избиение ударников-арматурщиков и представителей национальных меньшинств при следующих обстоятельствах.

26 января 1931 года, около 18 часов, в столовой промысла им. Володарского находившийся в состоянии опьянения Х. сквернословил, приставал к посетителям, за что рабочими был удален из столовой. После этого находившийся в столовой К.А. начал приставать к группе ужинавших ударников-арматурщиков.

Когда арматурщик Ч. попросил оставить их в покое, К.А. бросил ему в лицо миску, разбил об его голову тарелку, затем стал избивать кулаками. В ответ Ч. тоже бросил в К.А. тарелку, отчего у последнего на груди появилась кровь. Находившийся в столовой сваебойщик Г. призвал на помощь из казармы других членов бригады, сообщив им, что якобы зарезали К.А. Пьяные З. с ножом, Х., М., С., а также Г., прибежав в столовую, начали избивать Ч. и других присутствующих, в основном представителей национальных меньшинств.

Драка сопровождалась выкриками с призывами избивать представителей национальных меньшинств, ударников.

В результате драки получили телесные повреждения 10 человек, в том числе трое из них - ножевые ранения. Ч. от полученного ножевого ранения 7 февраля 1931 года скончался. Было уничтожено имущество столовой на сумму свыше 100 руб.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Указанные в приговоре обстоятельства совершения З., К.А., Х., С. и Г. преступных действий подтверждаются как их собственными показаниями, так и показаниями Ч. (л.д. 12 - 13, 57, 152 - 153, 154), Б. (л.д. 7, 52 - 53, 124, 153 - 154), К.С. (л.д. 14, 153), К.К. (л.д. 15, 81), Т. (л.д. 16), И. (л.д. 18, 85 - 86) и других, а также актами судебно-медицинского освидетельствования потерпевших (л.д. 41 - 44, 47, 60 - 62) и исследования трупа (л.д. 131 - 132), другими материалами дела.

Однако в деле отсутствуют данные о контрреволюционном умысле осужденных и совершении ими насильственных действий в отношении ударников из-за их активной работы на производстве.

Более того, из материалов дела видно, что бригада сваебойщиков, в которой работали осужденные, тоже считалась ударной и перевыполняла производственные нормы (л.д. 59).

Совокупность имеющихся в деле доказательств свидетельствует, что здесь имело место групповое хулиганство и умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего. В связи с этим действия З., К.А., Х., С. и Г. подлежат переквалификации со ст. 58-8 УК РСФСР. Совершенные ими в общественном месте хулиганские действия, заключавшиеся в буйстве и бесчинстве и связанные с насильственными действиями в отношении граждан, а также с уничтожением и повреждением имущества столовой, должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР.

Кроме того, ни на предварительном следствии, ни в суде не доказано участие в драке осужденного М. Сам он свою вину не признал и показал, что был в это время пьян и ничего не помнит. Показаниями свидетелей установлено лишь то, что он во время драки находился в столовой.

Действия З., который в процессе драки нанес Ч. удар ножом в голову, причинив последнему тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть, должны быть дополнительно квалифицированы по ч. 2 ст. 142 УК РСФСР.

Что касается осуждения З., К.А., Х., С., Г. и М. по ч. 2 ст. 59-7 УК РСФСР, то их призывы избивать представителей национальных меньшинств не были направлены против национального равноправия граждан, а являлись одним из проявлений пьяного дебоша.

Поэтому указанные призывы не могут быть расценены как пропаганда, направленная к возбуждению национальной вражды или розни, и в действиях осужденных отсутствует состав данного преступления.

На основании изложенного, руководствуясь п. п. 2, 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Нижне-Волжского краевого суда от 18 августа 1931 года и определение Кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР от 27 декабря 1931 года в части осуждения З., К.А., Х., С., Г. и М. по ч. 2 ст. 59-7 УК РСФСР отменить и уголовное дело в этой части прекратить за отсутствием в их действиях состава данного преступления.

Те же судебные постановления в части осуждения М. по ст. 58-8 УК РСФСР также отменить и уголовное дело в отношении него прекратить на недоказанностью его участия в совершении преступления.

Эти же судебные постановления в части осуждения З., К.А., Х., С. и Г. по ст. 58-8 УК РСФСР изменить, переквалифицировав их действия на ч. 2 ст. 74 УК РСФСР, а З. еще и на ч. 2 ст. 142 УК РСФСР, по которым назначить им наказание:

З. по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР - 5 лет лишения свободы, по ч. 2 ст. 142 УК РСФСР - 10 лет лишения свободы и в силу ст. 49 УК РСФСР по совокупности преступлений - 10 лет лишения свободы;

К.А. по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР - 5 лет лишения свободы;

Х. и С. по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР - 4 года 6 месяцев лишения свободы каждому;

Г. по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР - 3 года лишения свободы.

В остальном приговор суда и кассационное определение оставить в силе.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"