||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 апреля 2001 г. N 245п01пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Радченко В.И.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Петрозаводского федерального районного суда Республики Карелия от 30 апреля 1999 года, которым

К.В., <...>, несудимый, -

оправдан по ст. ст. 148 ч. 5, 17 ч. 4 и 206 ч. 3, 146 ч. 3 УК РСФСР, за недоказанностью его участия совершении преступлений.

Г., <...>, судимый 30 января 1998 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;

13 апреля 1998 года по ст. 327 ч. 3 УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, -

оправдан по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Х., <...>, несудимый, -

оправдан по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении преступления.

К.Л., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

оправдан по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении преступления.

П., <...>, несудимый, -

оправдан по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении преступления.

М.А., <...>, -

оправдан по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 24 июня 1999 года по протесту прокурора приговор об оправдании К.В., Г., Х., К.Л., М.А. и П. по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение; приговор в части оправдания К.В. по ст. ст. 148 ч. 5, 17 и 206 ч. 3 УК РСФСР оставлен без изменения.

Приговор в отношении К.Л. изменен, наказание назначенное ему по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР снижено до 4-х лет лишения свободы, конфискация имущества исключена.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 года отменено определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 24 июня 1999 года в части отмены оправдательного приговора по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР в отношении К.В., Г., Х., К.Л., М.А., П., дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 31 января 2000 года приговор в отношении К.В., Г., Х., К.Л., П., М.А. отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2000 года определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 31 января 2000 года в отношении К.В., К.Л., Г., Х., П., М.А. в части отмены оправдательного приговора отменено, дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республика Карелия от 1 июня 2000 года приговор в отношении К.В., Г., Х., К.Л., П., М.А. оставлен без изменения, кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

Определением Судебной коллегии по уголовными делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 января 2001 года протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене состоявшихся судебных решений в части оправдания указанных лиц по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР и направлении уголовного дела на новое судебной рассмотрение, оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене приговора, кассационного и надзорного определения в отношении К.В., Г., Х., К.Л., М.А., П. в части их оправдания по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на протест адвокат Черкасов В.П. в интересах оправданного П. просит оправдательный приговор оставить без изменения, протест - без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Подминогина В.Н., объяснения адвоката Усанова Г.Н., возражавшего против удовлетворения протеста, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Макарова Н.И., поддержавшего доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

К.В., Г., Х., К.Л., М.А. и П. органами следствия предъявлялось обвинение в совершении разбойного нападения на С. в составе организованной группы, с целью владения имуществом в крупном размере при следующих обстоятельствах.

13 октября 1995 года К.В. организовал других членов созданной им в 1994 году преступной группы - Г., Х., К.Л., М.А., П. с целью нападения на С. и хищения у него автомобиля "223 - Даймлер-Бенц" 1989 года выпуска стоимостью 50.000.000 рублей. Реализуя сговор на хищение автомобиля С. К.В., Г., К.Л., М.А., Х., П. совершили нападение на потерпевшего в тот же день 13 октября 1995 года в кафе "Экспресс" на пр. К. Маркса г. Петрозаводска. Действуя согласованно с другими участниками нападения, К.В., Г., Х., К.Л. предложили С. выйти и поговорить. Выманив потерпевшего из кафе, они посадили его в автомобиль Г.

К.Л., действуя согласованно с другими участниками нападения, приставил лезвие ножа к шее С., стал угрожать ему убийством. Под угрозой ножа потерпевший на автомобиле под управлением Г., в котором также находились К.В. и Х. был вывезен за пределы г. Петрозаводска в лесной массив. Там К.В. стал высказывать С. материальные претензии. Потерпевшего вывели из машины и К.Л. нанес ему удар кулаком в лицо, в присутствии К.В., Г. и Х. потребовал от С. ключи и техпаспорт на автомобиль "Даймлер-Бенц". Х. при этом также нанес удар потерпевшему кулаком в лицо. После совершения насильственных действий С. передал ключи и техпаспорт на автомашину "Даймлер-Бенц", К.Л. в свою очередь передал их М.А. и П.

После этого М.А. и П. вернулись в г. Петрозаводск и завладели автомобилем "Даймлер-Бенц", находившимся около кафе "Экспресс". Похищенная машина была реализована К.В., Г., Х., П., К.Л. и М.А.

Оправдывая К.В., Г., Х., К.Л., М.А. и П. по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР, суд указал в приговоре, что представленных органами следствия и исследованных в судебном заседании доказательств недостаточно для вывода о виновности этих лиц в совершении разбойного нападения с целью завладения автомашиной С. Указано, что К.В., Г. Х., К.Л., М.А. и П. ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании виновным себя не признали; показания потерпевшего С. об обстоятельствах совершения преступления являются неубедительными и противоречивыми, поскольку первоначально в завладении автомобилем он обвинял Я., другими доказательствами с достоверностью не подтверждены, показания о разбойном нападении С. дал спустя полтора года после происшедшего; показания свидетеля Я. являются противоречивыми, устранить причины противоречий не представилось возможным в связи с неявкой его в судебное заседание; свидетель И. не подтвердила участия в совершении преступления К.В., Г., Х., К.Л., П., М.А.; свидетель М. очевидцем происшедшего не был, давал показания со слов Я.; потерпевшая К. при допросе 2 апреля 1997 года, а также в первом судебном заседании поясняла, что автомобиль забрали Я. и М., допрошенная 12 апреля 1999 года она заявила, что не помнит фамилий этих людей; не является по мнению суда бесспорным доказательством виновности указанных лиц и заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении С., поскольку события происшедшего имели место 13 октября 1995 года, а заключение судебно-медицинского эксперта было составлено 3 апреля 1997 года.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации отмечается, что доказательства, подтверждающие обвинение, во время судебного разбирательства, опровергнуты не были; потерпевший С. давал последовательные показания об обстоятельствах разбойного нападения. Его показания согласуются с другими доказательствами: свидетель Я. подтвердил показания С. о том, что потерпевший приобретал у него автомашину в рассрочку, а в октябре 1995 года ему стало известно, что автомашину у С. забрали за долг Ж. (компаньона С.) фирме, которая контролировалась группой К.В., показания Я. в приговоре не изложены, а вывод о его заинтересованности не мотивирован; судом не учтено, что показания свидетеля М. согласуются с показаниями потерпевшего С. и свидетеля Я.; свидетель И. являлась очевидцем незаконного завладения автомашиной "Мерседес" незнакомыми ей лицами, И. последовательно показывала о том, как увозили С., позднее вернувшегося избитым, однако показания свидетеля И. судом необоснованно отвергнуты, со ссылкой на то, что она не указывала на конкретных лиц, как на участников преступления; между тем существо показаний И. не изложено, в приговоре оценки им не дано; показания потерпевшей К. также не получили должной оценки в приговоре; заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии у С. телесных повреждений судом необоснованно отвергнуто, не учтено, что заключение эксперта согласуется с показаниями И. и К.; не соответствует показаниям С. утверждение в приговоре о том, что С. заявил о разбойном нападении на него только после его вызова в прокуратуру по поводу имевшегося у него пистолета; неверен вывод суда о недостоверности показаний С. в связи с тем, что первоначально он просил привлечь к ответственности Я. Эти обстоятельства судом выяснены и не подтверждают вывод суда об оговоре К.В. и других со стороны С.; обстоятельства, которые имеют существенное значение для правильного разрешения дела судом во внимание не приняты, доказательства в их совокупности судом не оценены; Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ не опровергнуты доводы надзорного протеста, в нарушение требований ст. 381 УПК РСФСР, в определении не указаны основания, по которым доводы протеста признаны неправильными или несущественными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста Президиум не находит оснований для удовлетворения протеста.

Исследовав в судебном заседании представленные органами следствия доказательства, суд дал им надлежащую оценку и пришел к обоснованному выводу о недоказанности виновности К.В., Г., Х., К.Л., М.А. и П. в совершении разбойного нападения.

Все доказательства, положенные обвинением в обоснование виновности оправданных лиц, были исследованы в судебном заседании, в приговоре им даны анализ и оценка. Так судом были исследованы и приведены в приговоре доказательства обвинения: показания потерпевшего С., свидетелей К., И., Я., М., И., заключение судебно-медицинского эксперта.

В приговоре правильно признано, что доказательств, имеющихся в деле недостаточно для вывода о наличии в действиях К.В., Г., Х., К.Л., М.А., П. состава разбойного нападения.

Последовательным показаниям оправданных, показаниям потерпевшего С., свидетелей К., Я., М., И., заключению судебно-медицинской экспертизы дана соответствующая оценка в приговоре.

Так, К.В., Г., Х., К.Л., М.А., П. ни на предварительном следствии, ни в суде не признавали себя виновными в совершении разбойного нападения в завладении автомобилем С.

Показания потерпевшего С. надлежащим образом проанализированы и оценены судом.

В приговоре правильно отмечено, что показаний С. недостаточно для признания подсудимых виновными в совершении разбойного нападения.

В день когда машина была взята у кафе "Экспресс", с заявлением в милицию обратилась К., которая указала, что "неизвестные ей лица отобрали машину марки "Мерседес", которых она просит привлечь к ответственности. (т. 3, л.д. 3)

По материалам проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку автомашина находилась у собственника - Я. (т. 3, л.д. 2).

Первоначально С. обратился с заявлением в органы милиции, в котором указал, что автомобиль, который он покупал в рассрочку, забрал хозяин - Я. и просил возбудить в отношении него уголовное дело (т. 3, л.д. 19).

После проведения проверки по этому заявлению С., в возбуждении уголовного дела было отказано, в связи с тем, что машина находилась у собственника (т. 3, л.д. 33).

Суд сослался в приговоре, что в течение полутора лет С. не предпринимал никаких попыток к возвращению автомашины или получения денежной компенсации, а заявил о совершении на него разбойного нападения К.В., Г., Х., К.Л., П. и М.А., после того, как органам прокуратуры стало известно о применении им огнестрельного оружия во время разборки с группой К.В., которая была привлечена к уголовной ответственности по этому же делу за вымогательство денег у Ж. по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР, но по приговору суда от 13 апреля 1998 года все они были оправданы, приговор вступил в законную силу (т. 3, л.д. 273, 436).

С учетом этих противоречий, суд обоснованно пришел к выводу о невозможности вынесения обвинительного приговора на противоречивых показаниях С., поэтому доводы протеста о "последовательных показаниях С." несостоятельны. Неосновательны доводы протеста о том, что вывод суда в приговоре о заявлении С. о разбойном нападении после вызова его в прокуратуру не соответствует показаниям потерпевшего, поскольку С. пояснил в судебном заседании, что заявление им написано после вызова в прокуратуру, где у него спросили про оружие (т. 7, л.д. 202 об.).

Доводы протеста о том, что суд не изложил в приговоре показаний свидетеля Я., а вывод суда о противоречивости его показаний не мотивирован, не могут быть приняты во внимание. Судом исследованы показания свидетеля Я., которые он давал в ходе расследования дела и в первом судебном заседании и обоснованно признал, что они не могут быть положены в основу обвинения подсудимых, поскольку они также противоречивы.

Первоначально при проверке заявления К., он показывал, что автомашину забрал он с М. от кафе "Экспресс", куда их привез П., поскольку С. не выполнил обязательства по уплате денег за машину (т. 3, л.д. 11 - 15).

Через полтора года он стал показывать о завладении машиной группой К.В., которым он говорил, что машину дал С. покататься. К.В. предложил ему дать показания против С., что он и сделал. После того, как машину забрали у С., он оформил ее на Ф.

Эти показания, как правильно указано в приговоре, не могут быть положены в основу обвинения названных лиц, поскольку они противоречивы, а проверить причины противоречий суду не представилось возможным в связи с неявкой его в судебное заседание.

При оценке его показаний суд обоснованно учитывал то, что он является лицом заинтересованным, поскольку первоначально С. обвинял именно Я. в похищении у него машины.

Таким образом, доводы протеста о "последовательных показаниях свидетеля Я." также несостоятельны.

Суд исследовал показания свидетеля М., который не был очевидцем происшедшего, показания он давал со слов Я., о чем правильно указано в приговоре. Поэтому доводы протеста о том, что показания М. согласуются с показаниями С. и Я. неосновательны, так как его показания производны от показаний Я., которые судом обоснованно подвергнуты сомнению.

Оценивая показания свидетеля И., суд отметил, что она не указывала на К.В., Г., Х., К.Л., П., М.А., как на тех лиц, которые завладели автомобилем С. Из ее показаний следует, что машину потерпевшего забрали двое неизвестных ей лиц. Показания И. о том, что С. был увезен неизвестными лицами, а затем вернулся с разбитой губой, не могут свидетельствовать о совершении оправданными разбойного нападения.

Дана судом и надлежащая оценка показаниям К. Первоначально К. указывала на причастность к неправомерному завладению автомобилем Я. и М. со слов С. и И., в судебном заседании она пояснила, что не знает, кто именно забрал у С. машину. Таким образом, из ее показаний не следует, что обвиняемые принимали участие в завладении автомобилем С. Поскольку К. состоит в браке с С., суд признал ее заинтересованным лицом. Поэтому доводы протеста в этой части неосновательны.

При оценке судом заключения судебно-медицинской экспертизы правильно отмечено, что наличие у С. на лице в области верхней губы у правого угла рта рубца небольших размеров, явившегося результатом заживления ранки, не является бесспорным доказательством виновности в разбойном нападении тех лиц, которым предъявлялось обвинение в совершении разбойного нападения.

Судебно-медицинская экспертиза проводилась в отношении потерпевшего 3 апреля 1997 года, а разбойное нападение на него, согласно обвинению, было совершено 13 октября 1995 года.

Президиум считает, что в протесте исследованным судом доказательствам дана другая оценка, а доводы протеста о том, что обстоятельства, "связанные с обращением С. в правоохранительные органы выяснены и не подтверждают вывод суда об оговоре К.В. и других со стороны С.", не соответствуют выводу суда о недостаточности представленных обвинением доказательств для вынесения обвинительного приговора.

Доводы протеста о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что имеющимся в материалах дела доказательствам, судом не дано надлежащей оценки, Президиум считает несостоятельными.

Суд в силу ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, при неустраненных сомнениях в показаниях потерпевшего С., свидетелей Я., И., К. толковал их в пользу подсудимых и пришел к обоснованному выводу о недоказанности участия подсудимых в совершении преступления.

Поэтому протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации об отмене приговора, кассационного и надзорного определений следует оставить без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"