||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июня 1997 года

 

Дело N 5-В96-343

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 6 июня 1997 г. по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на постановление президиума Московского городского суда от 29 августа 1996 г. дело по иску Ю., Л., К. и К.Г. к Ж.В. о возмещении затрат на освоение земельного участка, строительство дома и хозяйственных построек, на садовые насаждения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Корягиной Л.Л., согласившейся с протестом, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

6 апреля 1990 г. умер Ж., являвшийся членом садоводческого товарищества "Северка".

12 октября 1990 г. его жена Ж.В. получила свидетельство о праве на наследство по закону, состоящее из стоимости построек, насаждений и целевых взносов в садоводческом товариществе.

Решением Таганского районного народного суда г. Москвы от 14 мая 1992 г. было признано незаконным решение общего собрания членов садоводческого товарищества "Северка" от 18 августа 1990 г. о принятии в члены товарищества сестры Ж. - Ю. и были удовлетворены требования Ж.В. о признании за ней преимущественного права на принятие в члены садоводческого товарищества вместо умершего мужа.

Сестры Ж. - Ю., Л., К. и муж последней К.Г. предъявили к Ж.В. иск о взыскании компенсации своих затрат на освоение земельного участка, на строительство дома и хозяйственных построек на этом участке и на садовые насаждения в сумме по 11572346 руб. (по 1/5 части) каждому, ссылаясь на то, что все затраты на освоение участка и строительство были произведены ими вместе с Ж. в 1956 - 1959 гг., в то время когда Ж. проживал совместно с матерью и сестрами и вел с ними общее хозяйство; на постройку дома были израсходованы деньги, полученные от продажи деревенского дома их матери, наследниками которой они являются наравне с Ж.; что все они вместе с Ж. пользовались участком и домом вплоть до смерти Ж. и вносили членские взносы в кассу товарищества. Истцы утверждали, что ими в равных с Ж. долях были внесены средства на освоение участка и строительство дома, в связи с чем они полагали, что на имущество в садоводческом товариществе "Северка" возникла общая долевая собственность, в которой у каждого из них и у Ж. было право на 1/5 часть. Поскольку решением суда от 14 мая 1992 г. преимущественное право на вступление в члены садоводческого товарищества было признано за ответчицей, истцы просили взыскать с Ж.В. компенсацию стоимости их долей в оставшемся после смерти Ж. в садоводческом товариществе имуществе.

Решением Таганского межмуниципального суда г. Москвы от 19 марта 1996 г., оставленным без изменений определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 апреля 1996 г., указанный иск был оставлен без удовлетворения по тем основаниям, что истцами не были представлены доказательства достижения между ними и Ж. договоренности о создании общей собственности и того, что они принимали участие своими силами и средствами в создании этой собственности.

Постановлением президиума Московского городского суда от 29 августа 1996 г. состоявшиеся по делу судебные постановления были отменены по мотивам нарушения судом норм процессуального права, выразившегося в неправильном определении судом круга юридически значимых по делу обстоятельств и отсутствии в решении оценки существенных доводов истцов.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене постановления суда надзорной инстанции, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 330 ГПК РСФСР основаниями к отмене судебного решения в надзорном порядке являются не все нарушения норм процессуального права, а только те, которые прямо указаны в ст. 308 ГПК РСФСР, или такие нарушения, которые являются существенными, повлекшими вынесение незаконного решения. Не может быть отменено правильное судебное постановление по формальным соображениям.

В постановлении президиума Московского городского суда не содержится указаний на допущение судом процессуальных нарушений, указанных в ст. 308 ГПК РСФСР. Вывод о незаконности состоявшихся по делу судебных постановлений вследствие нарушений норм процессуального права обосновывается тем, что суд при рассмотрении дела в нарушение ст. ст. 14 и 50 ГПК РСФСР не создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела и в нарушение ст. 197 ГПК РСФСР не дал в решении оценки представленным истцами доказательствам.

Доводы суда надзорной инстанции не могут быть признаны обоснованными и достаточными для отмены судебного решения в порядке надзора.

В обоснование своих требований о взыскании с Ж.В. стоимости 4/5 частей всего имущества, оставшегося после смерти Ж. в садоводческом товариществе "Северка", истцы ссылались на то, что после получения Ж. в 1956 г. участка в садоводческом товариществе между ним, матерью и сестрами состоялась договоренность о совместной разработке участка и о создании на нем совместной собственности.

При рассмотрении дела судом первой инстанции были правильно определены юридически значимые обстоятельства данного дела. Поскольку свои требования о взыскании компенсации вложенных в спорное имущество средств истцы обосновывали ссылками на создание с Ж. общей долевой собственности, а размер этой компенсации определяли в долевом отношении от стоимости всего спорного имущества, суд обоснованно предложил истцам в соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР доказать как сам факт договоренности с Ж. о создании общей собственности, так и фактическое исполнение ими этой договоренности, то есть факт внесения ими своих средств в освоение участка, в возведенный на нем садовый дом и иные постройки.

Ни одного документального доказательства приобретения каких-либо строительных и иных материалов за счет своих средств истцы суду не представили. Имеющиеся в деле чеки и квитанции на строительные материалы либо выписаны на имя Ж., либо не содержат сведений о приобретателе материалов (л.д. 192 - 195, 197). Показания свидетелей со стороны истцов конкретных сведений о приобретении истцами каких-либо строительных материалов за счет их собственных средств не содержат и во многом противоречат показаниям свидетелей со стороны ответчицы, на что правильно обращено внимание в решении суда при оценке представленных сторонами доказательств. При указанных обстоятельствах дела суд пришел к правильному выводу о невозможности признания за истцами права собственности на объекты недвижимости только на основе показаний свидетелей со стороны истцов.

Правильная оценка в решении суда дана и ссылкам истцов на их совместное проживание некоторое время с Ж. и на то, что до его смерти они пользовались спорным участком, о чем в книжке члена садоводческого товарищества имелась соответствующая запись. В период освоения участка и строительства на нем дома Ж. работал на заводе столяром 6 разряда и имел достаточно средств для освоения участка. Помощь истцов в обработке участка и в строительстве дома не является достаточным основанием для возникновения у них права собственности на спорное имущество, поскольку волеизъявление Ж. о создании общей с истцами собственности объективно выражено не было, а доказательства создания этой собственности с привлечением их собственных средств истцами суду представлены не были.

Оценил суд и довод истцов о вложении в освоение участка и строительство дома денежных средств, вырученных от продажи жилого дома в деревне, принадлежавшего их матери. Никаких данных о том, где, когда и за какую сумму был продан этот дом, истцы суду не представили. Никакими доказательствами не подтвержден и их довод о передаче вырученных от продажи дома средств Ж. для использования в целях создания общей с истцами собственности. Ссылки президиума Московского городского суда на копию справки сельского Совета (л.д. 96) как на доказательство, подтверждающее исковые требования, носят оценочный и предположительный характер, надлежащим образом не аргументированы и убедительными быть признаны не могут. Указанная справка была представлена суду и учитывалась им при рассмотрении дела. Вывод об отсутствии достоверных данных о продаже дома, принадлежавшего матери истцов, и о вложении вырученных от его продажи средств в освоение участка Ж. суд сделал с учетом отсутствия в этой справке конкретных сведений как о самом доме, так и о его собственниках, его стоимости, дате продажи, покупателе, а также с учетом того, что сама эта справка составлена по просьбе заинтересованных лиц и на основании показаний заинтересованных свидетелей, а не на основании каких-либо документов.

Доводы президиума о том, что в деле имеются доказательства того, что садовый дом и основные постройки на садовом участке были возведены до вступления ответчицы в брак с Ж., что истцы при жизни Ж. пользовались участком и принимали участие в оплате членских взносов в садоводческом товариществе, не являются существенными, поскольку Ж.В. не оспаривала тех обстоятельств, что спорное имущество было создано Ж. до заключения брака между ними и что ее муж разрешил своим родственникам пользоваться дачей, в связи с чем истцы и несли часть расходов по содержанию дома и участка. Ссылкам истцов на эти обстоятельства в решении суда первой инстанции дана правильная оценка: достаточным основанием для признания за истцами права собственности на 4/5 долей спорного имущества и для взыскания с ответчицы компенсации стоимости этих долей пользование истцами этим имуществом при жизни Ж. быть признано не может.

Юридически значимые по делу обстоятельства суд определил правильно, существенных нарушений норм процессуального права, отразившихся на правильности принятого решения, судом допущено не было, в связи с чем законных оснований для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений у суда надзорной инстанции не имелось.

На основании ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

постановление президиума Московского городского суда от 29 августа 1996 г. отменить, оставив в силе решение Таганского межмуниципального суда г. Москвы от 19 марта 1996 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 апреля 1996 г.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"