||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2001 года

 

Дело N 4-Г01-05

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 5 апреля 2001 года дело по частной жалобе представителя Б. С. на определение Московского областного суда от 6 февраля 2001 года, которым отказано в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Московского областного суда от 30 октября 1998 года по делу по заявлению Б. об установлении усыновления несовершеннолетнего ребенка.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И. Еременко, объяснения представителей заявительницы по доверенности С. и Х. (перевод К.С.), поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Министерства образования Московской области по доверенности М., представителя комитета социальной защиты населения администрации Егорьевского района Московской области А.Т., возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Б. обратилась с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Московского областного суда от 30 октября 1998 года по делу по ее заявлению об установлении усыновления несовершеннолетнего ребенка.

Решением Московского областного суда от 30.10.1998 удовлетворено заявление гражданки Испании Б. об установлении усыновления гражданина РФ - Т.А., <...>, воспитанника Егорьевского детского дома Московской области.

Гражданка Испании Б. обратилась в суд с заявлением о пересмотре этого решения по вновь открывшимся обстоятельствам, указав, что по приезде Алексея в Испанию в результате медицинских обследований, проведенных там, у него было выявлено психопатическое расстройство, которое может представлять опасность для окружающих.

Указанное обстоятельство, по утверждению заявителя, имело место на время рассмотрения дела в суде, но не было известно ни суду, ни ей.

Представители органов опеки и попечительства Егорьевского района Московской области и ГУ образования Московской области возражали против удовлетворения данного заявления. По делу постановлено указанное определение, представитель заявительницы не согласен с таким выводом суда.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 333 ГПК РСФСР основанием для пересмотра решения, определения и постановления по вновь открывшимся обстоятельствам являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

В обоснование своих требований заявитель представила заключение от 30.03.2000 заведующего психиатрического отделения университетской больницы общего профиля "Грегорио Мараньон" университета города Мадрида профессора А.К., а также психологическое заключение от 10.01.2000, составленное доктором психологии г-м В.

Заключение психиатра содержит следующие выводы:

1. Алексей страдает расстройством поведения несоциализированного ребенка, начавшимся в детском возрасте.

2. В данном случае этот диагноз устанавливается на основании повторяющихся и стойких симптомов, появившихся в виде агрессивного, деструктивного поведения, лжи и обмана в возрасте восьми лет и связанных с эмоциональной депривацией в раннем детстве.

3. Указанный психиатрический диагноз имел место и был действительным на момент установления усыновления.

4. Имеется явное противоречие и несоответствие между диагнозом расстройства поведения, которым страдает Алексей, и сведениями, содержащимися в карточке кандидата на усыновление, а также сведениями, имеющимися в судебном постановлении со ссылкой на медицинское заключение о состоянии здоровья, которым устанавливалось указанное усыновление (л.д. 195 - 203, 204 - 221).

В соответствии с выводами, сделанными в психологическом заключении, Алексей страдает психопатическим расстройством личности, появившимся в раннем возрасте (л.д. 223 - 226, 227 - 233).

Между тем выводы психиатра о том, что поставленный мальчику психиатрический диагноз имел место и был действительным на время установления усыновления и вывода психолога о наличии у Алексея психологического расстройства личности, появившегося в раннем возрасте, какими-либо объективными доказательствами не подтверждены, своего подтверждения в материалах дела не нашли.

Из имеющегося в материалах дела медицинского заключения N 84/4 от 26.03.1998, составленного по результатам медицинского освидетельствования, проведенного врачебной комиссией Главного управления здравоохранения администрации Московской области, видно, что Т. Алексею поставлен следующий диагноз: дискинезия желчно-выводящих путей, тугоухость 2 степени, гипертрофия небных миндалин, аденоиды 2 степени. Рекомендовано наблюдение лор-врача (л.д. 20).

В медицинском заключении, предоставленном Егорьевским детским домом, содержащем подробную историю развития ребенка, также отсутствуют данные о наличии у Алексея каких-либо психических отклонений. В графе нервно-психическая сфера указано - соответствует возрасту (л.д. 22 - 23).

Из анкеты ребенка (раздела характерологические особенности) следует, что Алексей подвижный, жизнерадостный ребенок (л.д. 141).

Из представленного в настоящем судебном заседании протокола областной психолого-медико-педагогической комиссии от 23.04.1998 усматривается, что данная комиссия не обнаружила у Алексея психических нарушений и рекомендовала ему посещение массовой школы.

В соответствии с представленной характеристикой в отношении Т. Алексея, выданной администрацией Егорьевского детского дома, во время знакомства и общения мальчика с усыновительницей и ее биологическим сыном настроение ребенка было эмоционально положительным. В процессе общения с Алешей у Б. никаких вопросов по поводу каких-либо странностей в поведении мальчика не возникало, так как он вел себя естественно, как и другие дети (л.д. 254).

Из показаний свидетелей А., Г., Е., К., которые в силу своих должностных обязанностей общались с ребенком, усматривается, что никаких жалоб на его поведение не было. Врач-психоневролог Щербакова пояснила, что она, будучи членом врачебной комиссии ГуЗАМО, проводила медицинское освидетельствование мальчика, поведение которого, с точки зрения психиатрии, не вызывало сомнений.

Не доверять указанным свидетелям у суда не было оснований.

Из представленных Главным управлением образования Московской области копий отчетов Мадридского института защиты детей и семьи Сообщества автономной области Мадрид от 02.03.1999 и 25.06.1999 усматривается, что адаптация мальчика проходит нормально, вместе с тем в отношениях с приемной матерью иногда возникают напряженные ситуации. Однако поведение ребенка изменяется в лучшую сторону (л.д. 257, 259).

Вместе с тем из представленных в судебном заседании заявителем отчетов той же организации о положении несовершеннолетнего Алексея от 10.05.2000 и 22.01.2001, а также специального отчета о контроле за условиями проживания и воспитания несовершеннолетнего Алексея от 17.05.2000 уже следует, что адаптация Алексея в семье не произошла. В то же время в отчете от 22.01.2001 отмечается, что он адаптировался в школе-интернате, где в настоящее время находится.

На основании анализа собранных по делу доказательств суд правильно пришел к выводу о том, что на время рассмотрения дела об установлении усыновления в суде, Алексей Т. не страдал каким-либо психическим заболеванием, в том числе расстройством поведения. Объективных доказательств обратного заявитель не представила.

Суд также пришел к выводу о том, что заключения психиатра и психолога, характеристика, представленная заявителем из школы "Страна мальчиков", где в настоящее время находится Алексей, а также последние отчеты Мадридского института защиты детей и семьи свидетельствуют об изменении поведения Алексея после усыновления. Однако обстоятельства, возникшие впоследствии, не могут свидетельствовать о неправильности принятого судом решения. Они лишь могут служить основанием для предъявления нового иска.

Оснований для пересмотра вступившего в законную силу решения суда в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 333 ГПК РСФСР не установлено.

Довод в жалобе о том, что суд неправильно дал оценку представленным медицинским заключениям, не свидетельствует о неправильности постановленного по делу решения, поскольку не опровергает вывод суда о том, что на время установления усыновления ребенок не имел психиатрического диагноза.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

определение Московского областного суда от 6 февраля 2001 года оставить без изменения, частную жалобу представителя Б. по доверенности С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"