||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 апреля 2001 г. N 294пв-2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего -                         Радченко В.И.,

    членов Президиума -                             Петухова Н.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

                                                      Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                     Смакова Р.М.,

                                                   Кузнецова В.В.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                      Попова Г.Н.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                   Меркушова А.Е.,

                                                 Вячеславова В.К.,

    с участием заместителя

    Генерального прокурора Российской Федерации     Кехлерова С.Г.

 

рассмотрел по протесту в порядке надзора заместителя Генерального прокурора Российской Федерации В.И. Давыдова гражданское дело по иску Х.Е. к ЖСК "Источник-2" и др. о признании права пользования кооперативной квартирой.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., объяснения С. (доверенность в деле), Г.Ф., Г.В., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Х.Е. обратилась в суд с иском к ЖСК "Источник-2", Управлению муниципального жилья и Префектуре СВАО г. Москвы, Комитету муниципального жилья г. Москвы, Г.Ф., М., Ш., Г.В., П. о признании права пользования и права собственности на квартиру <...>, признании недействительными ордеров на квартиру <...> и на квартиру <...> в том же доме, сделок с квартирой <...>, признании частично недействительными решений собраний членов ЖСК "Источник-2" от 22.06.89, 08.09.89, 08.12.89, решения Дзержинского райисполкома г. Москвы от 11.08.89, о выселении.

Дело рассматривалось судами неоднократно.

Решением Останкинского межмуниципального суда г. Москвы от 31.12.98 Х.Е. отказано в признании права собственности на квартиру <...>, все другие требования удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24.06.99 решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Московского городского суда от 23.09.99 протест и.о. прокурора г. Москвы отклонен.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 14.03.2000 отклонен протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации.

В протесте, внесенном в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене всех состоявшихся по делу судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит судебные постановления подлежащими отмене.

По делу установлено, что двухкомнатную квартиру <...>, расположенную в доме ЖСК "Источник-2" по <...> занимали супруги Х.Г. и Р. Членом ЖСК являлся Р., пай за данную квартиру ими был выплачен полностью.

В марте 1987 года Р. умер.

Х.Г. 21 декабря 1987 г. составила завещание, в соответствии с которым паенакопление в указанном ЖСК завещала своей сестре Х.Е. - истице по делу.

24 декабря 1987 г. от Х.Г. поступило заявление в 58 отделение милиции г. Москвы с просьбой о прописке Х.Е. в спорную квартиру в связи с тем, что последняя осуществляет за ней уход. Однако прописка не была осуществлена из-за отсутствия у Х.Е. свидетельства о рождении и последовавшей 10 января 1989 г. смерти Х.Г.

12 мая 1989 г. Х.Е. обратилась с заявлением в ЖСК "Источник-2" с просьбой о принятии в члены ЖСК, указывая, что является наследницей умершего члена кооператива, совместно проживала в кооперативной квартире с сестрой по день ее смерти в качестве члена семьи.

Решением общего собрания членов ЖСК от 22 июня 1989 г. истица была принята в члены кооператива. Вместо квартиры <...> ей была предоставлена однокомнатная квартира <...> в том же доме, а квартира <...> распределена Г.Ф. и М. 11 августа 1989 г. Г.Ф. получила ордер на право занятия квартиры <...>.

Распоряжением Дзержинского райисполкома г. Москвы от 16 августа 1989 г. решение общего собрания членов ЖСК от 22 июня 1989 г. в части предоставления Х.Е. квартиры <...> отменено. Исполком обязал ЖСК распределить квартиру N 117 членам ЖСК или очередникам района.

Во исполнение решения исполкома решением собрания ЖСК от 8 сентября 1989 г. отменено решение о предоставлении квартиры <...> Х.Е. Этим же решением в члены ЖСК с предоставлением квартиры <...> был принят очередник исполкома Ш. 5 октября 1989 г. он получил ордер на право занятия квартиры <...>, а 11 августа 1992 г. ему выдано свидетельство о праве собственности на данную квартиру. 2 февраля 1995 г. он продал квартиру Г.В., которая вселила в нее свою мать - П., 1928 года рождения.

Дополнительным решением от 8 декабря 1989 г. общее собрание членов ЖСК исключило истицу из членов ЖСК "Источник-2".

Признавая за истицей право пользования спорной квартирой, суд исходил из того, что Х.Е. вселилась на жилую площадь сестры Х.Г. с ее согласия и с согласия ее мужа Р., в связи с уходом за ними проживала там как член их семьи, вела с ними общее хозяйство, имела преимущественное право на вступление в члены ЖСК как наследник члена ЖСК.

Вместе с тем из медицинских документов, имеющихся в деле, усматривается, что истица в силу преклонного возраста и состояния здоровья (наличия ряда тяжелых заболеваний) сама нуждалась в постоянном постороннем уходе. Записи в расходной книге подтверждают отдельное хозяйство сестер и отсутствие общего бюджета. Их расходы финансировались отдельно друг от друга, учитывались и долги друг перед другом. Материалами дела также установлено, что пенсию истица получала по месту прописки, там же пользовалась поликлиникой.

Кроме того, действовавшее на время возникновения спорных правоотношений жилищное законодательство под вселением в жилое помещение в качестве члена семьи предусматривало соблюдение процедуры прописки. Прописка истицы к сестре произведена не была.

Как разъяснялось в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11.10.91, если наследство в связи со смертью члена кооператива открылось до 01.07.90, т.е. до введения в действие Закона СССР "О собственности в СССР", то наследственным имуществом является не квартира, а паенакопление. Однако в тех случаях, когда квартира, за которую наследодателем, умершим до 01.07.90 полностью выплачен паевой взнос, не была заселена кооперативом, право на нее признается и за наследником, не проживавшим с наследодателем.

В данном случае, как это признано самим судом первой инстанции, наследство в связи со смертью члена кооператива открылось в 1989 году, тогда же спорная квартира была распределена члену кооператива Г.Ф. и заселена ее семьей. При таком положении вывод суда о праве истицы на спорную квартиру противоречит вышеприведенным суждениям.

Не согласуется с материалом дела и вывод суда первой инстанции о том, что Ш. квартира <...> была распределена, когда она не была свободной. Решение общего собрания членов пайщиков ЖСК о распределении квартиры Ш. состоялось 08.09.89, а решение общего собрания ЖСК от 22.06.89 о предоставлении квартиры истице было отменено распоряжением исполкома райсовета 11.08.89.

В этой связи правильность признания недействительным решения ЖСК о распределении квартиры Ш., выданных ему ордера, свидетельства о праве собственности и последующего договора купли - продажи квартиры, вызывает сомнение. Тем более, что Ш. в установленном порядке был принят в члены ЖСК, выплатил пай за квартиру. Все его действия, направленные на получение квартиры и приобретение ее в собственность, действовавшему в тот период законодательству не противоречили.

Признавая недействительным договор купли - продажи квартиры <...>, заключенный между Ш. и Г.В., суд не учел положения ст. 302 ГК РФ, предусматривающие, что возмездно приобретенное имущество может быть истребовано у добросовестного приобретателя в случае, когда оно утеряно собственником или лицом, владеющим им, либо похищено, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Оснований, указанных в настоящей статье, при которых квартира <...> может быть истребована от добросовестного приобретателя Г.В., судом не установлено.

Кроме того, как видно из дела, Г.Ф. после вселения в квартиру <...> выплачена разница в паевом взносе между этой квартирой и квартирой <...>, которую она с мужем занимала ранее. Ш. также выплатил в полном размере пай за квартиру <...>. Однако судом при приведении сторон в первоначальное положение эти обстоятельства не учтены, в решении этот вопрос отражения не нашел.

На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ст. 329 ГПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

решение Останкинского межмуниципального суда г. Москвы от 31 декабря 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 июня 1999 г., постановление президиума Московского городского суда от 23 сентября 1999 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2000 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.И.РАДЧЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"