||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 марта 2001 года

 

Дело N 66-Г01-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                       Александрова Д.П.,

                                                    Харланова А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 30 марта 2001 г. дело по заявлению прокурора Иркутской области о признании противоречащими федеральному законодательству, не подлежащими применению и недействующими пункта 2 и пункта 19 статьи 3 Закона Иркутской области "О территориальном фонде обязательного медицинского страхования" от 9 октября 1995 г. N 250 в редакции Закона Иркутской области от 13 января 1999 г. N 2-ОЗ по кассационному протесту и кассационным жалобам Законодательного Собрания Иркутской области на решение Иркутского областного суда от 31 января 2001 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Власовой Т.А., не поддержавшей доводы кассационного протеста и полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Иркутской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, не подлежащими применению и недействующими пункта 2 и пункта 19 статьи 3 Закона Иркутской области "О территориальном фонде обязательного медицинского страхования" от 9 октября 1995 г. N 250 в редакции Закона Иркутской области от 13 января 1999 г. N 2-ОЗ (далее - Закон ИО).

В обоснование заявления прокурор указал, что требования пункта 2 статьи 3 Закона области в части осуществления территориальным фондом финансирования обязательного медицинского страхования, проводимого страховыми медицинскими организациями (далее - страховщиками), "представившими списки застрахованных граждан с указанием фамилии, имени, отчества, года рождения, пола, места работы, постоянного места жительства" противоречит Закону Российской Федерации "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации" от 28 июня 1991 г. N 1499-1, в редакции Закона Российской Федерации от 2 апреля 1993 г. N 4747-1, с изменениями от 24 декабря 1993 г., 1 июля 1994 г. (далее - Закон РФ "О медицинском страховании граждан в РФ"; Положению о территориальном фонде обязательного медицинского страхования, утвержденному Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 февраля 1993 г. N 4543-1; требованиям статьи 946 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), обязывающей страховщика соблюдать тайну страхования, а требования пункта 19 статьи 3 Закона ИО противоречат Закону РФ "О медицинском страховании граждан в РФ"; Положению о страховых медицинских организациях, осуществляющих обязательное медицинское страхование, утвержденному Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 11 октября 1993 г. N 1018, в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 19 июня 1998 г. N 619, предусматривающего осуществление обязательного медицинского страхования (далее ОМС) страховыми медицинскими организациями.

Иркутский областной суд, рассмотрев данное дело в качестве суда первой инстанции, решением от 31 января 2001 года заявление прокурора удовлетворил частично.

Суд признал противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению пункт 2 статьи 3 Закона Иркутской области "О территориальном фонде обязательного медицинского страхования" от 9 октября 1995 г. N 250 в редакции Закона Иркутской области от 13 января 1999 г. N 2-ОЗ в части "представившим списки застрахованных граждан с указанием фамилии, имени, отчества, года рождения, пола, места работы, постоянного места жительства", а в удовлетворении заявления прокурора о признании противоречащим федеральному законодательству пункта 19 статьи 3 Закона Иркутской области "О территориальном фонде обязательного медицинского страхования" от 9 октября 1995 г. N 250 в редакции Закона Иркутской области от 13 января 1999 г. N 2-ОЗ отказал.

В кассационных жалобах, поданных Законодательным Собранием Иркутской области и губернатором Иркутской области, поставлен вопрос об отмене решения суда в части удовлетворения заявления прокурора по тем основаниям, что выводы суда, изложенные в указанной части решения, не соответствуют фактическим обстоятельствам, суд неправильно применил нормы материального права и постановил незаконное решение.

В кассационном протесте прокурор области просит отменить решение в части отказа ему в удовлетворении заявления о признании противоречащим федеральному законодательству п. 19 ст. 3 оспариваемого Закона области, ссылаясь на то, что решение в указанной части постановлено с существенным нарушением норм процессуального права и неправильным применением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и протесте, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не находит оснований для удовлетворения жалоб, протеста и отмены решения, постановленного в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона.

Рассматривая данное дело, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оспариваемые прокурором положение, изложенное в пункте 2 статьи 3 Закона Иркутской области "О территориальном фонде обязательного медицинского страхования", противоречит федеральному законодательству, а положение пункта 19 ст. 3 этого же Закона соответствует федеральному законодательству.

Этот вывод мотивирован, соответствует требованиям закона и оснований для признания его неправильным не установлено.

В силу статьи 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

В соответствии с пунктом "ж" статьи 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится координация вопросов здравоохранения и социальная защита.

Медицинское страхование, являясь формой социальной защиты интересов населения Российской Федерации в области охраны здоровья (статья 1 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ"), находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно требованиям части 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

В соответствии с требованиями статьи 430 ГК РФ договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

Согласно требованиям статьи 4 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ" договор медицинского страхования является соглашением между страхователем и страховой медицинской организацией, в соответствии с которым последняя обязуется организовывать и финансировать предоставление застрахованному контингенту медицинской помощи определенного объема и качества или иных услуг по программам обязательного медицинского страхования и добровольного медицинского страхования.

Договор медицинского страхования должен содержать:

- наименование сторон;

- сроки действия договора;

- численность застрахованных;

- размер, сроки и порядок внесения страховых взносов;

- перечень медицинских услуг, соответствующих программам обязательного или добровольного медицинского страхования;

- права, обязанности, ответственность сторон и иные не противоречащие законодательству Российской Федерации условия.

Форма типовых договоров обязательного и добровольного медицинского страхования, порядок и условия их заключения устанавливаются Советом Министров Российской Федерации.

Страхователями при обязательном медицинском страховании являются для неработающего населения - Советы Министров республик в составе Российской Федерации, органы государственного управления автономной области, автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, местная администрация; для работающего населения - работодатели (ст. 2 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ").

Таким образом, договор обязательного медицинского страхования между страхователем и страховой медицинской организацией представляет собой договор в пользу третьего лица, поскольку по этому договору страховая медицинская организация производит исполнение договора не страхователю (при обязательном медицинском страховании), а не указанным в договоре третьим лицам, состав которых может изменяться в течение срока действия договора.

В соответствии с требованиями статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах, все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Статья 4 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ" и Типовые договоры обязательного медицинского страхования работающих и неработающих граждан, являющиеся соответственно приложениями N 1 и N 2, к Постановлению Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 11 октября 1993 г. N 1018, установленные во исполнение статьи вышеуказанного Закона, предусматривают указание в договоре обязательного медицинского страхования лишь общей численности застрахованных на момент заключения договора ввиду ее (численности) возможного изменения.

Предоставление страхователями страховщику списка застрахованных граждан с указанием фамилии, имени, отчества, года рождения, пола, места работы (если имеется), постоянного места жительства на момент заключения договора необходимо для последующей выдачи страховщиком гражданину, в отношении которого заключен договор обязательного медицинского страхования, страхового медицинского полиса (ст. 5 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ").

Дав анализ норм действующего законодательства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что список застрахованных лиц с указанием фамилии, имени, отчества, года рождения, пола, места работы, постоянного места жительства не является существенным условием договора обязательного медицинского страхования.

Согласно ст. 12 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ" территориальные фонды обязательного медицинского страхования предназначены для аккумулирования финансовых средств на обязательное медицинское страхование и обеспечения финансовой стабильности государственной системы обязательного медицинского страхования и выравнивания финансовых ресурсов на его проведение.

Установление пунктом 2 статьи 3 Закона области дополнительного условия в отношении порядка финансирования территориальными фондами страховых медицинских организаций при предоставлении последними списков застрахованных граждан с указанием фамилии, имени, отчества, года рождения, пола, места работы и постоянного места жительства не предусмотрено федеральным законодательством, что существенно нарушает конституционные права граждан в сфере обязательного медицинского страхования.

Оценив установленные по делу обстоятельства в их совокупности со всеми материалами дела, суд пришел к правильному выводу о том, что пункт 2 статьи 3 Закона Иркутской области "О территориальном фонде обязательного медицинского страхования" в части предоставления страховыми медицинскими организациями списков застрахованных граждан с указанием фамилии, имени, отчества, года рождения, пола, места работы, постоянного места жительства противоречит федеральному законодательству.

Оснований для признания данного вывода суда неправильным не установлено.

Все доводы, изложенные в кассационных жалобах о том, что оспариваемое прокурором положение областного суда принято Законодательным Собранием области в пределах полномочий, предоставленных ему законом, соответствует федеральному законодательству и не нарушает права граждан в сфере обязательного медицинского страхования, были проверены судом при разбирательстве дела и обоснованно, по мотивам, приведенным в решении, отвергнуты как не основанные на законе.

Правильным является решение суда и в части отказа прокурору в удовлетворении заявления о признании недействующим и не подлежащим применению пункта 19 статьи 3 Закона И.О., предусматривающего обеспечение территориальным фондом ОМС проведение обязательного медицинского страхования граждан, в отношении которых не заключены договоры обязательного медицинского страхования, а также граждан, застрахованных в страховых медицинских организациях, не имеющих договора о финансировании обязательного медицинского страхования с территориальным медицинским фондом, поскольку данная норма предусматривает обеспечение проведения обязательного медицинского страхования граждан лишь в исключительных случаях и интересах граждан, при этом обеспечиваются равные возможности в получении медицинской и лекарственной помощи, предоставляемой за средства обязательного медицинского страхования, в объеме и на условиях соответствующих программ обязательного медицинского страхования всем гражданам Российской Федерации, лицам без гражданства, иностранным гражданам (часть 3 статьи 62 Конституции Российской Федерации, статья 1 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ"), что не противоречит федеральному законодательству.

Нарушение норм материального и процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в протесте и кассационной жалобе, судом не допущено.

С учетом изложенных обстоятельств постановленное по делу решение следует признать законным, а доводы, изложенные в кассационных жалобах и протесте, являются необоснованными.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Иркутского областного суда от 31 января 2001 года оставить без изменения, а кассационные жалобы Законодательного Собрания Иркутской области, губернатора Иркутской области и кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"