||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 марта 2001 года

 

Дело N 38пв-2001

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    Председателя                                    Лебедева В.М.,

    членов Президиума                               Петухова Н.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

                                                      Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                     Смакова Р.М.,

                                                   Кузнецова В.В.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                      Попова Г.Н.,

                                                   Меркушова А.Е.,

                                                  Вячеславова В.К.

    с участием заместителя Генерального прокурора

    Российской Федерации                             Давыдова В.И.

 

рассмотрел по протесту в порядке надзора заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Сергеевой Н.Ю. гражданское дело по заявлениям и.о. прокурора Республики Адыгея и гр-на Б. о признании недействующими пункта 2 статьи 64 Конституции Республики в редакции п. 2 ст. 1 Конституционного закона Республики Адыгея N 205 от 12 ноября 2000 г., пункта 3 статьи 9, пункта 2 статьи 34 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" в редакции п. 2 и п. 7 ст. 1 Закона Республики Адыгея N 206 от 15 ноября 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., объяснения К.Н.Н., К.В.З., К.С.В., К.В.А. (доверенности в деле), заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего судебные постановления отменить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

статьей 1 Конституционного закона Республики Адыгея от 12.11.2000 внесена поправка в статью 64 Конституции Республики Адыгея, которой установлено, что Государственный Совет - Хасэ Республики Адыгея общей численностью 34 депутата состоит из двух палат - Совета Представителей и Совета Республики.

Пунктом 2 статьи 64 Конституции Республики Адыгея в редакции указанного Конституционного закона установлено, что Совет Представителей состоит из 27 депутатов, представляющих интересы равноправных административно-территориальных единиц Республики Адыгея (города Майкоп и Адыгейск, районы Республики Адыгея), избираемых по трехмандатным избирательным округам по три представителя от каждого города республиканского значения, района Республики Адыгея на основе прямого избирательного права при тайном голосовании.

Аналогичная норма установлена пунктом 3 статьи 9 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" в редакции Закона Республики Адыгея N 206 от 15.11.2000.

Пунктом 2 части 5 статьи 34 этого же Закона в той же редакции установлено, что границы трехмандатных избирательных округов совпадают с границами административно-территориальных единиц.

В своих заявлениях от 04.12.2000 и.о. прокурора Республики Адыгея и гражданин Б. просили признать противоречащими федеральному законодательству названные положения, ссылаясь на то, что административно-территориальные единицы - разные по численности, отклонения числа проживающих на их территории жителей составляет более 15 процентов. Заявители полагали, что Совет Представителей должен также формироваться исходя из принципа равного представительства числа избирателей, в соответствии с частью 3 статьи 19 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Решением Верховного суда Республики Адыгея от 28.12.2000 в удовлетворении заявлений было отказано. Суд первой инстанции признал за субъектом Российской Федерации право формировать двухпалатный парламент, в котором одна из палат формируется путем равного представительства от каждой административно-территориальной единицы Республики.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке 15.02.2001 отменила решение суда первой инстанции и вынесла новое решение об удовлетворении заявленных требований и признании недействующими пункта 2 статьи 64 Конституции Республики Адыгея, пункта 3 статьи 9, пункта 2 части 5 статьи 34 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" в части, устанавливающей избрание депутатов Совета Представителей по трехмандатным избирательным округам по три представителя от каждого города республиканского значения, районов Республики Адыгея на основе прямого избирательного права при тайном голосовании, а также определяющей границы трехмандатных избирательных округов совпадающими с границами административно-территориальных единиц.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15.02.2001 и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит судебные постановления подлежащими отмене.

Возможность создания двухпалатного парламента в субъекте Российской Федерации, вытекающая из положений статьи 77 Конституции Российской Федерации о праве субъекта РФ самостоятельно устанавливать систему органов государственной власти, предусмотрена статьями 4, 5 Федерального закона от 06.10.99 N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

В соответствии с положениями указанных статей Закона структура законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ устанавливается конституцией (уставом) субъекта РФ с учетом исторических, национальных и иных традиций (п. 2 ст. 4). Если конституцией (уставом) субъекта РФ предусмотрен двухпалатный законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ, полномочия каждой из палат осуществляются в соответствии с названным Федеральным законом, конституцией (уставом) и законами субъекта РФ (п. 5 ст. 5).

Федеральный закон не предусмотрел нормативное регулирование принципов формирования палат в двухпалатном парламенте субъекта РФ, в связи с чем такие принципы могли быть урегулированы самим субъектом РФ на основе указанной выше статьи 77 Конституции РФ.

В данном случае порядок формирования палат закреплен в Конституции Республики Адыгея (ст. 64) и Законе Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" (ст. 9, 34), в соответствии с которыми депутаты Совета Представителей, представляющие интересы равноправных административно-территориальных единиц Республики Адыгея, избираются по избирательным округам, совпадающим с границами этих территориальных единиц, а депутаты Совета Республики, представляющие интересы всего населения Республики Адыгея, избираются по избирательным округам с примерно равным количеством избирателей.

Суд первой инстанции признал порядок формирования палат законным. Однако при этом следовало учитывать следующее.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10.06.98 N 17-П по делу о проверке конституционности ряда положений названного Федерального закона отмечено, что при создании двухпалатной структуры законодательных (представительных) органов, при которой одна из палат состоит из представителей административно-территориальных единиц или (и) муниципальных образований, полномочия палат должны быть сбалансированы, с тем чтобы решения палаты, депутаты которой избираются по избирательным округам с примерно равным числом избирателей и представляют непосредственно население, не блокировались палатой, формируемой без обеспечения равного представительства, а именно на условиях, отражающих специфику территориального устройства и организации публичной власти в субъекте Российской Федерации. Иное не соответствовало бы закрепленному статьей 3 Конституции Российской Федерации приоритету народа, предполагающему именно равное его представительство в законодательных (представительных) органах власти.

Исходя из этих положений Конституционного Суда Российской Федерации, суд кассационной инстанции в своем определении указал на то, что при обсуждении вопроса о законности избрания депутатов одной из палат Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея по избирательным округам, образуемым в границах административно-территориальных единиц без соблюдения примерного равенства избирателей на депутатский мандат, суду необходимо было исходить из конституционно-правового статуса Совета Представителей.

В рамках такого исследования кассационной инстанцией сделаны выводы о том, что депутаты Совета Представителей, избираемые без соблюдения равного представительства, непосредственно участвуют в принятии законов; они обладают равными полномочиями с депутатами Совета Республики, избираемыми по избирательным округам с примерно равным числом избирателей; в результате не обеспечиваются равные условия для реализации гражданами избирательных прав; отсутствует механизм, позволяющий Совету Республики в случае отклонения принятого им закона самостоятельно преодолеть решение Совета Представителей.

Приведенные судом кассационной инстанции обстоятельства имели отношение к механизму формирования палат парламента Республики Адыгея. Однако ни в одном из судебных заседаний ни одной из сторон не ставился вопрос о несоответствии требованиям федерального законодательства указанных в статьях 70, 72 Конституции Республики Адыгея полномочий Совета Представителей.

Следовательно, кассационная инстанция самостоятельно, в нарушение требований ст. 294 ГПК РСФСР вышла за пределы рассмотрения дела судом и в определении указала факты, не исследовавшиеся в ходе судебных заседаний и не заявленные ни одной из сторон, участвовавших в процессе.

Согласно же указанной процессуальной норме суд кассационной инстанции может устанавливать новые факты, но в пределах заявленных сторонами требований и оснований.

При новом рассмотрении дела суду следует с учетом уточненных заявителями требований и оснований исследовать, отвечает ли установленный в законодательстве Республики Адыгея порядок формирования Совета Представителей тем принципиальным положениям, которые сформулированы в названном выше постановлении Конституционного Суда Российской Федерации. При этом следует учесть, что из представленных в надзорную инстанцию материалов видно, что Президентом Республики Адыгея 26 февраля 2001 г. внесен в Государственный Совет - Хасэ Республики Адыгея проект поправок к статьям 68 - 72 Конституции Республики Адыгея, содержащий новую редакцию статьи о полномочиях Совета Представителей и указание на механизм преодоления Советом Республики решения Совета Представителей об отклонении закона.

На основании изложенного Президиум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь п. 2 ст. 329 ГПК РСФСР,

 

постановил:

 

отменить решение Верховного суда Республики Адыгея от 28 декабря 2000 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2001 г. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"