||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 марта 2001 г. N 81-п2001

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Меркушова А.Е.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на приговор Белгородского областного суда от 30 марта 2000 года, по которому

Е., <...>, русский, со средним образованием, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж" УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

М., <...>, русский, со средним образованием, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Е. и М. исчислен с 5 октября 1999 года.

По ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ Е. и М. оправданы.

Разрешен гражданский иск.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 1 августа 2000 года приговор изменила, исключила осуждение Е. и М. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений в отношении Е. и М. и передаче дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кислицина М.К., полагавшего протест подлежащим удовлетворению,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Е. и М., с учетом внесенных в приговор изменений, признаны виновными в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти, Р., совершенном группой лиц и с особой жестокостью.

Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах.

В первой половине дня 29 сентября 1999 года М. и Е. начали распивать спиртное по случаю дня рождения последнего.

Во второй половине дня они продолжили распитие спиртных напитков в общежитии сезонных работников АОЗТ "Разуменский", расположенном на окраине х. Майский Белгородского района. Участие в распитии спиртного с ними принимала несовершеннолетняя Р., ранее неоднократно навязывавшая свое присутствие проживающим здесь мужчинам, соединенное с употреблением спиртного и ночевками.

В 19-м часу, уходя из общежития, по предложению С. Е. и М. взяли с собой и находившуюся в средней степени опьянения, неуверенно державшуюся на ногах Р.

В пути следования в пос. Разумное Р. упала, получив телесные повреждения в виде ссадин и кровоподтеков на лице об асфальтовое покрытие дороги и оставалась в состоянии неподвижности.

Осужденные решили инсценировать ее убийство с целью ограбления. Оттащив Р. за сорняки у обочины дороги, они сняли с потерпевшей всю имевшуюся на ней одежду.

Увидев при этом, что Р. дышит, Е. и М. здесь же договорились добить ее.

Реализуя умысел на убийство, они нанесли ей не менее 23 ударов в голову, живот и другие части тела кулаками и ногами.

Своими действиями М. и Е. причинили Р. телесные повреждения различной степени тяжести, в том числе и повлекшие тяжкий вред здоровью.

После этого Е. и М. отнесли находившуюся в бессознательном состоянии Р., держа ее за руки и ноги, к искусственному водоему глубиной полтора метра, находящемуся в конце одного из садовых участков и бросили в воду.

В результате асфиксии вследствие перекрытия дыхательных путей водой потерпевшая скончалась.

М. и Е. собрали одежду Р. в полиэтиленовый мешок из-под удобрений, обнаруженный у места ее избиения, и положив в него в качестве груза остатки удобрения, бросили в водоем, расположенный дальше по их пути к поселку Разумное.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит, что обвинительный приговор в отношении Е. и М. подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. При этом подлежат доказыванию: событие преступления, мотив, виновность обвиняемого в совершении преступления и другие обстоятельства, предусмотренные ст. 68 УПК РСФСР.

Однако эти требования закона судом в полном объеме не выполнены.

В частности, суд признал установленным и отразил это в приговоре, что, реализуя умысел на убийство Р., Е. и М. нанесли ей множество, не менее 23 ударов в голову, живот и другие части тела кулаками и ногами, квалифицировал их действия, по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ - как умышленное причинение смерти потерпевшей, совершенное группой лиц, с особой жестокостью.

Между тем, как видно из постановлений о привлечении Е. и М. в качестве обвиняемых, органы предварительного следствия вменяли в вину М. нанесение Р. руками 22-х ударов по туловищу, а Е. - одного удара ногой в область головы (л.д. 271, 281).

В чем конкретно заключается особая жестокость в данном случае, в частности в действиях Е., в приговоре также не указано. Множественность ранений, отмеченная судом, не может быть признана обстоятельством, которое само по себе во всех случаях может рассматриваться как свидетельство совершения преступления с особой жестокостью, поскольку законом данный признак связывается не только со способом убийства, но и с другими обстоятельствами, подтверждающими, что виновный действовал с умыслом, направленным на совершение преступления с особой жестокостью. Тем более, что, как видно из материалов дела, смерть потерпевшей наступила в результате асфиксии, вследствие перекрытия дыхательных путей водой (л.д. 19 - 23, 327 - 328).

Кроме того, из постановлений о привлечении в качестве обвиняемых и обвинительного заключения усматривается, что убийство Р. М. и Е. совершили из хулиганских побуждений.

Не соглашаясь с органами предварительного следствия, суд отметил в приговоре, что они (органы следствия) "не конкретизировали, в чем именно выразилось проявление этих признаков хулиганства", исключил из обвинения М. и Е. п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ, не высказав своей позиции о мотиве совершенного преступления, что противоречит требованиям закона.

При таких обстоятельствах, как правильно отмечается в протесте, следует признать, что суд, не приняв мер к исследованию и оценке указанных выше вопросов, оставил тем самым невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, тщательно исследовать все обстоятельства дела, в частности конкретизировать действия каждого из осужденных в отношении потерпевшей с учетом предъявленного обвинения, мотивы преступления, а также обоснованность квалификации действий М. и Е.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 378 п. 5 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Белгородского областного суда от 30 марта 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2000 года в отношении Е. и М. в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж" УК РФ отменить и передать дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"