||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2001 года

 

Дело N 22-В01пр-1

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 26 марта 2001 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ на решение Ленинского районного суда г. Владикавказа от 15 октября 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 23 ноября 1999 г., постановление президиума Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 11 февраля 2000 г., по делу по иску Ш.А. и Ш.Т. к Б.Т. об устранении препятствий в пользовании домовладением.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пирожкова В.Н., объяснения Ш.Т., согласившейся с доводами протеста, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш.А., Ш.Т. обратились в суд с иском к Б.Т. об устранении препятствий в пользовании домом N 10 по ул. Куйбышева г. Владикавказа. В обоснование иска указали, что первоначально спорное домовладение принадлежало их отцу и деду Ш.И. 16.04.62 Ш.И. продал Б.М. 0,23 доли дома на втором этаже, состоящие из трех жилых помещений N 5, 6, 7 общей площадью 46,92 кв. м. В договор купли-продажи не входили веранды и подвальные помещения. Веранды были оставлены в общем пользовании.

После смерти Ш.И. в 1976 г. и его жены Ш.Е. в 1981 г. 0,77 доли домовладения наследовали истцы. До 1994 г. они в доме постоянно не проживали, чем воспользовался Б.М. и самовольно, без разрешения соответствующих органов, произвел застройку общего двора, возведя сооружения 5а и 5б первого этажа, расширил веранду "а1", изменил систему газоснабжения дома, застроил воротный проезд под торговое помещение, занял хозяйственный подвал N 4, установил дверную перегородку и перекрыл проход на веранду "а2 эт." С отчуждением в свою пользу 28,67 кв. м общей площади дома демонтировал лестничную клетку веранды "а1", тем самым самовольно изменил планировку дома и назначение помещений, которые ранее находились в общем пользовании. Истцы просили суд обязать наследницу Б.М. - Б.Т., проживающую в доме, восстановить веранды "а2 эт." и "а", приведя их в первоначальное состояние, снеся дверную перегородку, разделяющую веранду, и демонтировать помещения, расположенные на этой веранде, освободить помещение 5 на 1 этаже и хозподвал N 4, снести самовольно возведенные строения 5а, 5б на территории общего двора, освободить воротный проезд от стройматериалов и металлических конструкций.

Решением Ленинского районного суда г. Владикавказа от 15 октября 1999 г. в иске Ш.А., Ш.Т. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 23 ноября 1999 г. решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 11 февраля 2000 г. оставлен без удовлетворения протест и.о. прокурора Республики, а судебные постановления по делу - без изменения.

В протесте заместителя Генерального прокурора РФ ставится вопрос об отмене судебных постановлений.

Судебная коллегия доводы протеста находит обоснованными по следующим основаниям.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Установлено, что спорное домовладение принадлежало на праве собственности Ш.И. В связи с решением вопроса о продаже части домовладения техническое бюро городского хозяйства определило арифметические доли по полезной (жилой) площади. Отчуждаемые жилые комнаты N 5, 6, 7 общей площадью 46, 92 кв. м составляют 0,23 доли жилой площади всего домовладения, что подтверждается актом от 30.12.61 (л.д. 30). На основании этого акта был составлен договор купли-продажи этой части дома. Факт продажи Ш.И. Б.М. только указанных жилых помещений также подтверждается поэтажным планом и экспликацией к поэтажному плану (л.д. 46).

После смерти Ш.И. и Ш.Е. в связи с оформлением наследниками права собственности на 0,77 доли дома бюро технической инвентаризации проводило обследование домовладения. Согласно акту от 21.10.81, подписанному и Б.М., на день обследования текущих изменений не произошло, самовольно возведенных строений нет (л.д. 31). Что подтверждает доводы истцов о том, что все самовольные постройки и перепланировка веранды имели место после смерти Ш.И., Ш.Е.

Вывод суда о том, что веранда на момент составления этого акта уже находилась в пользовании Б.М., сделан со слов Б.Т. и противоречит указанному акту, т.к. в нем четко указано, что самовольных построек нет.

Как видно из письменных доказательств, в долевой собственности сособственников находились только жилые помещения. Веранда под лит. "а1" второго этажа находилась в совместной собственности.

Согласно ст. 253 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников.

Однако Б.М. без согласия истцов и без получения необходимых разрешений государственных органов самовольно произвел перепланировку веранды "а1", обратив в свою собственность помещения общего пользования под N 7а, 7б и 9 на 2-м этаже дома.

Также Б.М. самовольно занял помещение 5 на первом этаже и пристроил к нему помещение 5б размером 17 кв. м. (лит. "А3"), уменьшив размер общего двора. Указанная постройка в соответствии со ст. 222 ГК РФ является самовольной.

Согласно заключению судебно-строительной экспертизы, проведенной экспертом Ставропольской лаборатории судебной экспертизы, при перепланировке и возведении построек - веранды "а1", пристройки "а3", кухни "А3" - нарушаются интересы совладельцев Ш.А., Ш.Т., создаются препятствия в пользовании принадлежащей им частью домовладения, т.к. указанные постройки перепланированы и возведены с отступлением от противопожарных норм СНиП. Предложен ряд мероприятий для устранения указанных нарушений (л.д. 176). Свое заключение эксперт подтвердила в судебном заседании.

Дав оценку заключению эксперта и придя к выводу, что допущенные Б.М. нарушения имеют место, но могут быть устранены, суд тем не менее не обязал Б.Т. произвести необходимые мероприятия по устранению имеющихся нарушений и не восстановил нарушенные права Ш.А., Ш.Т.

Вместе с тем суд в нарушение интересов истцов в мотивировочной части решения фактически определил порядок пользования домом, подсобными помещениями, хозпостройками и подвалом между сторонами, признав, что веранды "а1", пристройки "А3" второго этажа и "А3" первого этажа уже длительный период находятся в пользовании Б.Т.

Однако стороны не заявляли исковых требований о порядке пользования домом, а суд по собственной инициативе не может выйти за пределы заявленных требований. Тем более что интересы истцов таким указанием безусловно нарушаются, т.к. за Б.Т. признается право пользования значительно большей частью дома, чем ее доля.

Президиум Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания указал, что суд своим решением признал за Б.М. право собственности на веранду "7б" на втором этаже. Однако, такое указание не соответствует действительности. Суд не признавал за Б.М. права собственности на веранду "7б" и в соответствии со ст. 222 ГК РФ не мог этого сделать, т.к. веранда является самовольной постройкой и ее сохранение нарушает права собственников.

Судом не дана надлежащая оценка тому факту, что все возведенные Б.М. постройки являются самовольными. При решении вопроса об оформлении наследства в 1996 г. Б.Т. было разрешено оформить его только на законную часть домовладения. Самовольно возведенные постройки в наследственную массу не вошли (л.д. 86).

Одним из оснований к отказу в удовлетворении исковых требований Ш.А., Ш.Т. суд указал пропуск срока исковой давности. С таким выводом суда нельзя согласиться, т.к. в соответствии со ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Ссылка президиума Верховного Суда РСО - Алания на то, что в решении нет упоминаний о пропуске истцами срока исковой давности, не соответствует действительности.

Принимая во внимание, что судом при вынесении решения неправильно применены нормы материального права и допущены нарушения норм процессуального прав, и в результате не восстановлены нарушенные права и законные интересы собственников, судебные постановления по делу не могут быть признаны законными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

 

определила:

 

отменить решение Ленинского районного суда г. Владикавказа от 15 октября 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСО - Алания от 23 ноября 1999 г., постановление президиума Верховного Суда РСО - Алания от 11 февраля 2000 г., дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"