||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 марта 2001 года

 

Дело N 57-В01-1

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 22 марта 2001 г. гражданское дело по жалобе М. на решение жилищной комиссии Управления исполнения наказания УВД Белгородской области по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ на решение Федерального суда Западного округа г. Белгорода от 14 июля 2000 г. и постановление президиума Белгородского областного суда от 19 октября 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей протест подлежащим удовлетворению, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. с 1990 г. состоял в списке нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту службы в Октябрьском РОВД г. Белгорода. С 1991 г. он стал работать в Управлении исполнения наказания (УИН) УВД Белгородской области (в настоящее время УИН Министерства юстиции РФ по Белгородской области) с сохранением его очередности на улучшение жилищных условий.

Решением жилищной комиссии УИН от 5 февраля 1999 г. М. был снят с учета по мотиву того, что он в 1996 г. на полученную беспроцентную ссуду приобрел кооперативную квартиру, но об этом в жилищную комиссию не сообщил, в декабре 1997 г. вышел из членов ЖСК с передачей пая и членства в ЖСК матери своей жены - П. - и с членами своей семьи зарегистрировался по адресу последней в имевшейся у нее кооперативной квартире, где стало значиться проживающими шесть человек, хотя вся его семья проживала в полученной им кооперативной квартире. Этим же решением М. восстановлен в очереди на жилье с 28 июня 1997 года, со дня рождения второго ребенка в семье, так как с учетом полученной им кооперативной квартиры у него появилось право на улучшение жилищных условий.

Не согласившись с решением жилищной комиссии, М. обратился в суд с жалобой на неправомерность ее действий, ссылаясь на то, что на время получения кооперативной квартиры в 1996 году его семья состояла из трех человек, но с ними в квартире проживала и мать жены. В 1997 году родился второй ребенок, обеспеченность жильем стала менее 9 кв. м на одного человека и оснований для его снятия с учета уже не было. Кроме того, его жена является работником прокуратуры, имеет право на дополнительную площадь, сам он имеет государственные награды за службу в органах МВД. Просил признать решение комиссии незаконным и восстановить его очередь с 1990 г.

После возбуждения дела в суде решением жилищной комиссии от 7 июля 2000 года в ранее принятое решение внесены изменения, а именно - изменена первая часть предыдущего решения. Снятие М. с учета мотивировано тем, что в связи с улучшением жилищных условий и наличием площади на каждого члена семьи более 9 кв. м он без уважительной причины не представил сведений для перерегистрации об изменении жилищных условий.

Решением Федерального суда Западного округа г. Белгорода от 14 июля 2000 г. жалоба М. удовлетворена.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Белгородского областного суда от 19 октября 2000 г. оставлен без удовлетворения протест председателя этого суда, в котором ставился вопрос об отмене вынесенного по делу решения и принятия нового - об отказе в удовлетворении жалобы заявителя.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию Верховного Суда РФ, ставится вопрос об отмене вышеуказанных судебных постановлений по мотиву их незаконности и принятии по делу нового решения - об отказе в удовлетворении жалобы.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из дела видно, что не являлись спорными и обстоятельства приобретения М. в 1996 г. кооперативной квартиры на полученную денежную ссуду, которая была частично погашена за счет средств федерального бюджета. Жилая площадь квартиры составляет 29,09 кв. м и на тот период на каждого члена семьи приходилось по 9,6 кв. м. Квартира была переоформлена заявителем на имя матери жены.

Однако, как указано в решении, вышеприведенные обстоятельства не могли являться основанием для снятия заявителя с учета, так как на время принятия комиссией решения состав его семьи увеличился: на каждого члена семьи стало приходиться лишь по 7,2 кв. м жилой площади. Наличие квартиры в ЖСК имеет значение для решения вопроса о предоставлении жилья, но неснятия с учета нуждающихся в этом. Принято во внимание и то обстоятельство, что комиссия знала о его вступлении в ЖСК, но решение последовало только в 1999 г., когда возник вопрос о распределении квартир. Наличие кооперативной квартиры в ЖСК не лишает М. возможности состоять в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий. Перенесение очередности в силу ст. 34 ЖК РСФСР и п. 38 действующих в городе Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений возможно при наличии виновных действий стоящего в очереди лица, а таковых со стороны заявителя не было. Снятие с учета по основаниям ст. 32 ЖК РСФСР производится лишь в случаях улучшения жилищных условий, в результате которых отпали основания для предоставления жилого помещения. В 1999 г. семья М. нуждалась в улучшении жилищных условий, а следовательно, снятие его с учета в 1999 г. является неправомерным действием комиссии.

С таким суждением суда первой инстанции согласился и президиум областного суда.

Между тем вывод по делу не может быть признан законным, поскольку он сделан при неправильном толковании материального закона и имеются другие упущения.

Так, не отражает правоотношения сторон суждение суда о невозможности применения ст. 34 ЖК РСФСР по делу из-за отсутствия виновных действий (проступков) истца. Эта норма закона применительно к обстоятельствам данного дела, вообще неприменима, так как регулирует отношения, когда гражданин состоит в списке очередников, имеет на это право, но является нарушителем трудовой дисциплины или совершает иные нарушения, в связи с чем его очередь и переносится на более поздний срок. В данном же случае имело место не перенесение очередности М. на более поздний срок, а снятие с очереди с последующим восстановлением в ней в порядке исключения, так как он имеет заслуги по службе и государственные награды и на время рассмотрения его вопроса у него уже появилось право быть включенным в список очередников для улучшения жилищных условий.

Нельзя согласиться и с выводом суда в части того, что М. не мог быть снят с учета по предусмотренному п. 1 ст. 32 ЖК РСФСР основанию, поскольку в 1999 г. он в связи с увеличением состава семьи уже являлся нуждающимся в улучшении жилищных условий.

Как отмечено выше, в 1996 г. жилищные условия семьи М. были улучшены, а следовательно, отпало основание для его нахождения на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Такое основание вновь возникло только со времени рождения второго ребенка, то есть с 1997 г., и в случае подачи им заявления об улучшении жилищных условий.

Из дела видно, что сам М. являлся членом жилищной комиссии, которая фактически не действовала из-за отсутствия подлежащей распределению жилой площади. Именно в связи с поступлением подлежащего распределению жилья возникла необходимость перепроверки учетных данных и выяснились указанные выше обстоятельства. М. предлагалось решение его жилищной проблемы исходя из состава его семьи и действительных обстоятельств (трехкомнатная квартира с передачей кооперативной квартиры УИН), однако он от этого отказался, настаивая считать его семью не имеющей жилой площади.

Кроме того, из дела видно, что М. присутствовал на заседании жилищной комиссии 5 февраля 1999 г., знал о ее решении, в декабре 1999 г. обращался с рапортом о постановке его на учет со времени рождения второго ребенка, но в суд обратился только в апреле 2000 г. Заявление представителя УИН МЮ об отказе в требовании М. и по мотиву пропуска им трехмесячного срока для обжалования решения жилищной комиссии судом оставлено без внимания.

В силу указанного выше судебные постановления не могут быть признаны законными.

Поскольку по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права, по делу без направления его на новое рассмотрение следует принять новое решение - об отказе в удовлетворении жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Федерального суда Западного округа г. Белгорода от 14 июля 2000 г. и постановление президиума Белгородского областного суда от 19 октября 2000 г. отменить и вынести по делу новое решение, которым М. в удовлетворении его жалобы отказать.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"