||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 марта 2001 г. N 460п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.П. Верина на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 26 августа 1999 года, по которому

А.А., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на срок 15 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на срок 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к отбытию назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок наказания исчисляется с 24 октября 1998 года;

З.З., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на срок 13 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на срок 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к отбытию назначено наказание в виде 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок наказания исчисляется с 24 октября 1998 года;

И.Р., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на срок 9 лет, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на срок 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к отбытию назначено наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок наказания исчисляется с 24 октября 1998 года;

А.З., <...>, -

осуждена по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет в воспитательной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Дело в отношении А.З. рассматривается в порядке ст. 380 УПК РСФСР.

Определением Верховного Суда Республики Дагестан от 26 августа 1999 года в отношении Г.М. возбуждено уголовное дело по ст. 307 ч. 1 УК РФ.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 ноября 1999 года в отношении А.З. и И.Р. приговор изменен: исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества, местом отбывания наказания И.Р. назначена исправительная колония общего режима.

В остальном приговор оставлен без изменения.

Определение о возбуждении уголовного дела в отношении Г.М. по ст. 307 ч. 1 УК РФ в кассационном порядке не рассматривалось.

В протесте поставлен вопрос об отмене приговора в отношении З.З. и И.Р. и прекращении дела производством по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью их участия в преступлении, об исключении их осуждения по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и указания о применении ст. 69 УК РФ, об исключении осуждения А.А. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также об отмене определения в отношении Г.М.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест оставить без удовлетворения,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

З.З., И.Р., А.А. и А.З. признаны виновными в разбойном нападении по предварительному сговору группой лиц с целью завладения имуществом в крупных размерах с незаконным проникновением в жилище, а З.З., И.Р. и А.А. - и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Кроме того, З.З., И.Р. и А.А. признаны виновными в том, что группой лиц совершили убийство, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены, как указано в приговоре, при следующих обстоятельствах.

В ночь с 20 на 21 октября 1998 года З.З., И.Р., А.А. и А.З. по предложению последней договорились совершить нападение на Д.М. с целью завладения имевшимися у нее, по их мнению, 70.000 руб.

С этой целью примерно в 24 часа З.З., И.Р., А.А. и А.З., сломав замок входных дверей, незаконно проникли в жилище Д.М. по адресу: <...>.

А.А., З.З. и И.Р. зашли в комнату, где отдыхала Д.М., и совершили на нее нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей. А.А. пуховой подушкой накрыл Д.М. лицо, а З.З., взяв в комнате два шифоновых платка, с помощью И.Р., державшего Д.М. за руки и ноги, связал одним платком ноги, вторым - руки, после чего перетянул оба платка и связал их между собой, лишив потерпевшую возможности сопротивляться.

А.З., оставшись в прихожей, с тем чтобы предупредить

остальных о возможном появлении посторонних, наблюдала за их действиями, сознавая, что соучастниками к Д.М. применяется насилие, опасное для жизни и здоровья.

После того как Д.М. была связана, А.А. остался около нее, прикрывая лицо подушкой, а З.З., И.Р. и А.З. занялись поиском в доме денег в сумме 70.000 рублей, однако кроме 1150 руб. и 33 пачек сигарет на сумму 350 рублей, которыми они завладели, ничего ценного не нашли и скрылись.

Вследствие применения насилия в ходе разбойного нападения наступила смерть потерпевшей.

Кроме того, при вышеуказанных обстоятельствах группа лиц в составе З.З., И.Р. и А.А. в доме Д.М. в ходе разбойного нападения на потерпевшую повалили ее на кровать, после чего А.А. сразу закрыл ее лицо пуховой подушкой, а З.З. и И.Р., действуя согласованно с А.А., связали ей руки и ноги шифоновыми платками и, перетянув их между собой, ограничили движение рук и ног. После этого З.З., И.Р. и А.З. стали искать вместе деньги, а А.А. продолжал держать на лице Д.М. подушку.

При этом А.А., З.З. и И.Р. сознавали общественную опасность своих действий и предвидели возможность наступления смерти Д.М. от закрытия дыхательных путей подушкой и ограничения движения конечностей, но безразлично относились к этому.

В результате действий А.А., З.З. и И.Р. от закрытия дыхательных путей и связывания конечностей наступила смерть Д.М.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Мотивируя свой вывод о виновности А.А., З.З. и И.Р. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, суд первой инстанции указал в приговоре, что подсудимые, применяя насилие, опасное для жизни, сознавали общественную опасность своих действий и предвидели возможность наступления смерти Д.М. от закрытия дыхательных путей подушкой и ограничения движения конечностей, но безразлично относились к этому и возможным последствиям, т.е. действовали с косвенным умыслом.

В результате указанных действий, сопряженных с разбоем, совершенных группой лиц, наступила смерть Д.М.

По мнению суда, при юридической оценке действий подсудимых не имеет значения то обстоятельство, что подушку на лице Д.М. держал лишь А.А., т.к. З.З. и И.Р., действуя с ним согласованно, связывали ей руки и ноги, видя, что А.А. подушкой перекрыл ей дыхательные пути, т.е. все трое непосредственно участвовали в убийстве.

Однако с такими выводами согласиться нельзя.

Материалами дела установлено, и это отражено в приговоре, что, незаконно проникнув в жилище Д.М., А.А. накрыл лицо потерпевшей пуховой подушкой, перекрыв тем самым дыхательные пути, т.е. применил насилие, опасное для жизни и здоровья, а И.Р. и З.З., действуя согласованно с А.А., связали руки и ноги потерпевшей, т.е. осуществили объективную сторону разбойного нападения.

Анализ фактических обстоятельств дела свидетельствует о том, что вышеописанные действия, вмененные в вину всем подсудимым, образуют состав разбойного нападения, но не убийства.

Вывод суда о доказанности вины И.Р. и З.З. в умышленном убийстве Д.М. группой лиц, из корыстных побуждений нельзя признать правильным.

Согласно формуле обвинения, А.А. накрыл лицо Д.М. подушкой, чтобы последняя не кричала.

Об этом показывали и осужденные И.Р. и З.З.

Как следует из описательной части приговора, суд при описании преступных деяний не установил, что А.А., И.Р. и З.З., совместно применяя насилие к потерпевшей, действовали именно с целью ее убийства.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемых и обвинительного заключения следует, что после связывания рук и ног потерпевшей И.Р. и З.З. совместно с А.З. стали искать деньги в комнатах и лишь один А.А. все это время продолжал держать на лице Д.М. подушку.

Это обстоятельство также установлено и признано судом в приговоре.

Доказательств того, что эти действия А.А. по отношению к потерпевшей, совершенные после разбойного нападения, были оговорены им с З.З. и И.Р., в материалах дела не имеется и судом в приговоре не приведено.

Указанное обстоятельство позволяет прийти к выводу о том, что действия А.А., выразившиеся в перекрытии дыхательных путей Д.М. подушкой уже после того, как она была связана, являются эксцессом исполнителя и ответственность за них может нести только А.А.

Крупный размер в их действиях отсутствует, т.к. фактически они завладели деньгами и ценностями на сумму 1500 руб.

Кроме того, согласно ст. 352 УПК РСФСР, указания суда, рассматривающего дело в кассационном порядке, обязательны при дополнительном расследовании и при вторичном рассмотрении дела судом.

Это требование закона по настоящему делу не выполнено.

Так, в ходе предварительного следствия не удалось собрать доказательств, свидетельствующих о причастности А.З., И.Р. и З.З. к убийству Д.М., совершенному А.А., поэтому уголовное дело в отношении И.Р., А.З. и З.З. в части совершения ими преступления, предусмотренного п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, было прекращено за недоказанностью участия в данном деянии (т. 2 л.д. 33 - 34).

Уголовное дело в отношении них по п. "б" ч. 3 ст. 161, п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ и А.А. по этим же статьям, а также по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ направлено для рассмотрения по существу в Верховный суд Республики Дагестан.

При рассмотрении дела прокурор в судебных прениях поддержал обвинение и просил осудить подсудимых по указанным статьям закона (т. 2 л.д. 218 - 221).

1 марта 1999 года Верховный Суд Республики Дагестан по собственной инициативе направил дело для дополнительного расследования, предложив органам следствия вменить в вину И.Р., З.З. и А.А. более тяжкие преступления, подпадающие под убийство и разбой, а также устранить существенные нарушения норм УПК РСФСР, допущенные при расследовании дела (т. 2 л.д. 230 - 235).

Данное определение было опротестовано государственным обвинителем, полагавшим определение суда, в том числе и касающееся необходимости применения закона о более тяжком преступлении, необоснованным (т. 2 л.д. 237 - 238).

При рассмотрении дела в кассационном порядке 27 апреля 1999 года Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации со ссылкой на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 года исключила из определения суда первой инстанции указание о необходимости применения к подсудимым закона о более тяжком преступлении, а в остальном оставила его без изменения (т. 2 л.д. 250 - 257).

Приняв дело к своему производству, прокурор отменил первоначальное постановление следователя о прекращении дела

производством в отношении З.З., И.Р. и А.З. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по тем основаниям, что суд первой инстанции признал необходимым применить в отношении указанных лиц закон о более тяжком

преступлении (т. 3 л.д. 4).

Однако при этом прокурор не учел, что данное указание суда было исключено из определения кассационной инстанцией.

После отмены постановления каких-либо следственных действий, направленных на установление возможности совершения осужденными более тяжкого преступления, проведено не было и А.З., И.Р., А.А. и З.З. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 162, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162, п. п. "в", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При новом рассмотрении дела суд постановил указанный приговор.

Таким образом, в нарушение положений, изложенных в ст. 352 УПК РСФСР, органы предварительного следствия отменили постановление следователя о прекращении уголовного дела в отношении И.Р. и З.З. ввиду недоказанности их участия в убийстве потерпевшей, сославшись на указание суда первой инстанции, хотя оно было исключено из определения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, как противоречащее постановлению Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года.

При таких обстоятельствах решение прокурора об отмене постановления о прекращении дела в отношении этих лиц является незаконным и принятым вопреки ст. 352 УПК РСФСР.

С учетом изложенного приговор в части осуждения И.Р. и З.З. по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу за недоказанностью их участия в совершении преступления, а из приговора и кассационного определения надлежит исключить осуждение А.А. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему ответственность за умышленное причинение смерти, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Подлежит отмене и определение о возбуждении уголовного дела в отношении Г.М. по ст. 307 ч. 1 УК РФ, как вынесенное с нарушением ст. ст. 118 и 123 ч. 3 Конституции Российской Федерации и постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 1999 года, из которых следует, что суд, как орган, осуществляющий правосудие, не вправе возбуждать уголовное преследование в отношении тех или иных лиц, выполняя тем самым функции органов обвинения.

В силу изложенного, руководствуясь п. п. 2, 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 26 августа 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 ноября 1999 года в отношении З.З. и И.Р. в части их осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ отменить и производство по делу прекратить за недоказанностью их участия в преступлении, исключить осуждение А.А. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Те же приговор и определение в отношении них, а также А.А. и А.З. изменить, переквалифицировать их действия с п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, назначив по ней наказание в виде лишения свободы: А.А. - на 6 лет 6 месяцев с конфискацией имущества; З.З. - на 6 лет с конфискацией имущества, И.Р. - на 6 лет без конфискации имущества, А.З. - на 5 лет 6 месяцев без конфискации имущества.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "з" и 161 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначить А.А. 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Назначить отбывание наказания А.З. и И.Р. в воспитательной колонии общего режима, З.З. - в исправительной колонии общего режима.

Определение Верховного Суда Республики Дагестан от 26 августа 1999 года о возбуждении уголовного дела в отношении Г.М. по ст. 307 ч. 1 УК РФ отменить.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"