||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 марта 2001 г. N 119п2001

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Р.М. Смакова на приговор Белгородского областного суда от 9 июня 1998 года, по которому

Г., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "д" УК РФ на срок 16 лет; по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на срок 2 года.

В силу ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчисляется с 9 декабря 1997 года.

Постановлено взыскать с Г. в пользу С. 2582 руб. (деноминированных) в возмещение материального вреда.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 сентября 1998 года приговор оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об исключении осуждения Г. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчении ему наказания, назначенного по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, до 15 лет лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест оставить без удовлетворения,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Г. признан виновным в том, что с особой жестокостью совершил убийство двух лиц, заведомо для виновного находившихся в беспомощном состоянии, а также путем поджога умышленно уничтожил и повредил чужое имущество.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

8 декабря 1997 года, в первом часу ночи, в селе Стрелецкое Белгородского района Белгородской области Г., имея при себе 1,5 литра самогона, вместе с В., Н.А. и Х. с целью завершить распитие спиртных напитков пришел к своему знакомому К. в д. N 14 по ул. Чапаева, где находился и ранее незнакомый ему Н.Е.

В доме все указанные лица стали распивать самогон. После того, как пьяный Н.А. лег спать, а В. и Х. ушли, Г. стал упрекать К. в неоказании материальной помощи его (Г.) брату, находящемуся в местах лишения свободы. На этой почве между Г. и К. возникла ссора, в ходе которой Г., испытывая возникшую личную неприязнь к К. и Н.Е., решил убить их.

С этой целью он, сознавая, что К. находится в беспомощном состоянии по причине отсутствия у него нижней конечности и тяжелой степени алкогольного опьянения, а поэтому лишен возможности оказать ему активное сопротивление, с особой жестокостью нанес К. руками и ногами, обутыми в ботинки, не менее четырех ударов в голову. После чего схватил со стола кухонный нож и нанес им К. не менее девяти ударов в голову, шею, предплечье и убил его.

Совершив убийство К., Г. стал преследовать Н.Е., который попытался уйти из дома. Настигнув Н.Е. во дворе дома у калитки, Г., сознавая, что Н.Е. пьяный и из-за полученных ранее травм передвигается при помощи костылей, в силу чего находится в беспомощном состоянии и лишен возможности оказать ему активное сопротивление, с целью убийства, проявляя особую жестокость, нанес Н.Е. не менее семи ударов руками и ногами, обутыми в ботинки, в жизненно важные органы - голову, шею, грудь и убил его.

После убийства К. и Н.Е., Г. 8 декабря 1997 года, около 3 - 4 часов ночи, с целью уничтожения трупов и имущества совершил поджог чужого имущества, положив перьевую подушку на горящую конфорку газовой плиты. В результате поджога было уничтожено и повреждено имущество на сумму 1262 деноминированных рубля, что является значительным ущербом.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Вина Г. в содеянном полностью установлена собранными по делу доказательствами.

Вместе с тем из приговора надлежит исключить осуждение Г. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. за убийство с особой жестокостью, по следующим основаниям.

По смыслу закона при квалификации убийства по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости.

При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Само по себе большое количество ранений, нанесенных потерпевшему, не может расцениваться как особая жестокость.

Квалифицируя действия Г., суд указал, что особая жестокость совершенных Г. убийств выразилась в том, что он в общей сложности нанес потерпевшим большое количество ножевых ранений, а также телесных повреждений в различные части тела, которые являются прижизненными.

Все это, по мнению суда, свидетельствует о том, что Г. перед лишением жизни, и в процессе совершения убийств причинял потерпевшим особые мучения и страдания.

Однако такой вывод суда нельзя признать правильным.

При совершении убийства с особой жестокостью виновный должен сознавать особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни последствия своего деяния, а также желать либо сознательно допускать именно такой характер лишения жизни потерпевшего.

По настоящему делу таких данных не имеется.

Как установлено судом, Г. нанес К. не менее четырех ударов в голову руками и ногами, а затем не менее девяти ударов ножом, а Н.Е. - не менее семи ударов руками и ногами.

Таким образом, количество телесных повреждений, причиненных каждому из потерпевших, в данной ситуации само по себе не свидетельствует об умысле на особую жестокость, а позволяет лишь сделать вывод о том, что Г., нанося потерпевшим телесные повреждения, преследовал цель лишения жизни потерпевших.

Каких-либо иных доказательств, свидетельствующих об умысле Г. на лишение жизни потерпевших с особой жестокостью, в приговоре не приведено и в деле не имеется.

При таких обстоятельствах осуждение Г. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

С учетом вносимых в приговор изменений наказание, назначенное Г. по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 105 УК и по совокупности преступлений, подлежит смягчению.

В силу изложенного, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Белгородского областного суда от 9 июня 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 сентября 1998 года в отношении Г. изменить: исключить осуждение по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 15 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в", 167 ч. 2 УК РФ, путем полного сложения наказаний окончательно назначить Г. наказание в виде 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"