||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 марта 2001 года

 

Дело N 66-Г01-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                               Кебы Ю.Г.,

                                                    Харланова А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 20 марта 2001 г. дело по заявлению прокурора Иркутской области о признании противоречащим федеральному законодательству, не подлежащим применению и недействующим Закона Иркутской области "О временном пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Иркутской области" по кассационной жалобе губернатора Иркутской области на решение Иркутского областного суда от 23 января 2001 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Власовой Т.А., полагавшей решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Иркутской области обратился в суд с заявлением о признании не подлежащими применению статей 4 и 10 Закона Иркутской области "О временном пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Иркутской области" N 249 от 09.10.95 (в редакции Законов Иркутской области от 09.10.98 N 43-оз и от 01.10.99 N 49-оз), ссылаясь на то, что требование ст. 4 в части обязанности работодателей, привлекающих иностранных граждан на работу, вносить гарантийный сбор на специальный счет УВД области противоречит ст. 20, 21 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ", а возложение обязанности на работодателя обеспечить прохождение иностранными гражданами медицинского осмотра в течение 3 дней противоречит Федеральному закону "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" от 15.08.96 N 114-ФЗ, Положению "О привлечении и использовании в Российской Федерации иностранной рабочей силы", утвержденному Указом Президента РФ от 16.12.93, и Федеральному закону "О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекцией)" N 38-ФЗ.

Ст. 10 Закона области, устанавливающая административную ответственность, противоречит ст. 184 КоАП РСФСР, т.к. предусматривает санкции большей тяжести.

Иркутский областной суд, рассмотрев данное дело в качестве суда первой инстанции, решением от 23 января 2001 г. заявление прокурора удовлетворил частично: признал ч. 7, ч. 8, ч. 9 ст. 4 и части 2, 3, 4 ст. 10 Закона Иркутской области "О временном пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Иркутской области" N 249 от 09.10.95 (в редакции Законов ИО от 09.10.98 N 43-оз и 01.10.99 N 49-оз) противоречащими федеральному законодательству, а в удовлетворении требований прокурора о признании противоречащей федеральному законодательству ч. 1 ст. 10 данного Закона отказал.

В кассационной жалобе, поданной губернатором Иркутской области, поставлен вопрос об отмене решения по тем основаниям, что суд неправильно применил нормы материального права и постановил незаконное решение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения жалобы и отмены решения, постановленного в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона.

Принимая решение об удовлетворении заявления прокурора, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оспариваемый прокурором в удовлетворенной части Закон Иркутской области противоречит федеральному законодательству и принят законодательным собранием области с превышением полномочий, предоставленных ему законом.

Этот вывод мотивирован, соответствует требованиям закона, и оснований для признания его неправильным не установлено.

Дав анализ действующему федеральному законодательству, устанавливающему правила пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации, порядок въезда, выезда, привлечения и использования в Российской Федерации иностранной рабочей силы, ответственность за нарушение указанных правил, суд обоснованно пришел к выводу, что установление Законом Иркутской области в оспоренной части обязанности работодателей, привлекающих иностранцев для работы, обеспечить прохождение иностранными гражданами и лицами без гражданства медосмотра, а также возложение на работодателей обязанности вносить гарантийный сбор до получения разрешения на привлечение иностранной рабочей силы противоречат федеральному законодательству.

Этот вывод мотивирован, и оснований для признания его неправильным не установлено.

Как следует из положений Конституции Российской Федерации и не противоречащих ей положений Федеративного договора, законодатель субъекта Российской Федерации, устанавливая административную ответственность за те или иные деяния, не вправе вторгаться в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального закона, и обязан соблюдать общие требования, предъявляемые к установлению административной ответственности и производству по административным делам.

Исследуя ст. 10 Закона области, ч. 2 и ч. 3 которой предусматривают административную ответственность за нарушение работодателем правил найма иностранной рабочей силы в виде штрафа от 5 до 50 минимальных размеров оплаты труда, суд с учетом названных положений пришел к правильному выводу, что данная норма Закона принята субъектом Российской Федерации с превышением своих полномочий.

При этом суд правильно исходил из того, что в данном же случае правила найма иностранной рабочей силы урегулированы вышеупомянутым Положением от 16.12.93, где в п. 12 предусмотрены последствия нарушения работодателем указанных в разрешении условий в виде приостановления действия разрешения либо его лишения.

Административная же ответственность должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, принимающих иностранных граждан, установлена ст. 184 КоАП РСФСР в виде штрафа в размере только до одного минимального размера оплаты труда.

Таким образом, пределы ответственности как самих иностранных граждан, лиц без гражданства (ч. 1 ст. 184 КоАП РСФСР), так и работодателей (ч. 2 этой же статьи) и лиц, пригласивших иностранных граждан по частным делам (ч. 3), федеральным законодательством определены, и субъект РФ не обладает полномочиями выйти за пределы соответствующего федерального закона, предусмотреть новые составы административной ответственности.

В соответствии со ст. 72 Конституции РФ вопросы здравоохранения, охраны прав граждан, установления административной ответственности находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъекта РФ, и согласно ч. ч. 2, 5 ст. 76 Конституции РФ законы и иные правовые акты субъекта РФ по вопросам совместного ведения должны соответствовать федеральным законам.

Исходя из этих положений норм Конституции РФ суд, пришел к правильному выводу об удовлетворении заявления в части признания не соответствующими федеральному законодательству ч. 7, ч. 8, ч. 9 ст. 4, а также ч. 2, ч. 3, ч. 4 ст. 10 Закона Иркутской области "О временном пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Иркутской области".

Все доводы, изложенные в кассационной жалобе о том, что оспариваемые прокурором положения областного Закона в удовлетворенной части приняты Законодательным Собранием области в пределах полномочий, предоставленных ему законом, и соответствуют федеральному законодательству, были проверены судом при разбирательстве дела и обоснованно, по мотивам, приведенным в решении, отвергнуты, как не основанные на законе.

Нарушений норм материального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом не допущено.

С учетом изложенных обстоятельств постановленное по делу решение следует признать законным, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, - необоснованными.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Иркутского областного суда от 23 января 2001 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу губернатора Иркутской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"